Главная

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Документальная история войны по материалам государственных архивов Вологодской области

Воинские части, военно-санитарные поезда и эвакогоспитали

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Вологжане – Герои Советского Союза

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Вологжане – узники фашистских концлагерей

Фронтовые письма

Вологодский тыл – фронту

Труженики тыла – Оште

Помощь вологжан эвакуированному населению

Помощь блокадному Ленинграду

Дети войны

Поисковое движение в Вологодской области

Единая информационная база на погибших вологжан (Парфинский район, Новогородская область)

«Хранить вечно»: областной кинофестиваль документальных фильмов

Стихи о войне вологодских поэтов-фронтовиков

Военные мемориалы, обелиски, парки Победы на территории Вологодской области: фотоальбомы

© Вологодская областная универсальная научная библиотека, 2015 г.

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Шорохов А.
Автограф на рейхстаге

Пройдут многие десятилетия, века, но никогда не померкнет в памяти народа великий подвиг советского воина, свершенный в годы Отечественной войны. Как вчера и сегодня, каждого из живущих на земле будут восхищать примеры беззаветного мужества, отваги и геройства советского солдата. Об этом с волнением будут рассказывать новые книги и кадры документальной кинохроники, обелиски славы и камни... Да, камни, обыкновенные камни, ставшие теперь драгоценнейшими реликвиями воинской доблести. Как много осталось на земле этих суровых и памятных отметин войны. Они говорят...

Я видел оплавленные фашистскими огнеметами, исполосованные осколками и пулями красные камни Бреста. Это на них были начертаны слова: «Умрем, но из крепости не уйдем!» «Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина. 20. VII. 41 г.» Вряд ли кого оставят равнодушными эти слова, написанные штыком перед последним боем?!

«Выстоим, товарищи! Смерть, но не плен. Проклятье фашистам!» – эти надписи безвестных героев нашли недавно красные следопыты на камнях Аджимушкайских катакомб. В Донбассе, в Краснодонском музее «Молодой гвардии» я с волнением читал слова наказа Ульяны Громовой, написанные ею на стене камеры гестало: «Я погибаю... Крепко за Родину стой!» А в дни жесточайших боев в Сталинграде, на заводской стене у берегов Волги было начертано: «Здесь стояли насмерть герои-гвардейцы!».

Долгим и трудным был путь наших воинов к «логову» фашизма. И когда начался последний решительный штурм Берлина, каким долгожданным для каждого был тот час. Всем хотелось быть первыми, потому что каждый торопился к победе. Каждый знал, что идет в бой, завершающий войну, знал, что за гранью этого боя наступит и мир, и тишина, и встреча с родными.

И вот – 30 апреля 1945 года над куполом рейхстага взвилось победное знамя. А вокруг все еще кипел бой: гремели автоматные и пулеметные очереди, рвались фаустпатроны, в залах и кабинетах полыхал огонь... Битва за рейхстаг, завершившаяся лишь 2 мая, стала настоящим апофеозом победы.

Трудно передать словами тот радостный миг. Перед глазами миллионов людей прошли незабываемые кадры кинохроники, так выразительно рассказавшие о триумфе и ликовании победителей. Кому не памятны те крепкие солдатские объятия и радостные лица людей, громогласное «ура!» и взметнувшиеся ввысь стволы автоматов и винтовок, посылавших в серое берлинское небо победный салют. Кому не запомнились те надписи на исколотых снарядами и пулями стенах и колоннах поверженного рейхстага: «Дошли», «Москва – Берлин», «Мы защищали Одессу, Сталинград, пришли в Берлин. Летчики 2-й воздушной армии», «Слава советским богатырям! Капитан Исаев П.Т.».

Я держу в руках недавно вышедшую в свет книгу Евгения Долматовского – «Автографы победы». Эта книга – интереснейший поиск, предпринятый поэтом, тех, кто расписался на рейхстаге, это волнующий рассказ об их сегодняшней жизни и пройденном боевом пути.

«На страницах этой книги, – пишет в предисловии Маршал Советского Союза Г. Жуков, – я встретился с энергичными, сердечными, бодрыми, закаленными в боях советскими людьми, вырастившими достойных сыновей. И мне показалось, будто через годы и расстояния продолжается беседа, которую мы вели утром 3 мая 1945 года в рейхстаге, когда вместе с солдатами расписывались на задымленных камнях. Вот они, победители, славные советские воины, верные сыны Отчизны. Каждая подпись... – это приговор фашизму, вынесенный советскими людьми-победителями».

Одним из тех, кто расписался на рейхстаге, был и наш земляк – Александр Яковлевич Шубин. Это он – участник штурма Берлина – 3 мая 1945 года оставил свой автограф:

«Я разведчик Шубин.

Мой путь

Днепр – Москва – Варшава – Берлин».

Расписался, поставил точку, а свой боевой путь закончил на Эльбе, куда с боями пришел через несколько дней.

«Это была редкая надпись, – пишет в своей книге Евгений Долматовский. – В ней указывался и путь отступления – Днепр – Москва. Обычно же писали лишь путь с Востока на Запад, в те дни об отступлении не вспоминали...».

И вот я в Череповце. Здесь в одном из домов, выходящих на широкую магистраль города – улицу Ленина, и живет Александр Яковлевич. Живет на пятом этаже в небольшой, уютной квартире, где любят книги и тишину. Его жена – Ольга Никандровна – многие годы работает директором вечерней школы № 5, сын Сергей пошел по стопам отца – он курсант Череповецкого высшего военного училища связи.

Спокойно, сдержанно и немногословно, как и полагается людям военным, рассказывает Александр Яковлевич о своем пройденном боевом пути, показывает фотографии фронтовых товарищей и друзей, документы военных лет. Как много во всем этом незабываемых, волнующих страниц.

Пожалуй, не часто встретишь солдата, кто бы всю войну прошагал в составе одной войсковой части. И в этом смысле Шубину повезло: все четыре года провоевал он в 432 гаубичном артиллерийском полку. Из далекого сибирского города полк был брошен в июле 1941 года на Днепр. Шубин командовал тогда орудием. Боевое крещение получил в первых же жестоких боях. По нескольку раз в день его расчет отражал танковые атаки, бил по мостам и переправам, прикрывал заградительным огнем свою пехоту. Стояли крепко! А когда враг обошел полк с флангов, больше месяца выходили из окружения. Шли без снарядов и лошадей, через леса и болота тащили на руках тяжелые гаубицы, теряли в стычках с гитлеровцами боевых товарищей. Разве такое забудешь!

Потом были многие бои – под Москвой и Ржевом, под Калинином и на Курско-Орловской дуге, в Белоруссии и на Висле, в Померании и под Берлином.

Я внимательно слушаю рассказ ветерана, гляжу на его крепкие руки и, хоть время и годы взяли свое, чувствую в нем какую-то прежнюю богатырскую стать. Широкоплечий, крупноголовый, решительный взгляд серых глаз – все выдает в нем человека недюжинной силы. И, наверное, не счесть те суровые отметины, что оставила на нем война. Вот лишь несколько штрихов из его фронтовой биографии.

В апреле 1942 года в наступательном бою за Ржев лейтенант Шубин был ранен осколком снаряда в голову и в ногу, но с поля боя не ушел.

«В бою севернее Жиздры старший лейтенант Шубин, – говорится в боевой характеристике командира батареи, – лично руководил отражением атаки немецкой пехоты и танков, обороной штабов пехотного полка и дивизиона. В результате уничтожено и подбито до десяти немецких танков, уничтожено много пехоты».

В боях за город Ковель т. Шубин все время находился на передовом наблюдательном пункте дивизиона, своевременно и точно вызывал и корректировал по ним огонь дивизиона. В этих боях им разведано и по его коррективам уничтожено 4 пулеметных точки, один миномет, орудие, подавлено три пулеметных точки, минометная батарея, рассеяно 4 скопления живой силы и самоходных орудий противника, истреблено 45 вражеских солдат.

В районе д. Парыдубы, когда противник оказал упорное сопротивление, старший лейтенант Шубин для корректирования огня по живой силе и самоходным орудиям противника с явной опасностью для жизни выдвинулся вперед своей пехоты. Это по его точным координатам дивизион уничтожил вражеское скопление. Тяжело раненный пулей в грудь, он был вынесен с поля боя.

В бою за Берлин при форсировании канала в районе Генингсдорф в апреле 1945 года он под огнем противника одним из первых переправился через канал, обнаружил шесть огневых точек и два скопления пехоты. Обнаруженные цели были уничтожены огнем дивизиона.

Два ордена Красного Знамени, два ордена Красной Звезды, орден Отечественной войны, медали (и среди них – «За оборону Москвы», «За освобождение Варшавы» и «За взятие Берлина»), десять грамот Верховного главнокомандующего – так был отмечен ратный путь А.Я. Шубина от Москвы до Берлина.

– Ну, а помните те майские дни победного года, – спрашиваю Александра Яковлевича.

– Как же, – чуть помолчав, отвечает он, – такое ведь не забывается.

– А когда писали вы свой автограф на рейхстаге?

– Сразу же, по горячим следам, – улыбается Шубин. – Хорошо помню тот день. В Берлин мой взвод артразведки ворвался на танках. В городе еще не стихла канонада. В домах идет перестрелка. Пересекаем несколько улиц. Подъезжаем к реке. Смотрю по карте маршрут – вот она Шпрее. А где же рейхстаг, так называемый объект № 105? Мчимся вдоль набережной и вдруг за поворотом вижу наших солдат, слышу радостные крики «ура» и знамя над куполом. Подъехали и вместе с разведчиками Шияном, Шаповаловым и старшим сержантом Клименко вошли в здание. Внимательно я осмотрел рейхстаг и на стене кабинета Геббельса решил, как и многие, расписаться. Встал на снарядный ящик, вытащил из ножен кинжал и на серой штукатурке написал: «Я разведчик Шубин. Мой путь Днепр – Москва – Варшава – Берлин». Пусть, думаю, знают и помнят враги наших. Расписался и за себя, и за своих товарищей, кто не дожил до победы.

Такова вкратце история одного из автографов на рейхстаге.

В дальнейшем капитан А.Я. Шубин продолжал службу в Советской Армии. В 1956 году, уволенный в запас, он вернулся в родной Череповец и с тех пор работает начальником финансово-хозяйственной службы горвоенкомата. Участок работы у него не из легких – обслуживание ветеранов войны. Но знает он цену Победы. И та душевная щедрость, забота и сердечное внимание к людям, каким обладает Шубин, помогают ему в этом очень важном и нужном деле. Он часто бывает на квартирах офицеров, инвалидов Отечественной войны и семей погибших воинов. Это по его инициативе организована и систематически проводится в городе доставка продуктов питания на дом одиноким больным и престарелым пенсионерам, оказывается им всевозможная помощь. И не случайно командующий войсками Ленинградского военного округа наградил А.Я. Шубина именными часами, отметил его труд почетными грамотами и благодарностями.

...Более четверти столетия прошло с той поры, как отгремели разрывы снарядов и бомб и пришел мир на родную землю. Давно стерты с камней рейхстага автографы советских воинов, но невозможно стереть и вычеркнуть их со страниц истории. И сегодня мы вновь и вновь с благодарностью говорим о верных сынах Отчизны, о тех, кто принес этот светлый праздник Победы, и желаем им доброго здоровья, счастья в жизни и труде.

Источник: Шорохов А. Автограф на рейхстаге / А. Шорохов // Красный Север. – 1973. – 8 мая.