Главная

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Документальная история войны по материалам государственных архивов Вологодской области

Воинские части, военно-санитарные поезда и эвакогоспитали

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Вологжане – Герои Советского Союза

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Вологжане – узники фашистских концлагерей

Фронтовые письма

Вологодский тыл – фронту

Труженики тыла – Оште

Помощь вологжан эвакуированному населению

Помощь блокадному Ленинграду

Дети войны

Поисковое движение в Вологодской области

Единая информационная база на погибших вологжан (Парфинский район, Новогородская область)

«Хранить вечно»: областной кинофестиваль документальных фильмов

Стихи о войне вологодских поэтов-фронтовиков

Военные мемориалы, обелиски, парки Победы на территории Вологодской области: фотоальбомы

© Вологодская областная универсальная научная библиотека, 2015 г.

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Королев И.
Товарищ Людвига

Из цикла «Особое задание»

Их было 16. Все 16 комсомольцы. Все получили «особое задание» и были направлены в распоряжение различных штабов партизанского движения. Все они наши земляки. Какова же их судьба? В июле этого года наша газета начала поиски. Нам помогают «Красные следопыты» из 13 школы города Вологды. Сегодня мы рассказываем о девушке, которая прошла войну под именем «товарищ Людвига».

Потертая старенькая шинель и синенький беретик. Красноармейская книжка курсантки спецшколы и боевая характеристика. Эти скромные партизанские реликвии из Вологодского краеведческого музея. Чьи же они?

Читаем характеристику. «Партизанка Сетова Мария Акиндиновна участвовала в боевых и подрывных операциях 8 раз. Имеет на своем боевом счету один вражеский эшелон, пущенный под откос; активное участие проявила по организации антифашистских кампаний в Ланском, Вельском, Брянском и Гайновском районах.

В период соединения с частями Советской Армии доставила 11 изменников Родины и немецких солдат.

8 августа 1944 года.

Командир бригады «Во имя Родины» – Мартынов, Комиссар – Чуркин».

На наш запрос в Центральный архив о курсантке упоминаемой спецшколы пришел следующий ответ: «Сетова Мария Акиндиновна, 1923 года рождения, комсомолка, проживала в Вологодской области, Кубено-Озерском районе, Кубенском сельсовете, в деревне Матвеевское. По окончании этой спецшколы в октябре 1942 года направлена в ЦК партии Белоруссии».

Спецшкола в годы войны готовила комсомольских организаторов для подпольной работы на оккупированной территории, отважных подрывников, связистов. Маша Сетова была в числе 16 комсомольцев, отобранных в июле 1942 года Вологодским обкомом BЛKCM в спецшколы. Она хорошо помнит до сих пор эту улицу, кинотеатр, куда они вместе с Галей Павловой, Тоней Тимофеевой, Верой Уховой бегали в кино. Но это в свободные часы, а их было так мало.

Больше было таких...

Тяжелая бортовая машина с ревом мчит по шоссе. В ней – молодые парни и девушки в защитных куртках, с вещмешками за плечами. На широком поле машина останавливается. Курсанты приступают к занятиям по съемке местности, прыгают с парашютом. Сначала с вышки, а потом и с самолета. Приближенно к боевой обстановке, но пока еще без выстрелов, контратак, без конспирации.

А потом и таких часов не стало. В октябре 1942 года Мария Сетова тоже получила задание. С поляком Виталием Кундовичем, радистами Женей и Юрой, она была направлена в Польшу, в Лапский район Белостокской области для связи с партизанами и местным населением, организации среди них партийной работы, главная цель которой заключалась в одном – бить врага любыми средствами.

Теперь они уже не принадлежали себе. Их настоящее имя, документы были зашиты на поясе брюк. С аэродрома «на голое место» летел не поляк Кундович, а секретарь подпольного райкома партии Иван Иванович Черный и его помощница – товарищ Людвига, секретарь подпольного райкома ВЛКСМ.

Самолет приземлился на партизанскую базу под Минском. Обвешанная пулеметными лентами, гранатами, Маша, как клубок, выкатилась из кабины.

– Хо, никак к нам сам бог войны пожаловал, – разглядывая ее веснушчатое, со вздернутым носом лицо, гортанно пробасил усатый верзила в полушубке. – Куда прикажете доставить?

– Веди к командиру соединения! – Маша старалась придать голосу железные нотки.

– К Капусте?

– Не морочь голову, кочан пузатый. Сказано, веди к командиру!

Откуда ей было знать, что командир партизанского соединения генерал-майор Филипп Филиппович Костенко носил эту мирную партизанскую кличку.

– Я командир Капуста, – поднялся им навстречу пожилой мужчина. – Що надо?

Кундович еще не совсем гладко объяснялся по-русски. Поэтому, в переговоры вступила Маша.

– Откуда ты, такая смелая дивчина, – выслушав ее, осведомился Капуста.

– Вологодская...

– А, во-ло-год-ская, – растянул командир. – Так я ж у вас лечился, в Соколе. Гарны девчатки воблой угощали... А ты комсомолом командовать? – неожиданно перешел он на волжский акцент. – Послушай, расскажу тебе о наших ребятках...

Отряд им. Котовского из бригады Ф.Ф. Капусты действовал в Копыльском районе Минской области. За несколько дней до приезда подпольщиков бригада приняла первый бой с крупными силами фашистских карателей. Один из батальонов противника наступал в сторону деревни Лавы, где был партизанский госпиталь. На кладбище у деревни Клетищи его встретила засада. По горстке партизан ударила немецкая артиллерия, минометы.

 

Патриоты дрались до последнего патрона. Когда Клетищи были заняты нашими, в стволе пулемета, зарытого в снег, была обнаружена записка: «Погибаем за Родину, но просим считать нас комсомольцами».

– Восемнадцать хлопцев пали смертью храбрых, – методично расставляя слова, закончил рассказ Капуста. – Госпиталь перевезли в другое место, а бригада подготовилась к организованному бою. Вот так-то. Будь храброй, и ты будешь сильной. А о хлопцах сейчас песни спивают...

Кундовича и Машу зачислили временно в партизанскую бригаду «Во имя Родины», которой командовал Мартынов. В условиях жесточайшего оккупационного режима подпольщики несли правду местным жителям о боевых действиях Красной Армии, разъясняли лживость фашистской пропаганды. Они добывали ценные сведения для бригады, участвовали в боевых операциях, и за несколько месяцев похода прошли по Пинским болотам, форсировали реку Неман, дезорганизовали продвижение эшелонов на линии железных дорог Варшава – Вильнюс, Варшава – Белосток.

В Беловежской пуще бригада приняла внезапный бой с карателями, которых поддерживала авиация с воздуха. В самый критический момент к ним приехал секретарь ЦК ЛКСМ Белоруссии К.Т. Мазуров. В просторной землянке состоялась комсомольская конференция. Глухо, сдержанно звучали слова клятвы: «За сожженные города и деревни, за кровь и смерть наших жен и детей, отцов и матерей, за насилия и издевательства над моим народом я клянусь жестоко мстить крагу и беспрерывно, не останавливаясь ни перед чем, всегда и всюду смело, решительно и безжалостно уничтожать немецких оккупантов».

Огнем горели глаза комсомольцев. Ярость клокотала в их груди. Сразу же после клятвы делегаты конференции отправились на подрыв железнодорожных путей и эшелонов. Эта условная операция получила самое невинное название – «Концерт». В нем сыграла свою первую роль и Маша Сетова – она пустила под откос эшелон с фашистскими танками и пушками.

Весной 1944 года небольшая группа партизан из бригады Мартынова, в которой были Маша, Кундович и радисты, достигла намеченной цели. В Лашском районе подпольщики установили связь с местными коммунистами, с центром молодежных организаций Польши, соединились с разведчиками-парашютистами, выброшенными для подкрепления с воздуха.

В новых условиях действовали малыми группами. Через связных Маша получала задания из центра; с теми же связными, которых она не знала даже в лицо, рассылала донесения и приказы в комсомольские группы по деревням. Под донесениями стояла подпись: «Товарищ Людвига, секретарь Лапского подпольного райкома комсомола».

Среди поляков стали распространяться слухи о действиях партизан в Лапском районе. Собрал староста налог с местных жителей, а товарищ Людвига рекомендует комсомольцам той деревни реквизировать собранное в пользу партизан. Из Центра донесли, что на станции N готовится к отправке в Германию эшелон с польской молодежью – товарищ Людвига сама возглавила операцию – эшелон задержан, охрана перебита. В партизанский отряд влилось новое пополнение.

И все же отряд постигла беда. Предатель за обещанное немцам поместье близ Варшавы привел фашистских карателей прямо в штаб партизанского отряда. Темной осенней ночью разгорелся кровопролитный бой. Собравшись в единый кулак, партизаны прорвали кольцо окружения и пропали в болотах. Собрать силы для контрудара было невозможно – слишком велики были потери. Связь с Центром и другими соединениями была прервана – фашисты захватили рацию и замучили радистов.

Остался один путь – выходить на соединение с наступающими частями Красной Армии. Горстка партизан избегала прямого столкновения с фашистами. А когда грохот канонады известил о наступлении наших войск, польские партизаны Виталия Кундовича и Марии Сетовой пленили под Бельском несколько десятков немцев и сдали их встретившейся советской танковой части. После тщательной проверки (в результате ее Мария лишилась именного оружия, подаренного поляками, и дневниковых записей) Сетову и Кундовича снова направили в Минск, в ЦК партии Белоруссии. За проявленное мужество, за организаторскую работу в тылу врага Мария Сетова получила отпуск на родину, в родное Кубено-Озерье.

…Неумолимо летит время. Годы стирают в памяти многое. И вроде бы легко сейчас Марии Акиндиновне рассказывать про огненные тропы войны, но нет да и сверкнет слезинка в ее глазах. Она видела войну, прошла сквозь ее невзгоды, и помнит то, что никогда не забывается. И то, как родной брат показал ей извещение о пропаже без вести Марии Сетовой, о тяжелых послевоенных годах, когда она была секретарем Кубено-Озерского райкома комсомола, о Вологде, в которой сейчас живет М.А. Сетова-Лапшина, о работе в магазине «Искусство»… А нам, комсомольцам шестидесятых годов, об этом напоминает потертая серая шинель да синенький беретик, хранящийся в краеведческой музее.

Источник: Королев И. Товарищ Людвига / И. Королев // Вологодский комсомолец. – 1967. – 29 сентября.