Главная

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Документальная история войны по материалам государственных архивов Вологодской области

Воинские части, военно-санитарные поезда и эвакогоспитали

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Вологжане – Герои Советского Союза

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Вологжане – узники фашистских концлагерей

Фронтовые письма

Вологодский тыл – фронту

Труженики тыла – Оште

Помощь вологжан эвакуированному населению

Помощь блокадному Ленинграду

Дети войны

Поисковое движение в Вологодской области

Единая информационная база на погибших вологжан (Парфинский район, Новогородская область)

«Хранить вечно»: областной кинофестиваль документальных фильмов

Стихи о войне вологодских поэтов-фронтовиков

Военные мемориалы, обелиски, парки Победы на территории Вологодской области: фотоальбомы

© Вологодская областная универсальная научная библиотека, 2015 г.

Вологжане – узники фашистских концлагерей

Киселева Г.
Счастье – живым остаться

Деревня Сенино (когда-то 52 дома) в Замошье – привольный край. И радовалось сердце Ольги Петровны Гороховой, что вырастила работников на земле – сыновей Александра и Акиндина.

Но подошел срок идти на действительную службу одному в 1939 году, а другому – в 1940-м. А там грянула война.

Александр находился в то время в г. Укмери (Литва) в летних лагерях. Разбиты палатки – кругом тишь и благодать. Вдруг откуда ни возьмись – самолет и обстрел с воздуха. Нежданно-негаданно все пришлось свернуть и за три дня перебрались в окопы.

Началась бомбежка. Когда Александр вернулся с задания, вся дивизия уже сидела в машинах.

Ехали до передовой, еще не понимая ужаса случившегося – с песнями, пока не увидели разгромленные села, развороченные дома.

Рано утром, вглядываясь вдаль, увидели немцев. Брали город, но понесли большие потери. Отступали, окапывались и снова шли с боем вперед.

В одном из наступлений Александра ранило. Разбитыми были рука и нога...

– Тут меня и еще нескольких человек взяли в плен. Отправили под конвоем этапом в Восточную Пруссию. А дальше – другие лагеря. В одном из них находились два месяца под открытым небом. Спали прямо в грязи, под голову подкладывая котелок. Не было даже шинели.

И тогда, когда перевели под крышу, условия лучше не стали...

– 16 апреля 1945 года освободили нас из лагеря союзники (американцы). После проверки отправили в военный городок и на машинах привезли на Эльбу, где сошлись наши войска с союзниками. Конец войны. И нам из-за отсутствия транспорта пришлось идти пешком: 2,5 тысячи километров. А нас было 6 тысяч человек. Через четверо суток отдыхали.

В Калуге в лесу их разделили на группы по специальностям. Выделяли трактористов, шоферов и отправляли в г. Дзержинск Горьковской области.

Александр Никандрович вернулся домой в апреле 1947 года с орденом Отечественной войны II степени, медалями, а 1 мая уже приступил к работе трактористом, так как еще в 1930 году успел закончить курсы.

Надо было видеть, с какой жадностью вцепился он в рычаги трактора! Работал от Кадниковской МТС по зоне Замошских колхозов.

В 1952 году с семьей переехал в Кадников. Построил добротный дом с женой Христиной Тимофеевной, также бывшей трактористкой. Вырастили двоих сыновей и дочь.

И сегодня они живут в Кадникове, помогают воспитывать внуков.

Не меньше испытаний выпало и на долю его брата Акиндина. Вначале вместо действительной службы все карты спутала финская война. Был на Мурманском направлении, потом на границе с Германией, в Польше. Затем не обошлось без участия в Великой Отечественной войне. Партизанил.

И тоже так случилось, что раненым его взяли в плен.

Вначале отправили в минский лагерь военнопленных, в котором насчитывалось 200 тысяч человек, затем – в Мозбург.

В русской зоне условия были хуже всех. Потом увезли в Мюнхен (Южная Бавария). Работали на фабрике, изготовляли котлы.

Во время бомбежки лагеря 13 марта 1943 года устроили побег. Побег помог устроить охранник.

– Он дал карту Германии, две зажигалки, флакончик бензину, – с трудом преодолевая волнение Акиндин Никандрович ворошил прошлое. – Он участвовал в боях за Киев, был ранен – оторвало пальцы на одной руке. И сказал: «Бегите во время бомбежки!». Нас бежало 13 человек...

Четыре месяца скитались пленные, пока не добрались до своих.

– В Германии многие немцы не надеялись на победный исход войны, дезертировали и скрывались в лесах. Мы встречали таких немцев. Они давали нам закурить, а иногда делились едой.

Прошли всю Германию, Польшу. На одной станции забрались в вагоны поезда, который вез сено в кипах. Между этими кипами и ехали три дня. И вдруг остановка. Дорога была разрушена, скопление составов поездов. Всюду немцы.

– Мы посидели, присмотрелись и из поезда выбрались в канаву. Этой канавой ползли метров 500. Началась бомбежка станции нашими самолетами. Вскоре пошли танки. Тут мы и встретились со своими. Через 4 месяца со дня побега – в сентябре 1943 года.

Их привели в порядок: помыли, подстригли, побрили, так как за 4 месяца были грязными, неузнаваемыми, затем – проверка, запросы на родину. Ответ пришел быстро.

После – снова фронт.

Акиндин Никандрович прошел Чехословакию, Венгрию, служба закончилась для него в июне 1946 года. Вернулся домой с орденами Великой Отечественной войны 2-й степени, Красной Звезды, с медалями...

А дома... Какое счастье было видеть его живым!

Источник: Киселева Г. Счастье – живым остаться / Г. Киселева // Сокольская правда. – 1995. – 6 мая.