Главная

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Документальная история войны по материалам государственных архивов Вологодской области

Воинские части, военно-санитарные поезда и эвакогоспитали

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Вологжане – Герои Советского Союза

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Вологжане – узники фашистских концлагерей

Фронтовые письма

Вологодский тыл – фронту

Труженики тыла – Оште

Помощь вологжан эвакуированному населению

Помощь блокадному Ленинграду

Дети войны

Поисковое движение в Вологодской области

Единая информационная база на погибших вологжан (Парфинский район, Новогородская область)

«Хранить вечно»: областной кинофестиваль документальных фильмов

Стихи о войне вологодских поэтов-фронтовиков

Военные мемориалы, обелиски, парки Победы на территории Вологодской области: фотоальбомы

© Вологодская областная универсальная научная библиотека, 2015 г.

Вологодский тыл – фронту

Акиньхов Г.
И тыл был фронтом

Находясь на стыке нескольких фронтов и действующих армий, Вологодская область была их ближайшим тылом, местом баз снабжения, пополнения резервов, лечения и транспортировки раненых. Это положение обязывало повседневно, изо дня в день, откликаться на все события, происходящие на фронтах, чутко реагировать на малейшие изменения, быть готовым в любую минуту оказать помощь там, где она требовалась. Десятки тысяч вологжан строили оборонительные рубежи на территории области и за ее пределами, аэродромы, другие военные объекты. Была проведена большая работа по строительству и совершенствованию дорог, по обеспечению связью, по укреплению противовоздушной обороны важнейших коммуникаций и объектов, населенных пунктов.

РАССКАЗЫВАЮТ ДОКУМЕНТЫ

9 декабря (1941 года, – Г.А.) приехали в Вологду... Здесь царство распределительного эвакуационного пункта РЭП-95...

(А.А. Вишневский. Дневник хирурга. Изд-во «Медицина», Москва, 1967 год, стр. 112).

ИЗ ПРИКАЗА КОМАНДОВАНИЯ АРХАНГЕЛЬСКОГО ВОЕННОГО ОКРУГА ОТ 29 АПРЕЛЯ 1944 ГОДА

В течение Отечественной войны медицинский состав эвакогоспиталей 95 распределительного эвакопункта выполняет ответственное задание по приему и лечению раненых и больных северных фронтов Красной Армии и по обслуживанию гарнизонов Вологодской области...

Выписка в часть за последнее полугодие достигла 71,8%, смертность за последние полтора года снизилась в три раза, оперируемость в последнем полугодии 1943 г. достигла 22% ко всему числу лечившихся. Достигнуты серьезные успехи в сокращении сроков лечения и пребывания на койке раненых...

Систематически осуществляемая помощь войсковым частям и проводимые противоэпидемические мероприятия не допустили возникновения эпидемических заболеваний в частях округа, расположенных в Вологодской области.

Коллективом научных работников РЭПа проведена экспериментальная научная работа по внедрению промышленных белков в питание Красной Армии, завершающаяся сооружением первого в Красной Армии дрожжевого завода...

(Из сборника документов «Вологодская область в годы Великой Отечественной войны», Северо-Западное книжное издательство, 1971 г., стр. 163–164).

ИЗ ПОСТАНОВЛЕНИЯ БЮРО ВОЛОГОДСКОГО ОБКОМА ВКП(б) ОТ 28 ЯНВАРЯ 1942 ГОДА (в авторском изложении)

Бюро обкома ВКП(б) подвело предварительные итоги выполнения задания Государственного Комитета Обороны по строительству оборонительных рубежей на территории Вологодской области. Было отмечено, что задание выполнено успешно. Построено несколько десятков районов обороны, которыми «закрыты подступы на важнейших оперативно-тактических направлениях». Работы произведены в условиях большой разбросанности строительства, находящегося на расстоянии до 350 километров от баз снабжения и железнодорожных станций, зачастую в условиях бездорожья. Широко использовались местные ресурсы. Работы производились в морозы до 30–35 градусов. Но, несмотря на все это, объекты, отмечалось в постановлении, «в большинстве своем сдаются на «отлично».

ИЗ КОВЖИНСКОЙ РАЙОННОЙ ГАЗЕТЫ «ЛЕНИНСКАЯ СТРОЙКА» ЗА 30 НОЯБРЯ 1941 ГОДА

В моем отделении 22 девушки. Все они прибыли на оборонные работы из Вожегодского района. Командование второго батальона нам поручило вырыть котлован. Грунт для рытья был исключительно тяжелый. Верхний слой его больше, чем в полтораста сантиметров, – каменистый, внизу – глина с примесью камней. Этого грунта требовалось вырыть около 300 кубометров, причем камни нужно было отобрать и выложить в отдельный штабель... Котлован был подготовлен за 8 рабочих дней...

Ногина, командир отделения.

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ З.И. КОНДРАТЬЕВА

В 1941 году Вологда и ее железнодорожный узел стали важнейшими пунктами, осуществлявшими связь страны с Ленинградом и Ленинградским фронтом. 8 сентября 1941 года немцы, захватив Шлиссельбург, вышли к Неве и Ладожскому озеру. С суши Ленинград оказался блокированным. Началась оборона города в условиях осады. З. И. Кондратьев, бывший в 1941 году начальником Автомобильного управления Красной Армии, вспоминает: «Ленинградский фронт оказался без своего глубокого тыла. Его нужно было срочно создавать. Вся надежда в эти дни возлагалась на единственную железную дорогу Вологда–Тихвин–Волхов. Этой однопутной тогда линии со слаборазвитыми станциями надлежало заменить собой все другие железнодорожные магистрали, связывавшие до блокады город со страной...»

Между Москвой и Ленинградом не было прямого автомобильного сообщения. Для изыскания, прокладки и организации дороги управление командировало большую группу своих работников. «Перед ней ставилась задача оборудовать старое шоссе от Москвы на Ярославль и Вологду, а далее продолжить новую трассу до Тихвина, Волховстроя и Ладожского озера. Так начала создаваться автодорожная сеть для Ленинградского фронта...»

В Вологде в 1941 году развертывалась Центральная база снабжения Наркомата обороны. Управление ее, по словам 3. И. Кондратьева, стало, по существу, штабом, который руководил перевозками и обеспечивал всем необходимым Ленинградский фронт, город, Балтийский флот и все армии, защищавшие Ленинград со стороны юго-восточного берега Ладожского озера, а также Карельский фронт. База подчинялась непосредственно начальнику тыла Красной Армии. «Вологодская база стала глубоким тылом Ленинградского фронта. Она отвечала за доставку грузов к коммуникациям ленинградцев как по железной, так и автомобильной дороге. Все население и имущество, вывозимое из Ленинграда, поступало в Вологду». Местные партийные и советские органы оказали большую помощь в создании базы.

РАБОЧИМИ РУКАМИ

Ведущими отраслями народного хозяйства области к началу и в годы войны были лесозаготовительная и лесоперерабатывающая промышленность, сельское хозяйство с животноводческим уклоном молочного направления.

В годы войны в связи с временной оккупацией ряда лесных районов страны резко возросло значение области как дающей высокосортную деловую древесину и большое количество дров, а также спецдревесину (авиаберезу, авиасосну и др.) - Например, в 1942 году тридцать наркоматов получили специзделия и древесину, в том числе наркоматы обороны, боеприпасов, Военно-Морского Флота, тяжелой, химической, авиационной промышленности, минометного вооружения, путей сообщения, вооружения.

Ружейная болванка из вологодских лесозаготовительных трестов шла оружейным заводам, скажем, из треста «Вологдалес» – на Ижевский– для изготовления винтовок, автоматов. Участвовали вологодские лесозаготовители, деревообработчики и в самолетостроении. Бывший в годы войны наркомом авиационной промышленности А.И. Шахурин вспоминал в своей книге «Крылья победы»: «Еще более сложной оказалась проблема обеспечения лесом. Наши самолеты были смешанной конструкции, и авиационный лес имел... большее значение... У нас остались на юге Украины, в Белоруссии и Прибалтике основные места, где заготавливалась авиадревесина. И почти все авиационные фанерные и деревообрабатывающие заводы находились здесь же. Мы потеряли с началом войны свои основные базы... Надо было его (лес. – Г.А.) взять на новых местах. И взять гораздо больше, чем прежде».

В Вологодской области авиалес не только заготавливался, но и частично перерабатывался. Значительная часть его отправлялась на фанерные заводы в своей и других областях, в частности, в Мантурово (ныне Костромской области). Шла переработка авиалеса на местных лесозаводах, например, на Сухонском №40.

Нелегко давалось выполнение планов лесозаготовителям. Для иллюстрации можно привести такой пример. 21 октября 1943 года нарком лесной промышленности дал телеграмму управляющему трестом «Вологдалес». Имею указание секретаря ЦК партии, говорилось в ней, о недопустимо плохой поставке авиафанеры заводам... «В дальнейшем такая работа нетерпима. Может нанести непоправимый ущерб самолетостроению». Нарком потребовал немедленно выделить в леспромхозах необходимое количество рабочих, транспорта, закрепить их исключительно на вывозке авиафанероберезы к железной дороге; рабочих перевести на казарменное положение, работать в октябре – ноябре без выходных дней; возложить личную ответственность за выполнение задания на заместителя, освободив его в октябре – ноябре от всех других обязанностей; ежесуточно требовать отчет предприятий о вывозке авиафанероберезы к железным дорогам, также ежесуточно телеграфировать наркому.

В этот же день во все предприятия была послана телеграмма управляющего трестом: «При этом препровождаю копию телеграммы наркома лесной промышленности для точного и неуклонного исполнения...».

В корне изменилось к концу 1942 года лицо предприятий лесообработки. Так, Харовский лесопильный завод до войны выпускал только доски. В 1942 году он уже производил минометные волокуши, аэродромные катки, сани, переправочные средства различных конструкций, спецукупорку для боеприпасов и др.

Сухонский завод освоил в 1942 году, кроме той же, что у Харовского, продукции, выпуск корпусов противотанковых и противопехотных мин, санитарных лодочек и волокуш, мастерских сборно-разборной конструкции, складов, казарм, помещений медсанбатов, переправочных средств сложнейших конструкций. Причем, выпускал эти изделия тысячами.

Но это лишь одна сторона дела. Вологодские заводы, входившие в трест «Севзаплес», приняли на себя и громадную дополнительную нагрузку вследствие того, что деятельность части предприятий треста была парализована немецким вторжением в районы, где они, кроме Вологодской области, находились: в Карело- Финскую ССР и Ленинградскую область. Однако программу и оперативные задания по специзделиям правительство тресту не уменьшило, а наоборот, увеличило. Поэтому пришлось на ходу перестраивать работу на оставшихся предприятиях. В результате на шести из них, размещенных в Вологодской области, и трех, оставшихся вне зоны фашистской оккупации в Ленинградской, удалось потерянные мощности перекрыть. Уже к 1 декабря 1942 года трест «Севзаплес» выполнил годовую программу на 110 процентов.

До войны Северная железная дорога от лесозаготовителей области дров не получала, теперь же только в 1942 году они поставили более одного миллиона кубометров. Трест «Череповецлес» водным путем в том же году отправил 306 тысяч кубометров дров Москве. Промышленность области стала целиком снабжаться топливом из местных ресурсов.

Большее значение, чем до войны, приобрело обеспечение балансом и дровами бумажного комбината имени В.В. Куйбышева и завода имени Я.М. Свердлова в Сокольском районе. Эти предприятия в военное время, к 1942 году, стали одними из основных в Советском Союзе по выработке бумаги и целлюлозы. Крупным потребителем дров являлся Наркомат речного флота РСФСР.

Значительное количество древесины поставлялось для восстановления разрушенного войной народного хозяйства в районы, освобожденные от немецкой оккупации, прежде всего для угольной промышленности Подмосковья и Донбасса.

В 1943 году область занимала пятое место в Советском Союзе по объему лесозаготовок. На следующий год заготовка древесины была увеличена на 254 тысячи плотных кубометров и вывозка–на 113 тысяч кубометров. Трудно давались эти производственные успехи. На сессии Вологодского областного Совета депутатов трудящихся в марте 1943 года в одном из выступлений приводились, например, такие факты, касающиеся жизни и быта одного из лучших в ту пору по показателям леспромхозов – Монзенского: «Общежития переполнены. Мужчины и женщины живут, как правило, в одном помещении. Рабочие спят по трое на двух койках, а на 77-м пикете, где в настоящее время сгруппирована основная масса их, в одном из общежитий сделаны сплошные нары и на девяносто пяти квадратных метрах лежит шестьдесят – восемьдесят человек... Использовать воду из местных источников запретили: сильное загрязнение, и сейчас люди вынуждены возить ее за шесть километров... Вшивость от восемнадцати до сорока процентов...»

Предприятия области выпускали и вооружение, в ряде случаев вступали в кооперацию с военными производствами. В Вологде на заводе «Северный коммунар» делали мины (основная продукция в 1943 году). Они производились также на Вологодском паровозовагоноремонтном заводе, в Белоручейском леспромхозе, в Великом Устюге, Череповце и других местах. На ряде предприятий изготовлялись детали для «катюш» – реактивных минометов. В месяцы подготовки к Курскому сражению на «Северном коммунаре» (он уже именовался заводом №772 Наркомата минометного вооружения) проводилась особенно большая работа по наращиванию выпуска мин.

СУРОВЫЕ БУДНИ

Силами обстоятельств, вызванных войной, Вологодская область вышла по ряду направлений сельскохозяйственного производства в число ведущих, и это накладывало на нее особую ответственность за разрешение продовольственной проблемы в стране, в снабжении армии и городов продуктами питания и сырьем для промышленности.

В общем балансе заготовок молока и выработки продуктов из него по СССР в 1940 году область занимала такой удельный вес: по заготовкам молока – 2 процента, по производству масла – 3,3, казеина – 9, молочных консервов – 17,6. В связи с временной оккупацией врагом ряда районов СССР с развитой молочной промышленностью (Украина, Белоруссия, Латвия, Литва) удельный вес Вологодской области в общем балансе страны резко возрос и составил в 1943 году: по заготовкам молока – 5,6 процента, по производству масла – 6, казеина – 12, молочных консервов – 21 процент.

Область сдавала государству сельскохозяйственную продукцию двенадцати основных видов. Она в основном шла для снабжения фронтов, армий на северо-западе страны, формирований, находившихся на территории своей области, Северного флота, Онежской и других флотилий.

В 1941 году государству было сдано хлеба 80515 тонн, в 1942-м – 99582, в 1943-м – 106671, в 1944-м – 109500 тонн.

1943 год был одним из самых тяжелых для сельского хозяйства страны. «Несмотря на некоторое сокращение посевных площадей, – отмечают исследователи Н.Н. Шушкин, С.Д. Улитин, – колхозы и совхозы северо-западных областей сумели сдать государству 4146,6 тыс. ц зерна... При некотором сокращении госпоставок зерна в целом по Северо- Западу, колхозами Вологодской области было сдано по обязательным поставкам 1066710 ц зерна, больше, чем в 1942 г., на 70890 ц». В этом году впервые с момента организации (1937 г.) область выполнила план хлебозаготовок на 20 ноября, т. е. раньше установленного правительством срока. В целом были значительно лучше, чем в предыдущие годы, проведены заготовки и других видов сельскохозяйственной продукции: мяса, молока- сена, шерсти, яиц, картофеля, махорки.

Заготовки проходили не без больших трудностей. Несомненно, и для нашей области характерен вывод, который делает Ю.В. Арутюнян в монографии «Советское крестьянство в годы Великой Отечественной войны»: «Было бы, однако, неправильно рисовать идиллическую картину, представляя дело так, будто собрать столь дефицитное продовольствие в закрома государства было всегда легко и просто. Не нужно забывать, что сельскохозяйственное производство сократилось, а война все требовала и требовала. Продовольственный вопрос был вопросом жизни и смерти государства. Необходима была большая организованность, целеустремленность, а порой и жестокость, чтобы выполнять напряженные планы заготовок».

Документы показывают, каких усилий стоило колхозному крестьянству бесперебойное снабжение фронта и городов продукцией сельского хозяйства.

На 30 декабря 1943 года в сельском хозяйстве области не хватало 61,6 процента работников. Не доставало тягла... На 5 февраля 1943 года в Тотемском районе, например, где было 146 колхозов, требовалось 5730 лошадей на внутрирайонные работы и по мобилизационным нарядам, однако могли быть пригодны лишь 3075 лошадей и 625 коров и быков. Не хватало горючего... В области шел перевод транспортных средств, ряда механизмов и агрегатов на газогенераторное топливо. Но дело тормозилось нехваткой металла и другого сырья.

Нагрузка на людей легла громадная. В 1942 году в одной из бригад колхоза «Просвет» Кирилловского района, например, на уборке зерновых площадью 111 гектаров работало всего двое мужчин – 67 и 57 лет, остальные – женщины. При норме 0,08 гектара колхозницы выжинали до 0,21. Такой выработки раньше никогда не бывало.

Положение же самих крестьянских семей было крайне тяжелым. 23 декабря 1941 года датирована «Справка по вопросу снабжения хлебом в колхозах семей, призванных в РККА», подготовленная работниками Вологодского облисполкома при проверке пяти районов. В справке отмечается, что колхозники получили определенное количество хлеба на трудодни авансом. Однако положение, сложившееся во многих семьях при окончательном расчете, «исключительно тяжелое». Вот характеристика, касающаяся одного района – Харовского: «...Из 135 колхозов в 40 колхозах колхозники совершенно не обеспечены хлебом. В Ильинском сельсовете в семи колхозах не причитается на трудодень ни одного грамма. В Шарьинском сельсовете в колхозах «Ударник» и «Новый Дор», Михайловском и Лещевском сельсоветах, в ряде колхозов с государством не рассчитались и дать что- либо на трудодень не представляется возможным. В Харовском сельсовете в колхозе «Кубино» хотя с государством и рассчитались, но на трудодень нечего выдавать...»

В Междуреченском районе аналогичное положение было в тридцати колхозах; в Кубено-Озерском – в тридцати; в Грязовецком – из 129 колхозов – в 45–50; в Тотемском – «пятнадцать колхозов совершенно не имеют зерна... Много колхозов не рассчиталось по обязательным поставкам и в некоторых... ничего почти не причиталось на трудодень...».

История Великой Отечественной войны...» отмечает: «Вологодская колхозница А.Е. Люскова, выражая мысли и чувства тружеников села, говорила: «Нам трудно подчас бывает, но мы знаем, что бойцам на фронте несравненно труднее. Они с оружием в руках защищают советскую землю от врага, а мы в тылу стараемся работать так, чтобы не стыдно было перед теми, кто жизни своей не жалеет для Родины».

Сама А.Е. Люскова – свинарка колхоза «Буденновец» Междуреченского района, известная своими трудовыми достижениями еще до войны, и в военные годы работала не покладая рук. В конце 1941 года она установила мировой рекорд по продуктивности свиней. Высоких показателей сна добивалась неоднократно. В 1946 году А. Е. Люскова, ее помощницы Л.Н. Короткова, А.Н. Аносова стали лауреатами Государственной премии СССР. В 1949 году А.Е. Люскова и Л.Н. Короткова были удостоены звания Героя Социалистического Труда. Александра Евгеньевна Люскова четырежды избиралась депутатом Верховного Совета СССР.

ЛЮСКОВА Александра Евгеньевна

ЛЮСКОВА Александра Евгеньевна

БОЛОНИН Василий Иванович

БОЛОНИН Василий Иванович

НА СЕВЕРНОЙ МАГИСТРАЛИ

Северная железная дорога уже в первый месяц войны вошла в число основных дорог погрузки боеприпасов, вооружения и горючего. В конце 1941-го – начале 1942 года СЖД обслуживала около трети советско-германского фронта, перевозки в осажденный Ленинград, вывоз из Мурманского и Архангельского портов грузов по ленд-лизу. Важное стратегическое значение Северной магистрали сохранялось и в дальнейшем.

...В годы войны многие вологодские железнодорожники показали себя мужественными людьми, истинными патриотами Родины. Один из них – машинист Вологодского паровозного депо Василий Иванович Болонин. «История Великой Отечественной войны...» отмечает: «В феврале (1942. – Г.А.) по решению Государственного Комитета Обороны движение на дорогах Северо-Запада и части дорог Центра было переведено на дровяное отопление... Многие паровозные бригады, не имея опыта работы с дровяным отоплением, снизили скорость и вес поездов. Тогда-то среди передовых машинистов и возникла идея водить полновесные поезда на больших скоростях паровозами на дровяном топливе. Инициатором этого движения выступил вологодский машинист В.И. Болонин. Он не только освоил отопление паровоза дровами, но и совершал скоростные рейсы с поездами повышенного веса, экономя за каждую поездку 12–15 куб. метров дров. За три месяца Болонин сэкономил 650 куб. метров дров. Вологодский обком ВКП(б) и политическое управление НКПС поддержали патриотический почин Болонина и широко распространили его опыт».

Г.А. Куманев в монографии «На службе фронта и тыла» пишет: «НКПС и ЦК союза рабочих центральных магистралей обязали руководителей дорог и дорпрофсожи ознакомить все паровозные бригады и работников складов с болонинским опытом работы. В «Гудке» и местных дорожных газетах была опубликована статья В.И. Болонина о его работе. Болонинское движение распространилось на многих магистралях страны, в значительной степени помогло преодолеть временные топливные затруднения на транспорте».

В июле 1942 года был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении орденами и медалями железнодорожников – за образцовое выполнение заданий правительства и военного командования по перевозкам и проявленное при этом мужество. Ордена Ленина были удостоены машинист паровозного депо Вологда В.И. Болонин, машинисты паровозного депо Бабаево М.Ф. Кудрявцев, В.Г. Чурин и другие товарищи. Орденами и медалями награждалась большая группа железнодорожников СЖД.

Главной задачей железнодорожников летом 1943 года было ускорение оборота паровоза. В решении ее выдающуюся роль сыграл В.И. Болонин. В начале 1943 года он первым в депо Вологда стал выдерживать график оборота паровоза, работавшего на дровяном отоплении, за шесть месяцев сэкономил 308 кбм. дров. Используя болонинский опыт, коллектив депо за короткий срок сумел высвободить и поставить в резерв тринадцать паровозов.

«Отметив отличную работу Болонина как лучшего машиниста сети,– пишет Г.А. Куманев,– НКПС приказом от 20 июня 1943 года обязал начальников дорог внедрить его метод во всех паровозных дело. 25 июня 1943 г. Наркомат путей сообщения издал приказ «Об улучшении использования паровозов и обеспечения их работы по графику оборота...». В июне 1943 г. на всех магистралях состоялись общие собрания рабочих и служащих, совещания партийно-хозяйственного актива, посвященные задачам улучшения использования паровозов...»

В июле 1943 года, отмечает Г.А. Куманев, график оборота был внедрен в большинстве паровозных депо страны.

За особые заслуги в деле существенного увеличения перевозок для фронта и народного хозяйства в трудных условиях Великой Отечественной войны Василию Ивановичу Болонину в ноябре 1943 года в числе 127 железнодорожников страны было присвоено звание Героя Социалистического Труда.

В годы войны коллективы предприятий Вологодского железнодорожного узла, участвуя во Всесоюзном социалистическом соревновании, десять раз завоевывали переходящие Красные знамена Государственного Комитета Обороны и тринадцать раз – знамена НКПС и ВЦСПС. Коллективу Вологодского паровозного депо и отделения дороги вручено на вечное хранение знамя Государственного Комитета Обороны. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 мая 1985 года локомотивное депо Вологда награждено орденом Отечественной войны I степени – за заслуги в обеспечении Советской Армии и Военно-Морского Флота в годы Великой Отечественной войны.

Значительную роль сыграл Вологодский паровозовагоноремонтный завод. Ему четырежды присуждалось переходящее Красное знамя Государственного Комитета Обороны, тринадцать раз – Наркомата путей сообщения и ВЦСПС (последнее оставлено на предприятии на вечное хранение). В 1981 году Указом Президиума Верховного Совета СССР Вологодский вагоноремонтный завод имени М. И. Калинина (так он теперь называется) был награжден орденом Трудового Красного Знамени «за активное участие в революционном движении, самоотверженный труд в годы Великой Отечественной войны и достигнутые производственные успехи».

Фронтовая комсомольско-молодежная бригада инструментального цеха ВПВРЗ (слева направо): бригадир К.	А.	Шапошников, Н. М. Точиленко, В. Л. Заяц, 3. Пузина, В. Шварков.

Фронтовая комсомольско-молодежная бригада инструментального цеха ВПВРЗ (слева направо): бригадир К.А. Шапошников, Н.М. Точиленко, В.Л. Заяц, 3. Пузина, В. Шварков.

В ФОНД ОБОРОНЫ

Трудящиеся области приняли активное участие в создании фонда обороны страны. Отправлены многочисленные продовольственные и иные подарки на фронт, теплые вещи, собраны большие денежные средства. На крупные суммы осуществлена подписка на военные займы.

...В конце апреля 1943 года Ставка передала в состав Воронежского фронта 1-ю танковую армию генерал-лейтенанта М. Е. Катукова. Она была подшефной вологжанам армией. В первых числах марта 1943 года, когда только что завершилось ее формирование, делегация вологжан передала на Северо-Западном фронте, близ Осташкова, танкистам танковую колонну «Вологодский колхозник». За короткий срок, с декабря 1942 года, колхозники области собрали из личных сбережений на нее 67 миллионов рублей, а также из своих запасов сдали в фонд Красной Армии 180 000 пудов зерна, 12500 – картофеля, 2000 – мяса, 1000 пудов овощей. 17 марта 1943 года совместным постановлением бюро Вологодского обкома ВКП(б) и облисполкома над армией было принято шефство.

5 июля началось крупнейшее летом 1943 года сражение – на Курской дуге. 6 июля в бой вступила 1-я танковая армия...

14 августа на имя первого секретаря Вологодского обкома ВКП(б) и председателя облисполкома была получена телеграмма от командования 1-й танковой армии (на следующий день ее текст был напечатан в областной газете «Красный Север»).

В телеграмме говорилось: «От имени бойцов, командиров и политработников нашего соединения передайте трудящимся Вологодской области большую благодарность за... их заботу о нашей Красной Армии Отразив и сорвав июльское наступление немецких орд, бойцы и командиры с еще большей силой перешли в наступление против немец ких войск, прорвали сильно укрепленную линию обороны и успешно продвигаются вперед... Танки, построенные на средства трудящихся Вологодской области, гордо несут свои красные знамена на запад...»

ИЗ ПИСЬМА ГВАРДЕЙЦЕВ- ЛЕТЧИКОВ ТРУДЯЩИМСЯ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ (не ранее июля 1944 г.)

...Товарищи!

Мы никогда не забудем тот день, когда вы вручили нам боевые машины, построенные на ваши личные сбережения...

За время работы на ваших самолетах летный состав части произвел около 630 боевых самолето-вылетов, из них около 120 ночью. При выполнении боевых задач проведено 20 воздушных боев, в которых сбито 16 самолетов противника...

Произведено около 80 вылетов на разведку, давших ценные сведения о противнике. Штурмовыми действиями ночью подавлен огонь 2 артиллерийских батарей, уничтожено несколько автомашин с войсками и грузами...

Личный состав нашей части заверяет вас, что самолеты, построенные на ваши трудовые деньги, находятся в надежных руках...

(Из сборника документов «Вологодская область в годы Великой Отечественной войны»).

Примечание. В письме речь шла о переданных в марте 1944 года авиачастям ПВО самолетах «Героическому Ленинграду», построенных на собранные вологжанами средства.

СПРАВКА ОБЛАСТНОЙ КОНТОРЫ ГОСБАНКА О ПОСТУПЛЕНИИ СРЕДСТВ ПО ГОСУДАРСТВЕННЫМ " ЗАЙМАМ, ДЕНЕЖНО-ВЕЩЕВОЙ ЛОТЕРЕЕ, В ФОНД ОБОРОНЫ СССР И В ФОНД КРАСНОЙ АРМИИ ЗА 1941–1945 гг.

17 октября 1945 г. Всего поступлений (в тыс. руб.)

Госзаймы 788448,9

Денежно-вещевая лотерея 145030,4

Фонд обороны СССР 50945,7

Фонд Красной Армии [на строительство танковой колонны и эскадрильи

самолетов) 103867,2

Итого: 1088292,2

Золото – 2 кг 400 г.

Серебро – 56 кг.

(Из сборника документов «Вологодская область в годы Великой Отечественной войны»).

ЭВАКУАЦИЯ

Вологодская область с первых месяцев войны стала приютом для десятков тысяч эвакуированных из областей, подвергшихся вражескому нашествию или находившихся под этой угрозой. Железнодорожники, население городов и районов, примыкающих к СЖД, местные партийные и советские органы многое сделали для эвакуации по Северной железной дороге и водным путям сотен тысяч людей, оборудования предприятий, научно-культурных ценностей из разных республик, областей европейской части страны в глубокий тыл.

ИЗ ОТЧЕТА О ПРИЕМЕ, РАЗМЕЩЕНИИ И ОКАЗАНИИ ПОМОЩИ ЭВАКУИРОВАННЫМ (Вологодский облисполком)

24 января 1947 года

...Чрезвычайные обстоятельства, сложившиеся на фронтах, начиная от Мурманска, включая КФССР, Ленинградскую область, гор. Ленинград, Прибалтийские республики. Белорусскую ССР и частично Калининскую область, со всей ясностью определили положение и задачи Вологодской области, как первейшего пункта приема и размещения эвакуированного населения, фабрично- заводского оборудования и другого государственного и колхозного имущества, которое необходимо было быстро перебросить в тыловые районы страны...

Обком ВКП(б) и облисполком 11 июля 1941 г. ...приняли решение, которым обязали местные партийные и советские организации немедленно приступить к работам по организации встречи и размещения эвакуированного населения... Переселенческий отдел облисполкома был немедленно переключен на работу по организации и руководству эвакуацией с последующим подчинением ему всех местных эвакопунктов и питательных единиц. Это позволило быстро организовать областной оперативный штаб по эвакуации, через который облисполком и обком ВКП(б) осуществляли свое руководство всеми работами, связанными с эвакуацией населения, оборудования и другого имущества.

(Из сборника документов «Вологодская область в годы Великой Отечественной войны»).

ИЗ ОТЧЕТОВ ОБ ЭВАКУАЦИИ ЛЕНИНГРАДЦЕВ В ЯНВАРЕ–АПРЕЛЕ 1942 ГОДА (в авторском изложении)

С 26 января по 25 апреля 1942 года через Вологду прошло 215 эшелонов, в которых было 486287 эвакуированных. Кроме того, 4 тысячи человек прошли через Подборовье, Чагоду, Кабожу, Хвойную и свыше 10 тысяч было расселено в районах области между ее западными границами и Вологдой. Всего, таким образом, через область прошло в период зимнего потока эвакуации свыше 500 тысяч ленинградцев. Заметим, что из Ленинграда с 22 января по 15 апреля было эвакуировано 554186 человек. Следовательно, значительное большинство их было принято Северной железной дорогой, обслужено и отправлено дальше. Часть больных оставлена в госпиталях и больницах. Все они находились в тяжелом состоянии, с дистрофией второй и третьей степени с сопутствующими желудочно-кишечными заболеваниями и отеками, большое количество людей – с обморожениями. По данным на 15 июля 1942 года, с момента приема эвакуированных ленинградцев зимнего потока (с января 1942 года) в области было госпитализировано 9383 человека, в том числе в Вологде во время зимнего эвакопотока 5149 человек. В шести эвакогоспиталях и двух больницах города умерло 1928 человек. Кроме гражданского населения из Ленинграда эвакуировали 35 тысяч раненых. В самой Вологодской области с 26 января по 20 апреля 1942 года было принято и размещено 20733 ленинградца. Причем общее число принятых больше, но некоторая их часть (около 3 тысяч человек), поправив здоровье, выехала дальше, к местам первоначального назначения.

ПАМЯТЬ

...Дорогой ценой досталась Победа. Свыше ста сорока тысяч вологжан не вернулись с полей сражений. Из деревни Званец Бабаевского района погибли шесть братьев Сажиных. Из деревни Старый Починок Никольского района – шесть братьев Павловых. Остались на поле боя пять братьев Яковлевых из Вытегорского района, пять братьев Захаровых из города Бабаево... Из сравнительно небольшого тогда города Череповца ушло на фронт свыше девятнадцати тысяч человек, больше половины из них не вернулось с полей сражений. 1140 жителей села Кубенского Вологодского района и окрестных деревень остались на поле боя. Семь с половиной тысяч жителей Кадуйского района участвовали в войне, около трех с половиной тысяч из них не вернулись. Из Никольского сельсовета Усть-Кубинского района ушло на фронт около семисот человек. Свыше четырехсот из них погибли и пропали без вести. На фронтах сражалось двадцать тысяч жителей Великоустюгского района. Одиннадцать тысяч не вернулись с поля боя...

Немало смертей, вызванных войной, было и в тылу... Бомбежки, голод, холод, лишения...

...На одной из центральных площадей Вологды горит Вечный огонь На черном мраморе слова: «Вечная память вологжанам, павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов». В скорбном молчании застывают перед Вечным огнем люди, приходящие сюда поклониться подвигу тех, кто ценой своей жизни приблизил светлый день Победы.

Как символ мужества стоит в Вологде и другой памятник – танк Т-34. На белой мраморной доске, укрепленной на постаменте, выбиты слова: «В честь боевого и трудового подвига вологжан в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов».

В Указе Президиума Верховного Совета СССР от 22 июля 1982 года говорится: «За успехи, достигнутые трудящимися города в хозяйственном и культурном строительстве, отмечая революционные заслуги и значительный вклад в обеспечение победы над немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне, наградить город Вологду орденом Октябрьской Революции».

Источник: Акиньхов Г. И тыл был фронтом / Г. Акиньхов // Резонанс. – 1990. – № 7. – С. 5-17.