Главная

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Документальная история войны по материалам государственных архивов Вологодской области

Воинские части, военно-санитарные поезда и эвакогоспитали

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Вологжане – Герои Советского Союза

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Вологжане – узники фашистских концлагерей

Фронтовые письма

Вологодский тыл – фронту

Труженики тыла – Оште

Помощь вологжан эвакуированному населению

Помощь блокадному Ленинграду

Дети войны

Поисковое движение в Вологодской области

Единая информационная база на погибших вологжан (Парфинский район, Новогородская область)

«Хранить вечно»: областной кинофестиваль документальных фильмов

Стихи о войне вологодских поэтов-фронтовиков

Военные мемориалы, обелиски, парки Победы на территории Вологодской области: фотоальбомы

© Вологодская областная универсальная научная библиотека, 2015 г.

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Михеев В.И.
Враг был отброшен

Осенью 1941 года враг блокировал Ленинград, захватил Тихвин. Немецко-фашистские полчища рвались к Вологде, стремясь захватить железнодорожный узел и тем самым отрезать весь Север. Немалую роль в этом гитлеровцы отводили своим финским сателлитам. Вся северо-западная часть Вологодской области в начале войны оказалась прифронтовой, а бывший Оштинский район, объединенный сейчас с Вытегорским, был частично оккупирован белофинскими войсками. Но дальнейшее продвижение их в глубь области было остановлено подоспевшими частями Советской Армии. В коварные планы врага входила попытка объединиться здесь с немецко-фашистскими войсками и тем самым замкнуть второе кольцо блокады вокруг Ленинграда.

Кроме того, белофинны вынашивали план создания так называемой «Великой Финляндии». Вот что, например, показал на допросе один военнопленный: «Финские офицеры убеждают солдат, что мы воюем за «Великую Финляндию»... Ее границы должны проходить у Онежского озера, Беломорско-Балтийского канала, до Кандалакши. Все остальное: Мурманск, Петсамо и далее должно принадлежать немцам».

В начале октября белофинны заняли Вознесенье, а затем вплотную приблизились к Оште. Лодейное Поле, Подпорожье были заняты немцами. В эти тревожные дни началась эвакуация населения, проходившая в условиях осенней распутицы и часто под обстрелом противника. Было эвакуировано население пяти сельсоветов и районного центра – всего более 15 тысяч человек. Непосредственная опасность создавалась для Вытегры. Город подвергался бомбардировкам и обстрелу. Не обошлось без жертв среди гражданского населения. При обстреле заречной семилетней школы были убиты учитель Самойлов и ученик Ромов, тяжело ранены несколько учащихся и учительница Казаринова.

Первыми встретили наступавших щюцкоровцев (так называли финских фашистов) бойцы Оштинского истребительного батальона, во главе которого стоял первый секретарь райкома партии Александр Ефремович Ершов. Более ста коммунистов и комсомольцев составляли основу отряда.

А в это время в Вытегре спешно разгружалась прибывшая туда стрелковая дивизия, перед которой была поставлена задача задержать дальнейшее продвижение финских войск. Несмотря на то, что бойцы соединения были измотаны непрерывными боями под Петрозаводском, достигнув Ошты, они прямо с марша вступили в бой с противником. Упорные бои разгорелись за деревню Симаново, переходившую неоднократно из рук в руки. Были отбиты у врага населенные пункты Осипово и Коромыслово. Все попытки щюцкоровцев форсировать реку Ошту не увенчались успехом. Храбро и мужественно сражались воины дивизии за оштинскую землю, и враг вынужден был перейти к обороне.

Дивизионная газета в то время неоднократно писала о героях-бойцах. Так, инициатором движения снайперов-истребителей в дивизии стал боец Закатов, умело применявший обыкновенную русскую трехлинейную винтовку. Взвод его размещался в полуразрушенном деревянном доме. Однажды, поднявшись на чердак, он стал смотреть в ту сторону, где окопался враг. Щюцкоровцы ходили тогда по чужой земле, как дома, в полный рост. Бывший тихвинский лесничий сразил троих. Затем счет заметно вырос и уже составил десятки убитых врагов. Закатов снимал то часового, то денщика, отправленного за обедом для господина офицера. Своему искусству он обучал товарищей. В те дни дивизионная газета писала: «Пусть разгорается ярче, сильнее ярость закатовского огня».

Рядом с воинами дивизии героически сражались бойцы истребительного батальона. Смертью храбрых пали отважные воины Павел Громцев и Александр Лукинский. В марте 1942 года дивизия, в отдельных ротах которой оставалось 12-15 бойцов, была заменена свежими частями, прибывшими из Тюмени. И вновь разгорелись ожесточенные сражения, о которых в сводках информбюро говорилось как о «боях местного значения».

Конечно, на этом участке фронта не решалась судьба нашей Родины, но эти бои сковывали значительные силы противника и облегчали положение наших частей, дравшихся под Ленинградом и Тихвином. Участник боев за Ошту майор запаса Б. Манн записал 25 мая 1943 года: «Ошта, Ошта! Сколько ты испытала на себе тяжелых ударов, ты вся обгорела, вся разрушена, а мы тебя любим и не отдадим на поругание. Когда я писал об Оште, я вспоминал и родную Одессу. Здесь в Оште я расчищал дорогу в родной город».

Озверевший враг, планы которого оказались сорванными, вымещал свою злобу на попавших к нему в плен красноармейцах и командирах. Долго и жестоко терзали щюцкоровцы отважного капитана – москвича Василия Жерносекова, случайно попавшего к ним в плен во время разведки. На третьи сутки, когда финны бежали под натиском наших войск, его труп был обнаружен в сарае. Капитана трудно было узнать. На лбу выжжена пятиконечная звезда, язык отрезан, ноги и руки переломаны. Советский воин принял мучительные испытания, но не выдал врагу военной тайны.

А вот что показал взятый в плен капрал: «Командир седьмой роты 30-го пехотного полка подвел к замученному насмерть пленному красноармейцу и приказал мне отрубить ему голову топором, что я и сделал. На следующий день на командном пункте приказал мне выварить эту голову в котле ротной бани. Вываренный череп я сдал. Когда лейтенант уехал в отпуск домой, он увез этот череп в качестве подарка». В районе деревни Репино нашими разведчиками были обнаружены трупы бойцов, зверски замученных, затем замороженных. Они стояли с вытянутыми вперед палками вместо ружей. Местность кругом была заминирована.

Значительный ущерб захватчики нанесли народному хозяйству Оштинского района. Целиком были уничтожены деревня Коромыслово, Андреево, Карпино, Поздняково, Симаново, Осипово, Курпаки, Ивки и другие. Артиллерийским огнем врага был полностью разрушен районный центр, уничтожено 1166 зданий, из них 11 школьных.

Тщетно злобствовал враг, дни его пребывания на вологодской земле были сочтены. В июне 1944 года подразделения дивизии перешли в наступление. Всю ночь с 18 на 19 июня шел жаркий артиллерийский бой. Противник имел глубоко эшелонированную оборонительную систему: дзоты и доты с развитой системой траншей, ходов сообщения, проволочных заграждений, минных полей. Через каждые три-четыре километра нужно было с боем преодолевать эти укрепления. По обочинам дороги финны оставляли блестящие, красивые карманные фонарики и другие предметы, соединенные с фугасами. Вся дорога на Вознесенье и местность вправо и влево были заминированы. По данным инженерного управления Карельского фронта, только на территории Оштинского района имелось 123 минных поля, на которых было установлено 56366 мин, занимавших площадь 124 квадратных километра.

Но ничто не могло остановить натиск наших войск. 18 июня 1944 года оштинская земля Вологодской области была полностью освобождена, а 26 июня сюда пришел особый саперный батальон, состоявший в основном из молодых девушек-комсомолок. Им предстояла опасная работа: очистить поля от мин. К 20 сентября было разминировано 15 минных полей площадью в 48 квадратных километров. Сложность разминирования состояла в том, что белофинны использовали до 30 различных видов мин, многие из которых заросли травой, покрылись дерном, и их нелегко было обезвредить. В ходе разминирования 13 человек погибло, 50 было ранено. В числе погибших восемнадцатилетняя девушка из села Девятины Женя Панфилова.

На холме, над братской могилой, что в центре Ошты, высится памятник. Высеченные золотыми буквами на мраморных плитах имена павших напоминают живущим сегодня, какой ценой завоевано счастье.

Источник: Михеев В.И. Враг был отброшен / В. Михеев // Коммунист. – Череповец, 1975. – 13 апреля.