Главная

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Документальная история войны по материалам государственных архивов Вологодской области

Воинские части, военно-санитарные поезда и эвакогоспитали

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Вологжане – Герои Советского Союза

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Вологжане – узники фашистских концлагерей

Фронтовые письма

Вологодский тыл – фронту

Труженики тыла – Оште

Помощь вологжан эвакуированному населению

Помощь блокадному Ленинграду

Дети войны

Поисковое движение в Вологодской области

Единая информационная база на погибших вологжан (Парфинский район, Новогородская область)

«Хранить вечно»: областной кинофестиваль документальных фильмов

Стихи о войне вологодских поэтов-фронтовиков

Военные мемориалы, обелиски, парки Победы на территории Вологодской области: фотоальбомы

© Вологодская областная универсальная научная библиотека, 2015 г.

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Волков Н.
Партизанскими тропами

Александр Алексеевич Скороходов

В Вологодской передвижной механизированной колонне № 19 треста «Верхневолжсксельэлектросетьстрой» начальником отдела снабжения работает партизан Великой Отечественной войны, наш земляк, коммунист Александр Алексеевич Скороходов. Война застала его курсантом полковой школы, находящейся в Брестской крепости. В бою под Давид-Городном Пинскои области Скороходов был тяжело ранен и попал в плен.

До осени 1944 года Александр Алексеевич побывал в одиннадцати фашистских лагерях, в том числе в лагере смерти Освенциме. Несколько раз пытался бежать, но безрезультатно. Лишь в октябре 1944 года Скороходову удалось выбраться и уйти к чешским партизанам. За смелость и отвагу в боях с немецкими захватчиками Александр Алексеевич имеет ряд правительственных наград СССР, а также орден «Партизан Чехословакии», чехословацкие медаль «За храбрость» и юбилейную медаль.

Вниманию читателей предлагаются заметки из боевой биографии партизана Скороходова.

И вот позади осталась Австрия. Четверо бежавших из фашистских лагерей – Александр Скороходов, ярославец Андрей Чурилов, паренек из Ейска Николай Портнов и Нина Собачинская, уроженка Украины, вступили на землю Чехословакии.

В первый встретившийся на пути хутор пошел Чурилов. Остальные спрятались неподалеку за скирдой клевера. Андрей вернулся ни с чем. Хозяева хутора встретили его недоверчиво и на вопрос, не знают ли они поблизости партизанского отряда, ответили уклончиво:

– Говорят, где-то есть партизаны, а где они, нам неизвестно. Ничего не рассказали о партизанах жители второго и третьего хуторов.

Под вечер беглецы постучали в калитку небольшого особняка, стоявшего в полкилометре от дороги, и попросились переночевать. Хозяин вышел на улицу, долго молчал, потом пустил на дворик и показал рукой на сарай:

– Можно туда.

Все четверо поднялись по лестнице на сено и вскоре заснули. А часа через два к хутору подкатил «Оппель-капитан». Из него вышли трое с автоматами и направились к дому. Хозяин, видимо, их уже поджидал, так как вышел навстречу, открыл калитку и кивнул головой на сарай:

– Русские там.

Двое с автоматами остались около калитки, а третий поднялся по лестнице и крикнул:

– А ну, слезай!

Услышав окрик, Скороходов скинул с себя сено и поднялся. Первое, что мелькнуло у него в голове, это: «Предал! Предал, старый черт...». А тот, что стоял на лестнице, клацнул затвором и снова приказал:

– Слезай, говорю, иначе...

Скороходов, а за ним и остальные, спустились на землю.

– Топайте в хату, – приказал автоматчик.

В доме хозяина было семеро мужчин. Одетые в разные пиджаки и накидки, с автоматами и вещевыми мешками, они молча встретили вошедших. Знакомство началось с того, что старший из них (как потом выяснилось, это был командир взвода разведки партизанского отряда Григорий) спросил:

– Кто у вас за главного?

– Нет у нас главного, – ответил Андрей. – Все на одних правах...

– Тогда допрашивать будем всех...

Около полуночи Григорий приказал отправить Скороходова, Чурилова, Портнова и Нину Собачинскую в штаб.

Так беглецы оказались в партизанском соединении имени народного героя Чехословакии Яна Жижки. В то время им командовал украинец Разуто. На второй же день каждый получил назначение. Собачинская стала работать санитаркой в госпитале соединения. Чурилова послали в штаб четвертого отряда, Портнов попросился в разведвзвод, а Скороходова поставили во главе диверсионной группы, состоявшей из пятнадцати партизан.

Через день Скороходова вызвали в штаб соединения. Начальник расстелил перед ним на столе топографическую карту, исполненную на немецком языке и, ткнув карандашом в какой-то населенный пункт, сказал:

– Вот отсюда, по железной дороге, немцы вывозят на фронт снаряды. Дорогу надо подорвать, хотя бы в трех-четырех местах. Бери своих людей, взрывчатку и сегодня ночью выходи. Но имей в виду: работать придется под носом у немцев. По ту сторону дороги в лесу у них гарнизон расквартирован.

Когда смеркалось, отряд Скороходова вышел на выполнение боевого задания.

К полуночи партизаны успели разобрать двести – двести пятьдесят метров пути и в двух местах заложить динамит. Все шло хорошо, но вдруг со стороны леса раздался одиночный выстрел. Кто-то из отряда Скороходова дал ответный, и тут началось! Буквально через минуту на железной дороге закипел бой. Партизаны второпях подорвали заложенные фугасы и начали отступать.

Но куда? Не знавший местности Скороходов с двумя автоматчиками и пулеметчиком оказался отрезанным от группы и пошел в противоположном направлении по отношению к району, где размещался штаб соединения.

Примерно в километре от места схватки партизаны затаились в лесу. А утром поднялись в горы, где виднелось небольшое селение. Жители рассказали, что местность на многие километры вокруг контролируется немцами. В предгорьях они строят мощный укрепленный район, поэтому стянули много людей и техники. Для Скороходова и его товарищей эти сведения представляли особый интерес, и они решили остаться именно здесь.

Группа обосновалась в горах Черный Верх и начала формировать отряд. Командование им взял на себя Александр Алексеевич. Вскоре в отряде насчитывалось около семидесяти человек. В основном это были бежавшие из немецких лагерей военнопленные. Среди них были чехи и поляки, русские и украинцы, болгары и венгры.

Отряд разрастался, вооружался. Делал налеты на немецкие гарнизоны, контролировал дороги на десятки километров. О его смелых действиях стало известно в партизанском соединении имени Яна Жижки. Но там никто не мог подумать, что этот отряд возглавляет Скороходов. Дело в том, что двое оставшихся в живых из подрывной группы на третий день после боя на железной дороге возвратились в штаб и доложили:

– Задание выполнено, но группа разбита. Ее командир погиб.

А Скороходов между тем разрабатывал план большой операции, целью которой было пробиться к основным силам. Уже все было готово к началу выступления, но вдруг в Черный Верх пришел связной от Резуто и предложил наикратчайший путь похода, почти без боев с немцами. Это вполне устраивало Скороходова, так как ему хотелось сберечь силы для более серьезных операций по истреблению гитлеровцев.

Надо было видеть, с какой радостью в соединении встретили «погибшего» командира подрывников, да еще с таким прекрасным пополнением! Резуто объявил Александру Алексеевичу благодарность за умелые действия и назначил его комиссаром партизанского отряда имени Суворова. Любопытно отметить, что в нем были бойцы тринадцати национальностей!

Суворовцы контролировали огромный район Словакии, простирающийся в границах населенных пунктов Банская Быстрица – Тренчин – Попрад – Кунеярад – Жилина. Они взрывали мосты и шахты, пускали под откосы железных дорог поезда с военным снаряжением, громили немецкие гарнизоны. Командир отряда установил тесную связь с местными жителями, которые быстро и точно информировали партизан обо всем, что делается в стане врага, предупреждали об опасности. Так чешский народ незримо помогал советским воинам быстрее очистить свою землю от фашистских захватчиков.

Однажды в штаб соединения поступило донесение о том, что в местечко Раец прибыла колонна немецких автомашин. Кроме вооружения и боеприпасов на них находилась мощная радиостанция, которую гитлеровцы должны ночью отправить в город Жилину для обслуживания укрепрайона. Командир соединения вызвал Скороходова и приказал:

– Радиостанцию надо уничтожить! Лучше всего это сделать на автомагистрали Раец – Жилина, вот здесь, – и показал на карте пункт, через который колонна немцев должна проследовать ровно в полночь.

Александр Алексеевич отобрал двадцать самых храбрых бойцов и отправился с ними в намеченный пункт. К одиннадцати часам вечера партизаны оседлали большак. В сторону Раица Скороходов послал боевое охранение, а затем организовал засаду. Минут через пятьдесят к нему прибежал боец из дозора и сообщил, что на дороге замечена колонна автомашин. Они движутся без освещения, поэтому очень медленно.

Скороходов отдал сигнал готовности к открытию огня. А когда головная автомашина приблизилась к месту засады, с обеих сторон большака по ней грянули выстрелы, затем ночную тьму вспороли вспышки огня от взрывов гранат.

Схватка длилась не более пятнадцати минут. Все четыре автомашины и радиостанция были сожжены, а сопровождавшие ее солдаты и офицеры уничтожены. В кабине передней машины партизаны обнаружили майора гестапо, который, видимо, руководил операцией по переброске радиостанции. Около него оказался конечный мешок со 180 тысячами крон. Партизаны забрали деньги и доставили их в штаб соединения. Кроны пригодились для расчетов с населением за продукты для отряда.

Александр Алексеевич сражался с фашистами до последнего дня войны. На чешской земле осталось много его друзей по оружию, добрых и отзывчивых жителей, которые постоянно оказывали партизанам посильную помощь. Эта дружба, скрепленная кровью, останется навсегда.

Источник: Волков Н. Партизанскими тропами / Н. Волков // Красный Север. – 1970. – 19 февраля.