Главная

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Документальная история войны по материалам государственных архивов Вологодской области

Воинские части, военно-санитарные поезда и эвакогоспитали

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Вологжане – Герои Советского Союза

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Вологжане – узники фашистских концлагерей

Фронтовые письма

Вологодский тыл – фронту

Труженики тыла – Оште

Помощь вологжан эвакуированному населению

Помощь блокадному Ленинграду

Дети войны

Поисковое движение в Вологодской области

Единая информационная база на погибших вологжан (Парфинский район, Новогородская область)

«Хранить вечно»: областной кинофестиваль документальных фильмов

Стихи о войне вологодских поэтов-фронтовиков

Военные мемориалы, обелиски, парки Победы на территории Вологодской области: фотоальбомы

© Вологодская областная универсальная научная библиотека, 2015 г.

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Киселева В.Т.
Встречи у обелиска

Алые маки небольшого сельского парка Победы. Они будто специально расцвели к этому наполненному военными песнями, многоголосым праздничным шумом, взволнованными приветствиями фронтовых друзей дню. Цветом вечного огня Памяти и крови бойцов, защищавших этот маленький российский уголок и всю нашу большую Родину от фашистских захватчиков, вспыхнули эти цветы у обелиска, установленного на братской могиле защитников Ошты.

Живут в этом селе добрые и приветливые люди. И когда на их землю приходит этот июньский праздник, тепло и сердечно встречают они гостей. И особенно щедро одаривают букетами цветов самых желанных, самых дорогих – ветеранов 272 и 368 стрелковых дивизий, Онежской военной флотилии, истребительного батальона, отрядов разминирования.

Около ста пятидесяти участников боев на оштинской земле привела Память к этому скромному обелиску в центре села. Самую многочисленную группу фронтовых друзей составили бывшие воины 368 Краснознаменной Печенгской стрелковой дивизии. Убедительным свидетельством ее героического боевого пути сверкают на груди ее славных сынов высокие фронтовые награды.

Есть они и у бывшего командира взвода разведки отдельного лыжного батальона Павла Федоровича Маркевича, командира этого же батальона Василия Александровича Гусарова, командира пулеметного взвода Николая Федоровича Положенского, командира лыжного батальона Ивана Терентьевича Ренжина, командира минометного взвода Николая Макаровича Попова. Трое из них – Гусаров, Положенский, Попов, закончив Таллинское военно-стрелковое училище, вместе попали в формировавшуюся в Тюмени 368 стрелковую дивизию. И вела их с тех пор по войне одна и та же огневая дорога.

Шестой раз приезжает в Ошту из Клайпеды Николай Макарович Попов. И каждый раз охватывают его воспоминания о павших друзьях. Неоднократно бывали здесь и те, кто сейчас рядом с ним внимательно слушают взволнованный рассказ своего боевого товарища Николая Федоровича Ренжина, приехавшего на встречу с друзьями из Челябинска.

– Первый раз побывал я здесь через тридцать лет. И что особенно запомнилось – посещение нашего бывшего огневого рубежа. Попали мы с молодыми вытегорскими мальчишками – комсомольцами под сильнейший дождь. Он хлестал, но ни один из них не поспешил укрыться в автобусе. Я тоже продолжал рассказ о днях минувших и видел, что не только дождевые струйки стекали по их юным лицам. Смешивались они с искренними и честными слезами. И показалось вдруг, что это наши парни воскресли, встали из того грозного сорок четвертого...

Да, как бы хотели эти убеленные сединой люди поднять и поставить в почетный праздничный строй павших. Командира третьей стрелковой роты Ивана Чечулина, минометчиков из взвода Карпечко, комбата Павла Васильева, командира бронекатера Ивана Чеботарева, всех тех, чьи имена высечены на мраморных плитах у братской могилы.

Трепещется на ветру стяг Военно-Морского Флота, который, приспустив у обелиска, крепко держит участник парада Победы Павел Авдеевич Кулишкин, бывший рулевой-сигнальщик бронекатера № 210. О храбрости его экипажа целые легенды слагались в Онежской флотилии: не раз в боевых операциях он первым прорывался к противнику и сокрушал его своими умелыми залпами. А моряки, если обстановка того требовала, и врукопашную ходили!

...Снимок на память. Встали рядом с Павлом Авдеевичем капитан первого ранга в отставке Николай Данилович Капустин, первый комиссар Онежской флотилии Самуил Моисеевич Белокопытов, командир орудийной башни бронекатера Илья Тимофеевич Мущак, бывшие юнги Валерий Степанович Амелькин и Григорий Георгиевич Трунов, командир бронекатера Николай Александрович Ерохин, матрос-артиллерист Михаил Васильевич Сладков. Встали те, кто приехал из Ленинграда, Москвы, Одессы и других городов почтить память погибших моряков, всех Защитников Ошты.

Праздник Памяти. Немногих он собрал из тех, кто воевал на Оштинском плацдарме. Время и годы неумолимо делают свое. Но те, кто жив, кто по состоянию здоровья может отправиться в дорогу, снова и снова приезжают сюда, к этому памятнику, у подножия которого так ярко пылают огненные июньские маки.

Вот стоят, обнявшись, две седовласые женщины. На нарядных кофточках – почетные знаки ветеранов Карельского фронта, колодки наград. Знакомимся. Бывший капитан медицинской службы Вера Прокопьевна Сомова приехала из Харькова, а военная медсестра Анна Ивановна Лымарь – из Донецка.

– Нет для меня ближе этой земли, – говорит Анна Ивановна. – Вот подъезжала сегодня к ней, сердце зачастило так, как в те годы, когда я с фронта в края отеческие возвращалась. Вот как дорог мне ваш вытегорский край. В этой дивизии раненых спасала, в ней же и счастье свое нашла: адьютант комдива стал моим мужем. Очень хотел и он на встречу приехать, да вот здоровье подвело...

Война и счастье. Несовместимые понятия. Но как часто эти тревожные годы были освещены первыми лучами чистой и нежной любви. Среди оштинских ветеранов – немало семейных пар. Одна из них – Василий Максимович и Галина Николаевна Пантелеевы. Он – бывший военный комендант города Вытегры, затем начальник дивизионной разведки. Она – секретарь комсомольской организации штаба дивизии. Крепкая фронтовая любовь долго связывала их, молодых и красивых, а победный сорок пятый стал годом свадьбы. Гостями на ней были только друзья-однополчане.

Пантелеевы – наши земляки – вологжане. Василий Максимович, выйдя в отставку, пришел трудиться на Вологодское производственное объединение «Прогресс», сейчас является заместителем секретаря парткома этого предприятия. Неутомимый общественник, наделенный самыми высокими нравственными качествами. Под стать ему и Галина Николаевна, ныне инженер, сын Владимир и невестка Татьяна – уважаемые в областном центре медработники, внучка Леночка – комсорг школы.

– Нет для нас ничего выше верности делу партии, любви к родине, – эти слова произнесены на встрече однополчан Василием Максимовичем без всякой высокопарности, уверенно и очень убедительно.

Им, ветеранам, веришь сразу, ибо платили они партийные взносы в те годы собственной кровью. За торжество ленинского дела отдали жизнь воины Оштинского рубежа. Среди них было немало коммунистов, а беспартийные, уходя в смертельный бой, просили считать их коммунистами.

Парторг стрелковой роты Михаил Григорьевич Василевский вспоминает:

– Перед наступлением шесть солдат подали мне заявление о приеме в партию. И вот когда наступил самый тяжелый момент – под жесточайшим огнем противника рота залегла – старший сержант Дементьев, которого мы фактически только приняли единогласно в ряды Коммунистической партии, сам назначил себе первое и последнее партийное поручение – ценой своей жизни поднять товарищей в атаку. Вот так понимался на фронте долг коммуниста перед Родиной.

Степан Иванович Суворов возглавлял партийную организацию более крупного подразделения – батальона. Он горячо поддерживает в разговоре Василевского.

– Трижды коммунистами они были, иначе о героях и не скажешь. Об одном случае хочется и мне рассказать. Как-то пригласил меня командир минометной роты к себе в землянку. Вижу, сидят у стола четверо молодых солдат, раскраснелись, потупились. Говорит мне командир, дескать, хочу свою роту всю коммунистической сделать, а они вот сомневаются в своих боевых качествах. Мол, в настоящем бою еще не были, прибыли на фронт недавно. Попросил я разрешения их отпустить, а потом говорю командиру, что нельзя по-нагульновски действовать, как в «Поднятой целине» – всех и сразу. Сами дойдут до нужного решения. А через несколько дней выпало им серьезное испытание. Возвращаясь из разведки, попали эти ребята в крепкую переделку. Держались до подхода своих стойко, храбро, отчаянно. Один из них погиб, а остальные в этот же день подали мне заявление о приеме в партию. Я был членом дивизионной парткомиссии. Как же часто на таких заявлениях приходилось писать: геройски погиб при выполнении задания. Именно – геройски!

Мои собеседники – Михаил Григорьевич Василевский и Степан Иванович Суворов – сибиряки, как говорят, «люди скальной породы и кристальной души». Приехали из Тюмени. В их «сибирской» группе – 17 человек. Знакомят еще с одним своим товарищем, слесарем-плотником Тюменского аэропорта, орденоносцем, воином, имеющим четыре ранения и дошедшим до Берлина Алексеем Дмитриевичем Звездиным. Сложная, суровая судьба у него. Совсем ребенком потерял отца, рано познал труд, в тридцать восьмом стал участником событий на Хасане, перед Великой Отечественной войной по-стахановски трудился на стройках страны. А пришло вновь грозное время, добровольцем стал в ряды защитников Родины.

И еще один сибиряк. Почетный железнодорожник Леонид Филиппович Ляхевич. Тот, что капсулу своими руками изготовил и письмо-завещание вытегорам 2024 года в нее вложил. Здесь, на Оштинской земле, сначала командовал в дивизионной школе младших командиров, потом      храбро воевал, имеет также боевые награды. Второй раз здесь. На двадцатипятилетие приезжал вместе с сыном – тоже коммунистом. И тот отметил, что фронтовые товарищи дороже для бати братьев родных.

– Моя самая большая сегодня мечта – встретить в Оште и пятидесятую годовщину ее освобождения, – говорит Леонид Филиппович.

– Ну, а не доживу до очередного юбилея, до последнего часа знать буду, что помнят нас здесь, свято берегут память о нас. А через 40 лет, когда нас уже давно в живых не будет, прочтут дети детей           наших завещание дедов-фронтовиков, громко назовут имена подписавших его ветеранов, и пронесет эхо их вновь над светлой и прекрасной оштинской землей. С этой верой и умирать не жаль.

Время все удаляет и удаляет от нас события минувшей войны. Невозможно рассказать в одном материале обо всех, в ком живет кровоточащий осколок войны. Это Память о ней, об огнях-пожарищах, о друзьях-товарищах приводит ветеранов на места боев.

Праздничный день постепенно затих... Еще ниже склонились маки к гранитным плитам. Мирная и спокойная ночь опускалась на оштинскую землю. И вдруг широко распахнулись окна сельского клуба, и прекрасная, гордая песня о празднике с сединою на висках и со слезами на глазах вновь встрепенула цветы и листья на деревьях в парке Победы. Звучала она громко и взволнованно, объединяя сердца и судьбы военного и мирного поколения оштинцев.

Источник: Киселева В.Т. Встречи у обелиска / В. Киселева // Красное знамя. – Вытегра, 1984. – 3 июля.