Главная

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Документальная история войны по материалам государственных архивов Вологодской области

Воинские части, военно-санитарные поезда и эвакогоспитали

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Вологжане – Герои Советского Союза

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Вологжане – узники фашистских концлагерей

Фронтовые письма

Вологодский тыл – фронту

Труженики тыла – Оште

Помощь вологжан эвакуированному населению

Помощь блокадному Ленинграду

Дети войны

Поисковое движение в Вологодской области

Единая информационная база на погибших вологжан (Парфинский район, Новогородская область)

«Хранить вечно»: областной кинофестиваль документальных фильмов

Стихи о войне вологодских поэтов-фронтовиков

Военные мемориалы, обелиски, парки Победы на территории Вологодской области: фотоальбомы

© Вологодская областная универсальная научная библиотека, 2015 г.

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Пискунов А.
Незабываемые годы : командиру партизанской бригады «Дядя Саша», уроженцу деревни Пакутино Усть-Кубинского района Александру Александровичу Морщинину посвящается…

Командиру партизанской бригады «Дядя Саша», уроженцу деревни Пакутино Усть-Кубинского района Александру Александровичу Морщинину посвящается…

С первых дней Великой Отечественной войны перед партией и народом встали огромные и неотложные задачи по организации отпора врагу, советский народ поднялся на борьбу против фашистских захватчиков. В тылу гитлеровских войск повсеместно создавались партизанские отряды и подпольные группы. Спешно подбирались и готовились спецгруппы для заброски в тыл противника. Старший лейтенант А.А. Морщинин был назначен старшим спецгруппы, а комиссаром – батальонный комиссар Смагин. Александр знал, что ему придется действовать в тылу у немцев: вести разведку, передавать сведения в штаб фронта, совершать диверсии, но не ожидал, что ему придется стать командиром партизанской бригады, названной его именем – «Дядя Саша». Закончилась подготовка, получены вооружение, питание и рация. Дмитрий Смагин, Иван Ильин, Василий Петров, Николай Садофьев, Федор Белошапкин и Александр Морщинил были объединены в боевую группу. 6 июня 1942 года самолет поднялся с аэродрома и взял курс на запад.

Когда самолет пролетал над линией фронта, его обстреляли зенитные орудия врага. Самолет получил несколько пробоин, но продолжал полет. Задание было выполнено. «В самолете, – вспоминает А. Морщинин, – я думал о том, что нас ждет там, на захваченной врагом территории. Старался представить, как будем выбрасываться на парашютах в незнакомой местности, ведь никто из нас шестерых никогда не прыгал с парашютом». В назначенном месте самолет закружил над поляной, парашютисты по команде пошли вниз и удачно приземлились. Первым был старший группы А. Морщинин, приземлившийся вверх ногами, но удар получился слабым, поэтому, вскочив на ноги, отстегнув парашют, он быстро изготовился к бою. Вся группа приземлилась спокойно. Собрали груз, закопали парашюты, мешки с грузом и пошли в глубь леса. Вскоре стало известно, что группа приземлилась в семистах метрах от населенного пункта, где находился крупный гарнизон немцев.

В первые же дни стали встречаться плохо одетые и почти безоружные партизаны, с удивлением смотревшие на членов спецгруппы, у которых были немецкие винтовки, патроны, но самое главное – рация. Не прошло и месяца, как на границе Минской и Могилевской областей из нескольких партизанских групп был создан партизанский отряд, который назвали «Дядя Саша». Этот же псевдоним получил командир отряда А.А. Морщинин.

«Первое время я чувствовал себя неловко, когда старики-партизаны, убеленные сединой, приходившие в отряд с дробовиками, называли меня дядей Сашей, – с улыбкой вспоминает А.А. Морщинин. – Некоторым из них я годился в сыновья, а некоторым – во внуки. Но в тот период скрывать о себе все сведения было необходимо».

В течение короткого времени к основному отряду присоединились еще партизаны. Бригада состояла теперь из шести отрядов и нескольких спецгрупп для выполнения особых заданий. Командиром бригады народных мстителей стал комсомолец Александр Морщинин, комиссаром – батальонный комиссар Дмитрий Смагин. Начальником особого отдела бригады и комиссаром 3 отряда –Николай Садофьев. Штаб возглавил старший лейтенант Иван Ильин, разведку – старший лейтенант Федор Белошапкин. Старший политрук Василий Петров стал комиссаром I отряда.

Свою деятельность штаб отряда, а затем и бригады, начал с активной разведки. В населенные пункты пошли партизанские посланцы с целью поднимать народ на борьбу с оккупантами. Особо способные разведчики, снабженные оккупационными документами, под видом немецких ставленников, направлялись для связи с партизанами, осевшими в городах, в районах железнодорожных узлов, в крупных населенных пунктах. Собранные сведения доставлялись в бригаду. Многие старосты населенных пунктов были нашими и оказывали бригаде активную помощь. Это были «глаза» и «уши» партизан.

Разведывательные данные передавались по рации в штаб Западного фронта за подписью «Дядя Саша». Место работы рации каждый раз меняли, удаляясь от места дислокации штаба бригады на большие расстояния. Активная деятельность партизанских посланцев и ненависть к оккупантам обеспечили в короткое время создание резерва в количестве около 600 человек. По первому зову партизан они участвовали в боевых операциях в качестве помощников: подносили взрывчатку, а когда ее не было – разбирали железнодорожные пути, топили рельсы в болоте, шпалы сжигали, уничтожали военное имущество, следили за поведением немцев на вероятных путях подхода.

Почувствовав нарастающее сопротивление, немцы стали формировать усиленные карательные отряды с использованием в них предателей, укрепляли гарнизоны, строили доты и дзоты, вдоль железных дорог на расстоянии от 50 до 400 метров вырубали лес и усиливали патрулирование, охраняли мосты. Немцы вербовали предателей, в городе Борисове открыли разведшколу для подготовки шпионов и диверсантов, а затем и засылки их к партизанам, а также в тыл Красной Армии.

Народные мстители не прекращали активных боевых действий. В начале июня, а затем в сентябре 1942 года в районе станции Славное были подорваны два эшелона с боеприпасами и в результате чего ни один снаряд, патрон или бомба не попали на фронт. Однажды разведчики доложили, что в сторону фронта направляется эшелон с продуктами питания, в которых партизаны ощущали большой недостаток. Но в последний момент немцы изменили расписание и отправили эшелон с авиаторами. В намеченном месте партизаны остановили эшелон, а когда увидели, что в нем живая сила противника, по команде открыли шквальный огонь. Было убито более 200 человек и ранено около 300 человек.

В конце июля 1942 года при наступлении Красной Армии в районе железнодорожной станции Сычевка бригаде было приказано не допустить продвижения немецких эшелонов в сторону фронта. Партизанские отряды бригады вышли на железную дорогу в районе разъезда Бобр, где произвели более 150 взрывов в стыках рельсов, повредив таким образом две железнодорожные колеи на большом расстоянии.

В августе 1942 года была проведена успешная операция по разгрому станции Славное. Комендант немецкого гарнизона в нательном белье с небольшой группой солдат бежал под защиту соседнего подразделения. На станции были повреждены водонапорная башня и водокачка, разобраны пути, поломаны стрелки, сожжены два эшелона с военным грузом. На пути бригады было большое село Денисовичи с крупным немецким гарнизоном и полицией из числа местных жителей. От разведчиков стало известно, что начальником полиции назначен бывший старший лейтенант Красной Армии Соколов, не проявлявший желания служить немцам. В село Денисовичи были направлены две разведчицы, перед этим десантировавшиеся в бригаду с особым заданием. Они проникли в Денисовичи, умело подошли к Соколову и не дали ему оказаться среди предателей. При активной помощи Соколова и его друзей, насильно мобилизованных в полицию, гарнизон перестал существовать. Село Денисовичи было очищено от немцев и их ставленников. К осени 1942 года на территории Толочинского, Белынычского, Круглянского и Крупского районов, где действовала бригада «Дядя Саша», был создан партизанский край, свободный от фашистов. На территории этих районов население жило по законам Советской власти. В освобожденный край немцы и их приспешники не показывались длительное время.

Частые скоротечные схватки с немцами закаляли народных мстителей. Лишь крупные карательные операции войсковых соединений вынуждали партизан в ожесточенных боях отступать в леса, но по неведомым тропам, они снова появлялись на коммуникациях немецких войск, хотя их объявляли уже уничтоженными.

Партизаны бригады «Дядя Саша» за период с 8 июня по октябрь 1942 года провели 352 боевые операции, из них 158 – на железных дорогах. Разгромили шесть крупных вражеских гарнизонов и станцию Славное. Пустили под откос 47 вражеских эшелонов. Было убито 3,5 тысячи оккупантов и их приспешников. Активная деятельность партизан способствовала количественному росту бригады.

За организацию партизанского движения и боевую деятельность бригады, проявленные при этом мужество и героизм Александр Александрович Морщинин 12 сентября 1942 года был награжден орденом Ленина. Орденами и медалями были награждены отличившиеся в боях партизаны. В одном из боев в конце октября 1942 года А. Морщинин был ранен и на самолете отправлен на Большую землю. После его выздоровления Главнокомандующий партизанского движения К.Е. Ворошилов вручил А.А. Морщинину именные часы. Правительство Белорусской ССР наградило его серебряным портсигаром, на крышке которого выгравировано: «Товарищу Морщинину А.А. за активную борьбу с немецкими оккупантами в тылу врага от Совнаркома БССР. Декабрь 1942 года». Эти реликвии А.А. Морщинин передал в Вологодский краеведческий музей.

В числе документов у А.А. Морщинина хранится характеристика ЦК ЛKCM Белоруссии, в которой отмечены его не только организаторские и боевые качества как командира партизанской бригады, но и заслуга в создании комсомольской организации в тылу врага и активное участие в ее работе. Подписал характеристику первый секретарь ЦК ЛКСМБ М.В. Зимянин, позже избранный секретарем ЦК КПСС и недавно ушедший на пенсию.

Великая Отечественная война продолжалась. До Победы оставалось еще более двух лет. После госпиталя А. Морщинин воевал в составе 3-й гвардейской и 4-й танковых армий, являясь старшим офицером связи и помощником начальника направления. 8 марта 1944 года был назначен заместителем командира 658 стрелкового полка 218 стрелковой дивизии. 13 сентября 1944 года поступило указание об откомандировании его в распоряжение Главного управления кадров народного Комиссариата Обороны (ГУКНКО) СССР.

Командованием была разработана операция по форсированию реки Вислы, в которой ему предписывалось возглавить десант. А. Морщинин лично участвовал в разработке операции, готовил десантников и переправочные средства и был уверен в захвате плацдарма. Перепоручить руководство операцией считал просто невозможным. Выезд в распоряжение ГУКНКО был отложен.

В результате тщательной подготовки первые десантники во главе с заместителем командира полка и командира батальона, ночью, усыпив бдительность боевого охранения немцев, поднесли из укромного места переправочные средства, форсировали реку и захватили плацдарм. На рассвете начался бой за расширение плацдарма, а боевое охранение врага, ошеломленное стрельбой в тылу, бежало с острова, на котором оно «несло службу». Побег немцев с острова несколько облегчил форсирование Вислы, привел к улучшению доставки батальоном оружия и боеприпасов. Не думал А. Морщинин, что это будет последняя боевая операция, в которой он принимает участие на фронте.

По нескольку раз в день бойцы отбивали атаки, и сами переходили в контратаки, расширяя захваченный плацдарм. В одном из боев А. Морщинин был ранен и контужен. Бойцы переправили его через реку и доставили в госпиталь, где его привели в сознание, но А. Морщинин ничего не видел и не слышал. Это было страшно. Страшнее атак, переходящих в рукопашную схватку, страшнее артиллерийских, минометных и бомбовых налетов. Было страшно остаться в таком тяжелом состоянии и, как оказалось, при неподвижных ногах. Но, обладая исключительной волей, он не поддался малодушию. Медицина и желание выжить сделали невозможное. А.А. Морщинин встал с больничной койки, но на фронт больше не попал, Александр Александрович как имеющий большой опыт партизанской и фронтовой борьбы был направлен на преподавательскую работу в военное училище. В 1946 году А.А. Морщинин вышел в отставку в звании майора, инвалидом 1-й группы. Врачи, спасшие ему жизнь, запретили всякую работу. Систематически занимаясь физкультурой, выполняя предписания врачей, Александр Александрович благодаря большой силе воли окреп и поступил на работу в органы МВД. Но ранения, контузия и лишения партизанской и фронтовой поры сказывались все сильнее, и в феврале 1954 года А.А. Морщинин вышел на пенсию. Находясь на заслуженном отдыхе, он активно занимается исследовательской деятельностью и общественной работой. Он стал организатором и первым председателем Вологодской городской секции ветеранов войны, на протяжении 15 лет был заместителем председателя областного штаба похода молодежи по местам революционной, боевой и трудовой славы советского народа, участником всех слетов победителей похода. Он внес большой вклад в дело воспитания молодежи на героических традициях нашего народа.

До недавнего времени А.А. Морщинин встречался со школьниками, студентами, рабочими и служащими. Его часто посещают ветераны войны, со многими из которых «дядя Саша» продолжает переписываться.

В результате большой исследовательской деятельности Александр Александрович установил, что среди участников обороны Брестской крепости были 11 воинов-вологжан, пятеро вологжан совершили тараны вражеских самолетов, двое – повторили подвиг Гастелло. Семеро вологжан участвовали в Параде на Красной площади 7 ноября 1941 года. 27 человек – участники Парада Победы 24 июня 1945 года, трое вологжан – участники юбилейного Парада Победы 9 мая 1985 года. Им же установлены более 30 речных и морских плавсредств, названных именами наших земляков. А.А. Морщинин является почетным председателем Вологодской городской секции ветеранов войны.

Родина высоко оценила боевые заслуги Александра Александровича Морщинина. Он является кавалером орденов Ленина, Красного Знамени, Красной Звезды, Отечественной войны I-й степени и награжден пятнадцатью медалями, в том числе медалями «Партизану Отечественной войны» I-й степени и «За отвагу».

Какова судьба героев отважной шестерки?

Николай Садофьев и Федор Белошапкин погибли в ожесточенных боях с оккупантами и их приспешниками. Ценой собственной жизни они спасли от гибели большую группу партизан и обеспечили выполнение боевого задания. Василий Петров стал комиссаром бригады, в составе которой совершил рейд по тылам противника от Днепра до Буга. После войны он работал в Брестском облисполкоме. С победой вернулись в родные края Дмитрий Смагин и Иван Ильин. Первый был на партийной работе, а второй долгое время работал председателем колхоза. «В настоящее время здравствуют только Иван Ильин, да я еще беседую с тобой», – с горечью произнес при нашей встрече Александр Александрович.

«Краткая, боевая деятельность А.А. Морщинина в тылу противника не забыта ни на Смоленщине, ни в Белоруссии, – вспоминает бывший заместитель начальника Западного штаба партизанского движения генерал-майор в отставке А. Прохоров, который формировал группу А. Морщинина. – Это был стройный, подтянутый, очень симпатичный молодой человек, стремящийся скорее оказаться на фронте».

Да. Коммунист А.А. Морщинин на протяжении всей жизни находился там, где труднее, где положено быть командиру, комсомольцу, коммунисту.

Источник: Пискунов А. Незабываемые годы : командиру партизанской бригады «Дядя Саша», уроженцу деревни Пакутино Усть-Кубинского района Александру Александровичу Морщинину посвящается… / А. Пискунов // Северная новь. – с. Устье, 1988. – 7 января. – С. 2.