Главная

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Документальная история войны по материалам государственных архивов Вологодской области

Воинские части, военно-санитарные поезда и эвакогоспитали

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Вологжане – Герои Советского Союза

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Вологжане – узники фашистских концлагерей

Фронтовые письма

Вологодский тыл – фронту

Труженики тыла – Оште

Помощь вологжан эвакуированному населению

Помощь блокадному Ленинграду

Дети войны

Поисковое движение в Вологодской области

«Хранить вечно»: областной кинофестиваль документальных фильмов

Стихи о войне вологодских поэтов-фронтовиков

Военные мемориалы, обелиски, парки Победы на территории Вологодской области: фотоальбомы

© Вологодская областная универсальная научная библиотека, 2015 г.

Вологодский тыл – фронту

Сидорова В.А.
Труженики тыла в годы Великой Отечественной войны

В Вытегорском районе в нескольких километрах от Ошты проходил рубеж обороны. В память об этом позже установили каменный обелиск с надписью «Здесь был остановлен враг 1941-1944 гг.» Эти слова говорят о многом...

До войны Ошта была районным центром и объединяла 12 сельсоветов. В первые месяцы войны Оштинский район стал прифронтовым. К 22 сентября 1941 г. финские части подошли к рубежу Свирьстрой – Подпорожье – Вознесенье, в связи с чем в первых числах октября в районе началась эвакуация жителей четырёх сельсоветов: Оштинского, Курвошского, Торозерского и Нижне-Водлицкого. Оборонительная полоса была протяженностью в несколько километров и пролегала по левому взгорью каменной речки Ошты, которая брала истоки на Ленинградской земле и впадала в Онежское озеро.

Более 900 дней и ночей не умолкали здесь огненные залпы, пулемётная и автоматная стрельба. Жаркие боевые сражения с фашистскими захватчиками вели бойцы истребительного батальона, воины 272-и и 368-й стрелковых дивизий. Мы всегда будем помнить об их подвигах.

Особо следует отметить работу тружеников тыла во время войны. Почти на всех участках трудового фронта в это время работали женщины и подростки. Промышленные предприятия были переведены на выпуск оборонной продукции. Так, Белоручейский мехлеспункт, фабрика им. К. Маркса, Райпромкомбинат, Рудхимартель, Разнопромартель и др. выпустили вооружения и снаряжения на сумму 253 тыс. рублей, в том числе: мины 82 мм, ножи с ножнами, лыжи с палками, печки-времянки, санитарные носилки, гранатные сумки, пантронташи, маскировочные халаты. Производство мин 82 мм было организовано в мастерских Белоручейского леспромхоза.

Огромную работу проделали речники Оштинского района, они сумели сохранить Мариинскую водную систему и обеспечили её бесперебойную работу летом. По Мариинке проходила эвакуация населения Ленинградской области и Карелии, шло снабжение для частей 7-й армии.

Женщинам приходилось овладевать новыми профессиями, считавшимися ранее «мужскими». Так команда буксирного парохода «Кета» в большинстве своём была укомплектована женщинами. В МТС в годы войны работали почти все женщины. Наравне с мужчинами работали женщины в лесопунктах. Сельхозартели, несмотря на отсутствие техники, мужской силы, успешно выполняли планы сева и уборки, поставки сельхозпродуктов государству. При этом в каждой семье уполномоченные описывали хозяйство и устанавливали специальные нормы: необходимо было сдать для фронта масло, картофель, 30 кг мяса, 30 штук яиц, 0,5 кг шерсти, 300 л молока.

Регулярно тыловики отправляли на фронт бойцам полушубки, валенки, рукавицы, носки, свитера... Всего было отослано более 13 тысяч тёплых вещей, собраны крупные суммы денег на танковые колонны, авиаэскадрильи. Население Оштинского района трудилось под девизом «Всё для фронта, всё для Победы». Люди участвовали в строительстве дорог, оборонительных рубежей, а по окончании военных действий самоотверженно разминировали территорию Ошты, восстанавливали хозяйство района.

Во время Великой Отечественной войны деятельность Оштинской разнопромартели была разносторонней. Она не только шила для нужд фронта одежду, обувь, она вела лов рыбы, заготовляла лес, корм для колхоза, но и имела подсобное хозяйство, где каждый росток был на строгом учёте. В одном из архивных документов от 21 января 1942 года сказано: «Отпущено со стирки белья воинской части – кальсонов 125 штук, рубашек – 150, мешков-тюфяков – 4 штуки».

В протоколе производственного совещания Мегорского куста от 14 августа 1944 года читаем: «Мы, члены промартели сапожных, портняжных и катавальных мастерских, горя желанием оказать максимальную помощь Красной Армии по быстрейшему разгрому немецко-фашистских захватчиков, включаемся в предоктябрьское соцсоревнование и обязуемся выполнить годовой план к 26-й годовщине Октября, дать стране сверх плана продукции на 35 тысяч рублей». Мастера того времени не только добросовестно работали, давали отличное качество выпускаемых изделий, но отдавали для фронта свой однодневный заработок, оставались на работе «на часик» дольше. Выработанная ими за это время продукция тоже шла в фонд помощи Красной Армии.

Оккупация части Оштинского района значительно ослабила его, ведь на пять прифронтовых сельсоветов приходилось 47% удельного веса экономики района. Резко сократилось количество посевных площадей. До эвакуации район имел посевную площадь 5730 га, после эвакуации – 3237 га. Снизилась урожайность, значительно сократилось поголовье скота: коров, овец и свиней. Из-за того, что район полностью оказался отрезанным от транспортных путей, требовалось большое количество тягловой силы. Бездорожье, осенняя распутица и дальние переезды по лесным дорогам привели к тому, что сотни лошадей погибли: на 1 января 1941 года их насчитывалось 1773 головы, на 1 января 1942 года – уже 1300, на 1 апреля 1942 года – только 950 голов.

Сложности с выполнением плана по сдаче хлеба государству, с обеспечением населения и армии вынуждали руководство района принимать неординарные решения. По договорённости с военным командованием в прифронтовые сельсоветы (Нижне-Водлицкий, Верхне-Водлицкий и Торозерский) были направлены небольшие группы работоспособных колхозников, которые, несмотря на риск, провели весенний сев на площади 107 га. Они охраняли посевы озимых культур, вели подготовку к уборке и обмолоту урожая, принимали меры по сохранению материальных ценностей в прифронтовой полосе.

Неимоверно трудной была уборка урожая с площади 2930 га в 1942 году. Предстояло убрать хлеб непосредственно на линии фронта, в расположении обороны наших войск и на нейтральной полосе. Руководство района совместно с командованием 368-й стрелковой дивизии разработало план мероприятий по уборке урожая. Для этих целей были мобилизованы 490 лучших колхозников, рабочих и служащих, созданы фронтовые бригады во главе с работниками РК ВКП(б), райисполкома, РК BЛKCM. Перед людьми была поставлена боевая задача: «Невзирая ни на что, при любых трудностях убрать урожай до последнего колоска». Уборка озимой ржи (220 га) в колхозах «Пионер», «Колос», «Победа», «Пробуждение», «Ударник», «Большевик» была связана с большим риском для жизни людей. Эта территория систематически обстреливалась противником, поэтому работали обычно поздно вечером, ночью и рано утром.

Урожай с полей колхозов «Наш путь», «Заря», «Работник», «Красный маяк», «25-е Октября», находившихся всего в 100-500 метрах от линии обороны противника, частично был убран бойцами воинских подразделений. По состоянию на 10 сентября 1942 года в районе были убраны зерновые с 1660 гектаров, в том числе в колхозах, вошедших во фронтовую полосу, с 451 гектара. В большинстве колхозов уборку урожая производили вручную, серпами, был организован и подбор колосков. С желанием помочь армии поскорее освободить родную землю от врага трудились все жители района от мала до велика.

Вот что сообщала 15 октября 1942 года в докладной записке в райком ВКП(б) об уборке урожая в прифронтовом колхозе «Пионер» Оштинского сельсовета бригадир А.Н. Павшукова: «5 сентября 1942 года по командировке РК ВКП(б) бригада в количестве 16 человек из состава служащих, куда входили коммунисты, комсомольцы и несоюзная молодёжь, прибыли в прифронтовой колхоз «Пионер», деревни Мироново, Осипово, Копово, Димшино на уборку ржи. В первый день нашей работы все вместе вязали снопы, работали до 7 часов вечера. Жили в д. Мироново в одном из домов, питались всё время одним хлебом. Вечером, после работы, бригаду разбили на три звена. Первое моё звено в составе 5 человек, второе – Холондович – 6 человек и третье звено – Богданова – 4 человека, которые всё время занимались вывозкой и скирдованием. 6 сентября начали жать в Осиповском поле, расстояние от поля до передовой линии фронта – 500-600 метров. Девушки моей бригады Андронова, Ишутина, Чеснокова и др. впервые взяли в руки серпы. В этот день финны произвели редкие выстрелы из миномётов через наше поле. Работали без отрыва до 8 часов вечера. Когда впервые летали над головой снаряды и мины, девушки в некоторой степени боялись, думая, что снаряды летят прямо на них. Поднимая их дух и настроение, работали, не уходя с поля, и выполняли дневную норму выработки на 100%, несмотря на то, что только учились жать. Работали от темна до темна. 7 сентября в 3 часа дня финны стали бить по нам из орудий, наша артиллерия давала ответные выстрелы, нам по приказу двух лейтенантов пришлось оставить работу. После прекращения стрельбы снова стали жать и дневную норму опять выполнили на 100%. 8 числа уже работали от передовой линии фронта метров 250-300. Стреляли вначале из винтовок, а после обеда, с 12 часов из-за сильного огня с обеих сторон пришлось оторваться два раза от работы и, несмотря на это, норму перевыполнили на 130%. 9 числа с утра была взаимная перестрелка из миномётов. Оторвались от работы с 3-х до 4-х часов из-за сильного миномётного огня. После затишья продолжили работу. Привычка, настойчивость, ненависть к врагу преодолела всё. И чем больше производили стрельбу финны, тем лучше стали работать. Научились жать и всей душой ненавидеть врага. Не струсили, не бросили работы самовольно, рискуя жизнью своей, в последующие дни стали перевыполнять ежедневно норму от 100 до 150-200%. Падали осколки от снарядов к ногам, летали пули винтовочные мимо ушей. Работали, не покладая рук. Во время перерывов были организованы среди колхозников читки газет – сводки Совинформбюро. Жизнь и работа проходили по-фронтовому. Вернулись все в полном порядке, и задача, поставленная райкомом, была выполнена с честью».

Самоотверженный труд женщин и подростков был настоящим подвигом в годы войны. Жили трудно, голодно. На карточки выдавали по 300 граммов хлеба. Чтобы выжить, собирали мох, сушили, потом толкли и подмешивали в муку. Сушили травы и заваривали вместо чая. А летом настоящим лакомством были дудки и кислица.

Семья Сотиных жила в д. Симаново Оштинского сельсовета. Когда началась война, Василий Петрович ушел на фронт. Его дочь, Сотина Дина Васильевна вспоминает: «Из Ошты мы были эвакуированы в с. Коштуги, там и жили всю войну. Мама осталась с четырьмя детьми и бабушкой. Дети все маленькие, старшей 7 лет, мне пятый, Алле – 2 года, младшему братику 6 месяцев. Мама работала техничкой в детском саду. Нам, эвакуированным, давали хлебный паёк, и хотя он был небольшим, мама делила его на маленькие кусочки на весь день. У нас не было ни овощей, ни картошки, ничего, все осталось в Оште. Для переезда была выделена одна лошадь, поэтому взять одежду и продукты не смогли, на телегу усадили детей и поехали в том, что было одето на себя. На другой день после отъезда узнали, что деревню Симаново захватили финны, и все, кто отказался от эвакуации, попали в плен. Летом 1942 г. набирали добровольцев на уборку хлеба в Ошту. Мама оставила детей с бабушкой и поехала убирать хлеб. Оттуда привезла сухарей. Когда стала работать, покупала молоко и кто что даст. Так и жили, трудно было, бедно. В 1943 г. вернулся с фронта папа, без ноги, на костылях. Его сразу взяли на работу в райком партии. Ходить не мог, его возили на работу и с работы на лошади».

Другой житель Ошты, Мартынов Виктор Игнатьевич, 1935 года рождения, вспоминает: «Из нашей семьи на фронт ушел отец, Мартынов Игнатий Федорович, дома оставались мама, бабушка и трое детей (младший во время эвакуации умер). Работали в колхозе «Единый труд». Было очень тяжело, колхозные поля вскапывали вручную, лопатами. В деревне оставались одни женщины, старики и дети, для работы в поле не хватало людей, инвентаря. За работу ставили трудодни, а на трудодни давали зерно. У каждой семьи было подсобное хозяйство. Того, что давали на трудодни, не хватало, есть было нечего, питались мхом и разной травой. Кроме того, существовали задания по поставкам продукции государству. Уполномоченные описывали хозяйство и устанавливали налог: необходимо было сдать масло, 30 кг мяса, картофель, яйцо 30 шт., шерсть полкилограмма, молоко 300 литров. Заготовленные дрова возили на санках. Лечились домашними средствами, лекарств не было. Из деревни на фронт ушло 14 человек, а вернулось 7».

Несмотря на все лишения, они выстояли и помогали фронту всем, чем могли. Можно с гордостью сказать, что труженики тыла вместе с воинами Красной Армии ковали общую Победу.

Источник: Сидорова В.А. Труженики тыла в годы Великой Отечественной войны / В.А. Сидорова // Историческое краеведение и архивы. – Вологда, 2010. – Вып. 17. – С. 184-189.