Главная

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Документальная история войны по материалам государственных архивов Вологодской области

Воинские части, военно-санитарные поезда и эвакогоспитали

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Вологжане – Герои Советского Союза

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Вологжане – узники фашистских концлагерей

Фронтовые письма

Вологодский тыл – фронту

Труженики тыла – Оште

Помощь вологжан эвакуированному населению

Помощь блокадному Ленинграду

Дети войны

Поисковое движение в Вологодской области

Единая информационная база на погибших вологжан (Парфинский район, Новогородская область)

«Хранить вечно»: областной кинофестиваль документальных фильмов

Стихи о войне вологодских поэтов-фронтовиков

Военные мемориалы, обелиски, парки Победы на территории Вологодской области: фотоальбомы

© Вологодская областная универсальная научная библиотека, 2015 г.

Вологжане – узники фашистских концлагерей

Малков Л.
Единственная, боевая…

Конкурс «Играй, гармонь», который проходил недавно в Кичменгско-Городецком районном Доме культуры, открылся выступлением двух ветеранов – Г.Г. Колосова и С.С. Ципилева. Зрительный зал встретил их дружными аплодисментами. Геннадий Георгиевич играл на гармошке, а Семен Семенович пел под его аккомпанемент. Самое неблагодарное занятие – передавать на бумаге, как человек поет. Это надо слышать, слушать, затаив дыхание, как те три сотни зрителей, сидевших в зале, чтобы потом, когда песня кончится, выдохнуть: «Ну, Семен! Ну, Шаляпин!».

Потом уже и сам Семен Семенович взял в руки гармонь. Сыграл «русского», «по-низовски», «краковяк», «польку», «фокстрот», «танго». Виртуоз! Зрители бурно аплодировали, но немногие, наверное, знали, что играет действительно виртуоз, ибо так играть на гармошке, не имея среднего и указательного пальцев на правой руке, обычный человек не может.

Помню, когда лет десять назад случилось несчастье – циркульная пила в мгновение ока отрезала мастеру два пальца, – жители Шонги в один голос загоревали: «Как же Семен Семенович теперь играть-то будет?».

А Семен Семенович научился играть мизинцем и безымянным. И пилы всему району тоже ремонтирует.

Родиной Семен Семенович со Смольянки, что в Еловинском сельсовете того же района. В семье было шестеро братьев и три сестры. Семен – старший. Дядя играл на тальянке, отец хорошо      пел, но главной певуньей была мать.

– Бывало, косим мы с ней где-нибудь на лесном сенокосе – по целому дню поем, – вспоминает Семен Семенович.

Здесь, наверное, и кроются истоки чувствования русской народной музыкальной культуры, тут и корни природной одаренности. А одаренность эта проявляется не только в музыке. С.С. Ципилев может срубить дом, сделать резные наличники, разберется в любом самом сложном механизме (был очевидцем, как он взялся наладить заграничную пилу «Партнер», которую раньше и в глаза не видел, и отремонтировал). А еще Семен Семенович плетет лапти, ступни, корзины, пестери, туеса.

Образец одной игрушки, такой, какие он изготовлял, будучи в немецком плену, Семен Семенович мне показал: на деревянной дощечке, на самом ее краешке, стоит женщина, напротив, на другом краю, гордо выгнул шею петух, а посредине четыре курицы старательно клюют невидимое зерно, стоит только слегка качнуть дощечку.

Спустил с чердака и лыжи собственного изготовления. Было время, когда на лыжах с фирменным знаком С.С. Ципилева бегала вся Шонгская школа. Лыжи легкие, пластичные, прочные – не в пример заводским.

А в тридцатые годы ученик шестого класса Косковской неполной средней школы Семка Ципилев в честь десятого съезда комсомола сделал деревянный велосипед.

– До того, как увезли его в Городок на выставку, – улыбается Семен Семенович, – ребята на нем катались. Крепкий был.

После школы направили Семена учиться в Никольский педагогический техникум, который он закончил в 1938 году, но поработать учителем тогда не довелось. Выпускникам-юношам предоставилась возможность продолжить образование в военных училищах. Семену Семеновичу хотелось быть артиллеристом. Поехал в Ленинград. На медицинской комиссии все складывалось хорошо, да совершенно некстати врач вдруг заметил, что будущий курсант чуть-чуть прихрамывает. Сам-то Семен Семенович, считай, и забыл, что еще в шестилетнем возрасте сломал ногу. Начали доктора производить измерения и пришли к заключению: одна нога подлинней.

Но артиллеристом Семен Семенович все же стал, правда, не офицером. Призвали на действительную военную службу: попал в дивизион тяжелых пушек, который располагался в Минске. Там и застала Семена Семеновича Великая Отечественная война.

С болью вспоминает ветеран первые месяцы войны, месяцы трагические, когда дивизион то и дело один на один оставался с немецкими танками, когда оказывалось, что впереди нет ни нашей пехоты, ни линии фронта, как таковой, когда никто не знал, где фашисты – впереди или давно уже в тылу. Один за другим гибли друзья.

Именно тогда командир отделения С.С. Ципилев подал заявление о приеме в партию, а домой отправил письмо, в котором была и такая строчка: если погибну, считайте меня коммунистом. Не дошло это письмо до Смольянки, как не дошло по назначению и ходатайство командования о награждении Семена Семеновича медалью «За отвагу».

К концу августа дивизион с боями откатился от западной границы через всю Белоруссию до Орловской области. Ципилева с группой бойцов командир направил в оказавшуюся на пути деревню разведать, нет ли немцев. Едва вышли на деревенскую улицу, как попали под огонь фашистских автоматов. Бросились врассыпную назад. Семен Семенович выбежал к картофельному полю и затаился в ботве. Через какое-то время стрельба утихла. Приподнявшись, огляделся. Ни немцев, ни своих товарищей так и не увидел. Вернулся в расположение дивизиона, но и его уже не было.

– Начались скитания по лесам в поисках своих. Уже в начале сентября зашел в какую-то деревню. Вижу, двое мужиков у дома с телегой возятся. Подошел узнать, где нахожусь, и нет ли немцев, а они мне руки за спину заломили.

О том, как жилось в фашистских лагерях, вспоминать тяжело. Оказался снова в Минске. За зиму из сорока пяти тысяч военнопленных в живых в лагере осталось лишь пять тысяч. Умирали в основном от голода.

– Взялся я вырезать из дерева игрушки. Делал вот такие (Семен Семенович показывает изделие, о котором уже шла речь). Сначала было только четыре курицы. Друзья по бараку брали их и кому-то продавали. И мне доставался лишний кусок хлеба. Потом курочки хуже пошли. Добавил петуха. Спрос снова появился, а когда начал от голода падать, добавил еще женщину. Делал и другие игрушки. Может, это и спасло от смерти.

В 1943 году, в связи с наступившим в войне переломом, повезли военнопленных на Запад. От вновь прибывавших Семен Семенович уже знал о сталинских словах: у нас военнопленных нет, а есть предатели. Можно только догадываться, что чувствовал русский солдат, находящийся за колючей проволокой.

В начале апреля 1945 года – снова начали готовить лагерь к эвакуации. Тогда и удалось группе военнопленных, в числе их оказался Семен Семенович, устроить побег. Две недели скитались по лесам Германии и, наконец, наткнулись на американцев. Случилось это 16 апреля. Эту дату Семен Семенович считает вторым днем своего рождения.

– Американцы к нам хорошо относились, кормили, приодели. Несколько раз предлагали желающим поехать на жительство в Америку. Находились из нашей братвы такие, кто дал согласие, а мне надо было попасть в Смольянку.

Но до того, как Семен Семенович вернулся в родную деревню, миновало больше полутора лет.

Сегодня можно сколько угодно говорить об определенной безнравственности по отношению к человеку, не по своей воле попавшему в плен, но не будет от того легче Семену Семеновичу, который много лет в День Победы стоял в сторонке от празднующих ветеранов.

Сам Семен Семенович обиды на людей не держит, хотя, наверное, и неприятно было знать, что когда он посватался к будущей жене своей Капитолине Степановне, злые языки той нашептывали: «Не ходи за пленника». Не послушалась молодая учительница, и вот уже сорок лет живут супруги Ципилевы в мире и согласии. Детей вырастили. Все трое, по примеру родителей, стали учителями.

А медаль «За отвагу» С.С. Ципилев все же получил через 50 лет. На том конкурсе «Играй, гармонь», о котором шла речь вначале, был волнующий момент. После того, как Семен Семенович закончил выступление и направился за кулисы, на сцену поднялся районный военком и вручил так долго искавшую хозяина награду

Источник: Малков Л. Единственная, боевая… / Л. Малков // Красный Север. – 1992. – 30 мая.