Главная

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Документальная история войны по материалам государственных архивов Вологодской области

Воинские части, военно-санитарные поезда и эвакогоспитали

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Вологжане – Герои Советского Союза

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Вологжане – узники фашистских концлагерей

Фронтовые письма

Вологодский тыл – фронту

Труженики тыла – Оште

Помощь вологжан эвакуированному населению

Помощь блокадному Ленинграду

Дети войны

Поисковое движение в Вологодской области

Единая информационная база на погибших вологжан (Парфинский район, Новогородская область)

«Хранить вечно»: областной кинофестиваль документальных фильмов

Стихи о войне вологодских поэтов-фронтовиков

Военные мемориалы, обелиски, парки Победы на территории Вологодской области: фотоальбомы

© Вологодская областная универсальная научная библиотека, 2015 г.

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Веретнов А.
Из бригады «трижды уничтоженных»

А.А. Андреев

А.А. Андреев

Давно отгремели бои. Густо позарастали партизанские тропы и землянки. И только не изгладятся никогда в памяти народной подвиги «лесных богатырей».

Среди них был и наш земляк, уроженец бывшего Рослятинского района, Александр Андреевич Андреев, который по заданию командования в феврале 1942 года был заброшен на территорию, временно оккупированную немцами.

«...В хуторе я встретил первого партизана. Это был молодой шустрый парнишка с веснушчатым озорным лицом и с непокорным рыжим чубом, свисавшим на лоб из-под кепчонки. Грудь была крест-накрест перехлестнута пулеметными лентами. Жители его называли просто – «Сашка-партизан».

Эта запись взята из дневника разведчика-подрывника Евгения Нехотяева, который вместе с Андреевым сражался в первой партизанской бригаде Федора Данченкова.

Насколько успешно действовала бригада в тылу врага, говорит хотя бы тот факт, что командование трижды снимало с передовой свои дивизии, чтобы расправиться с народными мстителями. И трижды, будучи окруженными, партизаны ускользали от врага. А немецкие офицеры доносили начальству, что с партизанами покончено. Но уже через несколько дней бригада своими боевыми действиями напоминала, что борьба продолжается....

Командиром полка закончил войну на берегах Эльбы Александр Андреевич. Ратные подвиги полковника Андреева отмечены многочисленными орденами и медалями Советского Союза. В 1960 году Александр Андреевич ушел в запас и сейчас работает директором Вологодской обувной фабрики.

Он частый гость в школах города. Его рассказы о прошедших днях Великой Отечественной войны всегда производят большое впечатление на ребят. Особенно воспоминания об операции по уничтожению санатория немецких летчиков-асов в деревне Сергеевка.

* * *

Андреев едва успел сомкнуть глаза, как в землянку ворвался стоявший на посту Сергей Абрамов.

– Товарищ командир, шпиона поймали, – растормошив Андреева, сказал он. – Мы ему: «Куда прешь?». А он: «Мне, говорит, к командиру надо». Белый весь, а глаза так и сверкают, ну чистый немец. А еще говорит, что донесение у него важное.

– Где он?

– Да вона, на воле Никитич его стережет.

Андреев вышел из землянки. Июньская ночь была светла, и он сразу увидел незнакомца.

– Кто вы?

– Мне нужно видеть командира партизанской бригады Федора Данченкова.

– Я командир одного из отрядов.

– У меня срочное сообщение, и я могу его передать только комбригу, – упрямо мотнул головой незнакомец.

Предупрежденный связным, Федор Данченков уже ждал их.

– Я от Поварова, – коротко доложил неизвестный. Нагнувшись, он снял ботинок, отодрал стельку и передал комбригу донесение.

Пробежав глазами, Данченков протянул листок Андрееву. «Свободные от дежурств и полетов техники и летчики пикирующих бомбардировщиков «Ю-88» на ночь в автобусах и на легковых машинах уезжают с аэродрома в деревню Сергеевка. Гитлеровцы организовали для своих асов в здании школы ночной санаторий со всеми удобствами...», – сообщал руководитель сещинского подполья Константин Поваров, служивший в поселке полицейским.

– Что, заманчиво, Александр Андреевич?

– Вот бы их накрыть, товарищ комбриг.

– Для этого нужно время и тщательная разведка.

Вскоре этот же связной принес в штаб партизан еще одно сообщение от бывшего учителя Сергеевской школы Алексея Павловича Сергутина. В записке Данченкову он информировал о том, что наибольшее число отдыхающих скапливается в сергеевском санатории в плохую, нелетную погоду.

В Сергеевку выслали первую разведку.

– Немцы укладываются спать в двенадцать часов. Местным жителям запрещено выходить из домов после восьми, внешние посты бессменно дежурят всю ночь, их три, по четыре солдата в каждом, они наблюдают за полем и опушкой леса, изредка освещая местность ракетами. Подходы хорошие, можно незаметно добраться до самой Сергеевки и взять дома, в которых расположились немцы, и санаторий в огневые клещи, – доложил командир бригадной разведки Сергей Виноградов, пробывший с товарищами несколько суток у деревни.

Данченков собрал командиров отрядов. Разработали детальный план нападения, наметили места для засад. Это на случай, если немцы подтянут к Сергеевке подкрепление. Было решено разделить бригаду, обойти деревню с двух сторон.

– Товарищи, мы впервые проводим операцию такого масштаба, поэтому к ней необходимо очень серьезно подготовиться. Сейчас все свободны. Прошу остаться только Андреева.

– Вот что, Саша, – обратился комбриг к Андрееву, – твоему отряду штаб поручил самое ответственное задание – уничтожение летчиков в школе. Операция будет проходить ночью. Чтобы лучше ориентироваться, тебе нужно изучить расположение немецких огневых точек.

Взяв с собой двух партизан, Андреев отправился к Сергеевке. У самой деревни залегли в кустах ольховника. Отсюда хорошо просматривалось здание школы и церковь. В бинокль Андреев увидел пулеметную точку. «Хорошо устроился, вся местность, как на ладони», – подумал Александр, нанося пометки на плане деревни.

Не ускользнули от глаз командира и блиндажи с амбразурами, обращенными в сторону дорог.

Данченков молча выслушал рапорт Андреева, проверяя его данные с сообщениями разведки.

– Молодец, Сашка-партизан. А теперь иди отдыхай. Выступаем вечером. Погода для нас самая подходящая.

Небо обложили лохматые тучи. Моросил мелкий дождь. Как только стемнело, партизаны вышли из леса. Кругом было тихо, и Андрееву казалось, будто все вымерло на белом свете, и есть только партизаны, неслышно идущие в темноте.

Наконец замелькали смутные огоньки. Сергеевка!

– Ложись! – скомандовал Андреев и первым припал к мокрой земле. Ползком добрались до насыпи, окружающей деревню. Дальше – липовая аллея. Сквозь деревья четко выделялись светящиеся квадраты окон школы.

В небо взвился красный шарик и рассыпался. И тотчас же лопнула тишина. Заговорили пулеметы, винтовки, ухнула партизанская 45-миллиметровая пушка.

Немецкие блиндажи огрызнулись ответным огнем. С колокольни ударил пулемет, прижав бойцов Андреева к земле.

– Тимофей! – крикнул командир отряда пулеметчику Некрасову. – Ползи до бугорка и убери их с церкви.

А у школы горели подожженные снарядами автобусы и легковые автомашины. Застигнутые врасплох, асы в нижнем белье выскакивали из окон здания и падали, сраженные партизанским огнем.

Немецкий пулемет на колокольне вдруг захлебнулся и умолк. «Молодец Тимоха», – отметил Андреев и приказал бойцам выдвинуться вперед, к блиндажам. В огнедышащие бойницы полетели ручные гранаты. Заполыхали заселенные немцами домики, освещая округу тревожным багровым светом.

Через полчаса сопротивление врага было сломлено. В черное небо взмылись три ракеты – сигнал отхода. Отряду Андреева было приказано прикрыть отход бригады, а в случае преследования начать ложный отход вправо. Но меры предосторожности, предпринятые партизанами перед операцией, помогли избежать вторичного столкновения с врагом.

Отряд успел войти в лес до того, как рассвело. Поднятый с сещинского аэродрома самолет, не застав партизан на открытом месте, с воем проносился над макушками деревьев. Фашистский летчик наугад бросил несколько бомб, при каждом новом заходе поливал лес свинцовыми струями из пулеметов.

Израсходовав боезапас, самолет больше не появлялся.

Через три дня разведчики донесли, что в ночном бою в Сергеевке убито около двухсот пятидесяти немецких летчиков.

Командование партизанской бригады понимало, что гитлеровцы не простят партизанам этого налета. Так оно и вышло. Немцы решили раз и навсегда покончить с народными мстителями в клетнянском лесу.

Прибывшие в Клетню, Дубровку и Сещу два полка регулярной гитлеровской армии, специально снятые с фронта, начали карательную экспедицию. Но через военнослужащего аэродрома чеха Венделина Робличка партизаны вовремя узнали о замыслах врага.

Немцы старались зажать партизан в кольцо. Отряд Андреева занял оборону у деревни Грабовка. Каратели появились только в шестом часу утра. Когда их первые цепи почти достигла деревни, дружно заговорили партизанские пулеметы. Гитлеровцы залегли в ожидании подхода артиллерии. Под ее прикрытием фашистам удалось прорваться на флангах и над отрядом нависла угроза полного окружения. Оставалась свободной только узкая полоска земли. Андреев приказал оставить позиции и отойти к лесу. Отряд без потерь покинул Грабовку и вышел на соединение с основными силами.

Источник: Веретнов А. Из бригады «трижды уничтоженных» / А. Веретнов // Красный Север. – 1970. – 8 января.