Главная

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Документальная история войны по материалам государственных архивов Вологодской области

Воинские части, военно-санитарные поезда и эвакогоспитали

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Вологжане – Герои Советского Союза

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Вологжане – узники фашистских концлагерей

Фронтовые письма

Вологодский тыл – фронту

Труженики тыла – Оште

Помощь вологжан эвакуированному населению

Помощь блокадному Ленинграду

Дети войны

Поисковое движение в Вологодской области

Единая информационная база на погибших вологжан (Парфинский район, Новогородская область)

«Хранить вечно»: областной кинофестиваль документальных фильмов

Стихи о войне вологодских поэтов-фронтовиков

Военные мемориалы, обелиски, парки Победы на территории Вологодской области: фотоальбомы

© Вологодская областная универсальная научная библиотека, 2015 г.

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Конасов В.Б.
Оштинская эвакуация

Чрезвычайная обстановка, сложившаяся под Ленинградом и в целом на северо-западном направлении, уже летом 1941 года предопределила важнейшую роль Вологодской области в эвакуации населения, промышленного оборудования и прочих материальных ценностей. В докладной записке обкома партии, адресованной председателю совета по эвакуации Н.М.Швернику, говорилось, что по состоянию на 21 июля 1941 г. в области расселено 30976 человек, еще 220 тысяч проследовало по железной дороге через Вологду и 36 тысяч эвакуировалось судами Шекснинского и Сухонского речного пароходств. К 1 апреля 1943 года на Вологодчине было размещено 165160 человек, а всего к указанной дате через область проследовало различными видами транспорта 3119605 человек[1].

К настоящему времени наиболее изученной является проблема эвакуации и расселения на вологодской земле жителей блокадного Ленинграда[2]. Гораздо менее исследован вопрос о пребывании в нашем крае эвакуированных жителей Прибалтики, Белоруссии, Карелии, Мурманской и других областей[3]. Малоизвестной страницей военной биографии Вологодской области продолжает оставаться и эвакуация жителей Оштинского района, частично подвергшегося вражеской оккупации. Именно этой проблеме посвящена настоящая статья.

К началу Великой Отечественной войны в Оштинском районе, граничившим с Ленинградской областью и выходившим на севере к Онежскому озеру, проживало 13020 жителей. Уже 8 июля 1941 года Оштинский райком ВКП(б) принимает решение о выполнении ряда оборонных мероприятий. В срочном порядке создаются рота и взводы добровольного народного ополчения в Оште, селах Мегра, Нижняя Водлипа и Шимозеро. В двадцатых числах сентября 1941 года линия фронта вплотную приблизилась к территории Оштинского района. По приказу командующего 7-й Отдельной армии К.А.Мерецкова в район Вознесенья (поселок Ленинградской области, располагавшийся в 17 км от Ошты), прибыл 74-й отдельный разведывательный батальон 71-й стрелковой дивизии. В эти же дни первый секретарь Оштинского райкома Ф.П. Ильин поставил перед партийным руководством области вопрос о необходимости частичной эвакуации населения и материальных ценностей. Однако никаких указаний на этот счет из Вологды не поступило[4].

Медлило с отдачей распоряжения об эвакуации и командование 7-й Отдельной армии. Согласно директиве Ставки ВГК от 2 июля 1941 года перебазирование людей, государственного и колхозного имущества разрешалось производить лишь за 5 суток до отхода войск Красной Армии[5]. На практике, однако, указание приступить к эвакуации районные власти получили лишь в начале октября 1941 года, когда финны уже форсировали Свирь и захватили Вознесенье. Предложенный для вывоза населения, транспортировки скота и имущества срок (одни сутки) был явно нереален. Эвакуация жителей Оштинского, Кур- вошского, Нижне-Водлицкого и Верхне-Водлицкого сельсоветов проходила в спешном порядке, ощущалась острая нехватка в лошадях, машинах. 5 октября Оштинский истребительный батальон был вынужден вывозитьиз райцентра Ошты оставшееся имущество и жителей под артиллерийским обстрелом противника. При этом незаурядное мужество и личную инициативу проявили бойцы А.А.Сотин, А.С.Чванин, шофер райпотребсоюза А.С.Анчукова[6].

Справедливости ради надо сказать, что партийное руководство района успело принять план эвакуации за несколько дней до описанных событий. 30 сентября 1941 года была создана на случай возможной эвакуации «тройка», в которую вошли первый секретарь райкома ВКП(б) Ф.П.Ильин, председатель райисполкома А.И.Лазарьков и начальник районного отдела НКВД Н.А. Шаров. Тогда же был утвержден и план вывоза секретных и денежных документов, государственного и колхозного имущества, людей. Причем семьи партийных и советских работников, руководителей организаций и учреждений эвакуировались в первую очередь (сразу же после отправки секретных и финансовых документов)[7].

28 октября 1941 года обком ВКП(б) был проинформирован о том, что на совместном совещании военного командования и «тройки» было принято решение все население Оштинского района не эвакуировать, ограничившись вывозом в тыл жителей четырех сельсоветов - Оштинского, Верхне-Водлицкого, Нижне-Водлицкого и Курвошс- кого. Далее в документах говорится, что из самой Ошты население эвакуировано, но в остальных трех сельсоветах дела обстоят далеко не лучшим образом. Во-первых, отправке противятся прибывшие еще ранее в Оштинский район жители Карело-Финской ССР и ряда районов Ленинградской области - всего около 3000 человек. Во- вторых, некоторые колхозники решили не покидать родные места. Они построили в лесу землянки, свезли туда имущество и продовольствие. По мнению автора докладной записки, с подобного рода «лесными» настроениями надо решительно бороться, так как среди отказавшихсяот эвакуации могут оказаться «вредители-противники» советской власти[8].

В октябре 1941 года все районные организации, такие, как райком ВКП(б), районный Совет депутатов трудящихся, районный отдел НКВД, райпотребсоюз, леспромхоз, леспродторг, госбанк, маслопром, мясотрест, суди прокуратура, были эвакуированы в поселок Шимозеро. Что касается населения, то часть его была вывезена в Шольский район, часть разместили в Шимозерском, Мегорском, Коштугском сельсоветах.

В ноябре 1941 года Ставка Верховного Главнокомандования распорядилась установить фронтовую зону в 25 км, которую должно было покинуть все гражданское население. В этой связи в зону эвакуации, помимо уже названных, вошел Торозерский сельсовет. К декабрю 1941 года из пяти сельсоветов Оштинского района было вывезено в общей сложности 15 тысяч человек (12 тысяч местного населения и 3 тысячи жителей Карело-Финской ССР и нескольких районов Ленинградской области). В Шольский район был вывезен весь колхозный скот, материальные ценности и продовольствие доставили в Шимозерский, Мегорский и Коштугский сельсоветы. Не успели эвакуировать жителей, вывезти зерно и скот только из колхозов Оштинского сельсовета «Наш путь», «Работник» и «Заря»[9].

В ходе эвакуации подавляющее большинство местного населения проявило дисциплинированность и сознательность. К сожалению, оставляло желать лучшего поведение находившихся в райцентре воинских частей. Так, в донесении на имя начальника политотдела УНКВД по Вологодской области Никитина говорится о том, что многие бойцы и даже отдельные командиры вели себя «не вполне прилично»: устроили погром в магазинах и складах, выломали двери в здании райкома ВКП(б) и райисполкома, разграбили частные дома и квартиры. «...Враг вОште не был, но она оказалась вся почти разгромлена», — говорится в документе[10].

В результате боевых операций Ленинградского и Волховского фронтов к весне 1942 года была освобождена от вражеской оккупации часть районов Ленинградской области. Используя это обстоятельство, некоторые из эвакуированных в Вологодскую область (в основном из обосновавшихся в Оштинском районе) стали самовольно возвращаться в родные края. Эти попытки вскоре были пресечены военным командованием и гражданскими властями. 4 марта 1942 года вышло совместное постановление Вологодского и Ленинградского облисполкомов, в котором говорилось: «Ввиду того, что освобожденные районы являются фронтовыми, выезд эвакуированных к месту жительства в Ленинградскую область запретить до особого распоряжения»[11].

Второй этап эвакуации был инициирован директивой ставки ВГК и приказом по 7-й Отдельной армии, согласно которому 25-киломегровая зона расширялась до 75 километров. В срок до 31 октября 1942 года предлагалось освободить ее от гражданского населения. Руководствуясь полученными на этот счет указаниями, бюро райкома ВКП(б) и исполком районного Совета принимают решение об эвакуации жителей из следующих населенных пунктов Мегорского сельсовета: Киргозеро, Быкова, Бесов Нос, Саракова, Часовенская, Ларшина, Лутына, Верховье, Мегорский Погост. Всего в перечисленных деревнях насчитывалось 143 крестьянских хозяйства[12].

Эвакуация жителей Мегорского сельсовета прошла гораздо более организованно, нежели перемещение оштинцев на новое место жительства осенью 1941 года. Во-первых, были учтены ранее допущенные просчеты, во-вторых, осенью 1942 года активных военных действий в районе Ошты финны не предпринимали. Беда заключалась в другом: включение значительной территории Мегорского сельсовета во фронтовую зону практически парализовало жизнеобеспечение целого района. По той причине, что в этой же зоне оказалась главная дорога, ведущая на Вытегру, пристань Понизовье и в райцентр Коштуги. Данное обстоятельство создало серьезные трудности в подвозе продуктов питания - прежде всего хлебопродуктов.

В результате двух эвакуаций из 61 колхоза продолжал функционировать лишь 31. Причем это были наиболее слабые в экономическом отношении хозяйства. 19 апреля 1943 г. райком ВКП(б) и исполком районного Совета обратились к Военному Совету 7-й Отдельной армии с просьбой разрешить посев на землях, входящих во фронтовую полосу. В обращении к военным властям, в частности, говорилось: «Произведена эвакуация 30 колхозов, составляющих 65 процентов всей экономики района, что повлекло за собой резкое снижение материально- экономического уровня всего населения района»[13]. 15 мая 1943 года начальник штаба 7-й Отдельной армии проинформировал руководство района, что просьба производить посев на землях Мегорского, Верхне-Водлицкого и Торозерского сельсоветов частично удовлетворена. Из 20 хозяйств запрещались сельскохозяйственные работы в населенных пунктах Тарасьевская, Анхимовская, Зиновьевская, Григорьевская, Ефтефеевская Нижне-Волдицкого сельсовета[14].

В конце июня 1944 года Оштинский район был освобожден от вражеской оккупации. Военные действия нанесли экономике района громадный, во многом невосполнимый ущерб. Райцентр был уничтожен полностью. Только в Оштинском сельсовете в результате артиллерийского и минометного обстрелов было разрушено и сожжено 460 жилых домов. Полностью выгорели более 20 деревень, в том числе - Симаново, Рогозино, Копово, Димщина, Осипово, Мироново, Коромыслово, Андреево, Кургино, Нешкина, Оштинский Погост, Челекса, Карпино, Ильино,Корьзина, Хабарове, Тарасино, Подпорожье, Поздняково, Залесье, Низ, Горбуново. Району был нанесен ущерб в размере 13 млн. 783 тысяч рублей. Он лишился 70% довоенного экономического потенциала[15].

Тем не менее, было решено начать реэвакуацию населения и материальных ценностей в освобожденные местности. 28 июня 1944 года Оштинский райком ВКП(б) вынес постановление «О восстановлении райцентра села Ошты и освобожденных колхозов Нижне-Водлицкого, Верхне-Водлицкого, Оштинского, Курвошского и Торозерского сельсоветов». 29 сентября 1944 года решение «Об оказании помощи Оштинскому району» принимает Вологодский облисполком. 4 октября 1944 года секретарь Вологодского обкома ВКГ1(б) Николаев информировал обком, что реэвакуация населения и имущества в освобожденные территории завершается. Восстановлены и работают четыре сельсовета, в 17 колхозах проведен сев на площади 200 га, реэвакуировано 318 хозяйств, заканчивается реэвакуация еще 237 хозяйств[16]. Пережившее вражескую оккупацию население, хотя и с большими трудностями, возвращалось к созидательному труду.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Вологодская область в годы Великой Отечественной войны. Сборник документов. Архангельск, 1971. С. 174-175, 205-206.

2 См.: Акиньхов Г.А. Эвакуация. Вологда, 1992.

3 По этой проблеме опубликовано лишь несколько документов. См.: Вологодская область в годы Великой Отечественной войны... С. 172-177, 202-206.

4 ВОАНПИ. Ф. 725. Он. 2. Д. 64. Л. 3-4.

5 Русский архив: Великая Отечественная: Ставка ВГК. Документы и материалы. 1941 год. Т. 16. М.: Терра, 1996. С. 42-43.

6 ВОАНПИ, Ф. 2522. ОП. 3. Д. 74. Л. 26.

7 Цветков С.Н. Ошта в годы войны //Вытегра. Краеведческий альманах. Выпуск 1. Вологда: Р усь, 1997. С. 71.

8 ВОАНПИ. Ф. 2522. Он. 3. Д. 74. Л. 27.

9 Там же. Ф. 725. Оп. 2. Д. 158. Л. 8.

10 Там же. Д. 64. Л. 26.

11 ГАВО. Ф. 3105. On. 1. Д. 28. Л. 192.

12 ВОАНПИ. Ф. 725. Оп. 2. Д. 158. Л. 36 - 37.

13 Цветков С. Н. Ошта в годы войны... С. 80.

14 Там же. С. 81.

15 Там же. С. 84.

16 Вологодская область в годы Великой Отечественной войны... С. 198-199.

Источник: Конасов В.Б. Оштинская эвакуация / В.Б. Конасов, В.В. Судаков // Оборона Ошты : в очерках и документах / В.Б. Конасов и др. – Вологда, 2002. – С.6-13.