Главная

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Документальная история войны по материалам государственных архивов Вологодской области

Воинские части, военно-санитарные поезда и эвакогоспитали

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Вологжане – Герои Советского Союза

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Вологжане – узники фашистских концлагерей

Фронтовые письма

Вологодский тыл – фронту

Труженики тыла – Оште

Помощь вологжан эвакуированному населению

Помощь блокадному Ленинграду

Дети войны

Поисковое движение в Вологодской области

«Хранить вечно»: областной кинофестиваль документальных фильмов

Стихи о войне вологодских поэтов-фронтовиков

Военные мемориалы, обелиски, парки Победы на территории Вологодской области: фотоальбомы

© Вологодская областная универсальная научная библиотека, 2015 г.

Вологодский тыл – фронту

Некрасов К.Н.
Для фронта, для Победы

Вытегорский район в первые же месяцы Великой Отечественной войны оказался прифронтовым. Через него проходила эвакуация населения Ленинградской и Новгородской областей, Карело-Финской республики.

Даже сейчас, когда прошло больше четверти века, тяжело воспоминать эти дни. Люди, прибывающие в Вытегру, не могли быть сразу же отправлены дальше, так как малые по размеру шлюзы бывшей Мариинской водной системы не пропускали больших судов. Город был забит людьми. По размокшим от дождя и снега дорогам ползли конные обозы с дрожащими от холода женщинами, детьми и стариками.

Эвакуационный пункт при райисполкоме работал круглосуточно, но этого было недостаточно.

В первых числах октября районные организации бывшего Оштинского района начали эвакуацию в необъятные шимозерские леса.К этому времени финны заняли поселок Вознесенье, расположенный в устье реки Свирь и перерезали грунтовый тракт Вытегра – Лодейное Поле.

Расположенные в трех километрах от конторы леспромхоза Девятинские механические мастерские, занимающиеся ремонтом речных судов, были также эвакуированы в города Белозерск и Кириллов. При эвакуации было увезено основное оборудование мастерских, уехали почти все квалифицированные рабочие. Находящаяся при мастерских вагранка для литья чугунных изделий была разрушена.

Подготавливался к эвакуации и наш леспромхоз. При загруженности флота, работающего на линии Вытегра-Череповец, думать о полной эвакуации леспромхоза (люди, оборудование и механизмы) было бессмысленно и неосуществимо. Поэтому предусматривалось отправить в первую очередь в один из леспромхозов области людей и самое необходимое оборудование механических мастерских.

Но фронт относительно стабилизировался, и коллектив леспромхоза продолжал работать, учитывая условия военного времени. Хотя план по количеству кубометров был снижен в сравнении с довоенным временем, но он стал емким по качеству, по сортиментному составу.

Надо было успеть, пока стояли скованные морозом болота, найти в лесных массивах, срубить, подвезти к узкоколейке и вывезти спецсортименты: авиасосну, авиаберезу, ружейную болванку, лыжный кряж и другие. Люди, соприкасающиеся или имеющие дело с таким спецлесом, знают, что каждый хлыст, могущий дать выход спецсортимента, надо искать в лесу «днем-с-огнем».

Заготовкой и вывозкой на нижний склад выполнение плана по специальным сортиментам не кончалось. Условия военного времени обязывали нас организовать на нижнем складе дальнейшую переработку древесины. Авиасосну распиливали на бруски, ружейную березу – на болванки и т. д.

Край наш лесной, бездорожный, с суровыми снежными зимами. Особенно много снега выпало в первую военную зиму, поэтому нашим воинам требовалось много лыж. И не простых лыж, а способных выдерживать значительную нагрузку. Белоручейцы обеспечили фронт достаточным количеством высококачественных лыж.

Шпалозавод леспромхоза не прекращал работу в течение всей войны. Трудились на нем исключительно одни женщины во главе с мастером Алексеем Егоровичем Замориным. Работая в две-три смены, они обеспечивали шпалопиление и распиловку спецсортиментов.

А. Е. Заморин и сейчас продолжает трудиться в тарном цехе леспромхоза. Только продукция, которую он выпускает сейчас, самая мирная – дощечка для помидорных и яблочных ящиков.

Планы немецко-финских войск – замкнуть второе кольцо блокады вокруг города-героя Ленинграда – провалились благодаря мужеству и стойкости советских воинов и оштинских партизан. Однако нашим воинам тяжело было сдерживать хорошо вооруженных, рвущихся к городу Тихвин, финнов.

Остро ощущалась на фронте нехватка 82-миллиметровых мин. Тогда-то и было решено организовать их производство в мастерских Белоручейского леспромхоза.

Следует сказать, что ни директор леспромхоза Вениамин Иванович Куклев, ни автор этих строк не имели ни малейшего представления о том, как эти мины делаются.

Пришлось перерыть местные библиотеки, прочесть множество книг и брошюр, расшифровать формулы постройки вагранок для литья чугунных изделий. Усвоено было очень много и за очень короткий срок.

В первую очередь нужны были рабочие и инженерно-технические работники: литейщики, формовщики, токари, слесари и инструментальщики. Причем вопрос с подбором кадров мог быть решен только за счет сильно поредевшего к концу 1941 года коллектива леспромхоза.

Было принято решение: построить литейный цех с разливочно-формовочным залом и модельной, расширить механические мастерские за счет использования помещения паровозного депо и подобрать помещение, в котором можно было бы начинять готовые корпуса мин взрывчаткой.

Время же, которое должно было уйти на строительство литейки, расширение и переоборудование механических мастерских, планировалось использовать для подготовки кадров. Основным костяком специалистов литейного цеха и механических мастерских были рабочие паровозного депо и узкоколейной железной дороги.

Работы по строительству литейного цеха велись круглосуточно. Одновременно, непосредственно у станков, обучались токари, слесари, сверловщики. Много подростков стало к станкам. Были среди них и братья Богдановы – Михаил и Егор.

Большую помощь в подготовке специалистов оказали прикомандированные солдаты Оштинского фронта, рабочие высокой квалификации товарищи Сорокин и Аксенов. Они-то вместе с бывшим начальником паровозного депо И.И. Пелевиным и В.Д. Федотовым вынесли на своих плечах основную тяжесть работ по расширению механических мастерских и подготовке из 16-17-летних подростков квалифицированных рабочих.

Товарищи Сорокин и Аксенов, чтобы не тратить времени на отдых, поставили свои койки в одном из углов мастерских, и в буквальном смысле слова дневали и ночевали в цехе, где обучали молодых рабочих, руководили монтажом оборудования, испытательных стендов, изготовлением измерительных инструментов.

В строящемся литейном цехе в это время мастер-литейщик Федор Иванович Лобайдин обучал молодых рабочих искусству формовки. Он показывал, как надо набивать формовочные ящики, как уплотнять формовочный песок, как соединять отдельные части формы в одну целую.

Учениками были в основном рабочие транспортного цеха. Бригадиром формовщиков стала Анастасия Николаевна Кононова. Сейчас она пенсионерка, проживает в г. Вытегре. В бригаду А.Н. Кононовой входили в основном женщины. Среди них были Валентина Трофимовна Турунова, Александра Васильевна Крашенникова, Валентина Арсентьевна Федоткова, сестры Вера и Юлия Калинг и другие.

Изучала правила приемки и ГОСТы Александра Павловна Шелепина, готовясь стать начальником отдела технического контроля по приемке корпусов мин.

Если тяжело было строить литейку, расширять механические мастерские, готовить кадры в условиях военного времени, то не легче было отыскать все необходимое сырье и материалы, необходимые для производства мин. А нужно было многое. И формовочный песок, и огнеупорную глину, и известь для добавок при литье чугуна…

К счастью, многие материалы были буквально у нас под ногами. По формовочному песку мы ходили, огнеупорная глина залегает под Вытегрой, там еще не завалились старые штольни. Когда-то эта глина отправлялась на литейные заводы Ленинграда и Петрозаводска. Богата вытегорская земля и известью. Через известняки пробит судоходный канал (старая Мариинская система).

Кроме того, для литейного производства требовались чушковый чугун, металлолом, кокс, сода, прочие добавки, токарные и сверловочные станки.

Все это было в свое время завезено для продолжения строительства Волго-Балтийского водного пути. Но ликвидком стройки отказался нам выдать требуемое. Пришлось обращаться в районный комитет ВКП(б) к первому секретарю Платону Николаевичу Николаеву (ныне проживает в городе Вологде). Все просимое мы получили.

На календаре – ноябрь. Ноябрь первого года войны. К этому времени в сроки, не мыслимые в условиях мирного времени, коллектив леспромхоза сумел подготовить все необходимое и приступить к производству корпусов 82-миллиметровых осколочных мин.

В конце декабря 1941 года к нам прибыли представители фронта. Они ознакомились с производством, на котором было занято к тому времени около двухсот человек, и решили, чтобы мы зарядили аммонитом двести-двести пятьдесят корпусов мин. В леспромхоз был доставлен миномет и произведен пробный отстрел нескольких десятков мин. Отстрел был произведен в январе 1942 года и дал удовлетворительные результаты – так было записано в акте испытаний представителями фронта.

В Вологодском областном партийном архиве хранится протокол № 123 заседания бюро Вытегорского РК ВКП(б) от 11 февраля 1941 года.

На заседании присутствовали члены бюро товарищи Николаев, Кошкин, Савченко, Дорожкин, Родин, Паршаков, Широгоров и секретарь Вологодского обкома ВКП(б) товарищ Дербинов. На заседании был заслушан доклад директора Белоручейского леспромхоза В.И. Куклева о производстве и дважды проведенных испытаниях мин, утверждены мероприятия по расширению производства мин, оказанию помощи этому производству и, как непреложный закон военного времени, был утвержден твердый график выпуска нескольких тысяч мин.

Так вытегорскими лесозаготовителями была оказана реальная помощь фронту.

Источник: Некрасов К.Н. Для фронта, для Победы / К. Некрасов // Красное знамя. – Вытегра, 1967. – 5, 10 октября.