Главная

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Документальная история войны по материалам государственных архивов Вологодской области

Воинские части, военно-санитарные поезда и эвакогоспитали

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Вологжане – Герои Советского Союза

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Вологжане – узники фашистских концлагерей

Фронтовые письма

Вологодский тыл – фронту

Труженики тыла – Оште

Помощь вологжан эвакуированному населению

Помощь блокадному Ленинграду

Дети войны

Поисковое движение в Вологодской области

Единая информационная база на погибших вологжан (Парфинский район, Новогородская область)

«Хранить вечно»: областной кинофестиваль документальных фильмов

Стихи о войне вологодских поэтов-фронтовиков

Военные мемориалы, обелиски, парки Победы на территории Вологодской области: фотоальбомы

© Вологодская областная универсальная научная библиотека, 2015 г.

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Последний штурм Берлина. [Воспоминания участников]

Наш корпус входил в 5-ую ударную армию 1-го Украинского фронта. В феврале мы заняли немецкий город Бунцлау. В этом городе похоронено сердце великого русского полководца М.И. Кутузова. Посетив эту священную для каждого русского человека могилу, мы думали: каждого агрессора, посягнувшего на свободу России, ждет одна участь – разгром.

А впереди у нас была дорога Бреслау – Берлин. Мы стремительно приближались к фашистской столице. Но чем быстрее становилось продвижение корпуса, тем сложнее была наша работа, работа разведчиков. Ведь перед каждым новым броском нам предстояло установить и нанести на карту расположение войск противника, по возможности добыть «языка». Надо сказать, что чем ближе подходили к Берлину, тем яростнее сопротивлялись фашисты.

Когда до Берлина оставались уже считанные километры, нашему корпусу было дано новое направление. Нам следовало обойти немецкую столицу, чтобы, соединившись с шедшими с севера войсками 1-го Белорусского фронта, замкнуть кольцо. В двадцатых числах апреля мы вышли к Эльбе. Берлин был окружен.

Н. ФАРАОНОВ, бывший старший лейтенант 421 минометного Берлинского полка.

В начале апреля 1945 года наш полк, в составе которого я сражался с октября сорок четвертого, вышел на реку Нейсе. Отсюда нам предстояло наступать на фашистскую столицу.

Несколько дней наша разведка изучала оборону противника. В частях в это время шла огромная партийно-политическая работа.

В один из дней в середине апреля, утром, перед рассветом была проведена мощная артиллерийская подготовка. Вслед затем началось форсирование реки. Наступательный дух наших войск был очень высок. Преодолевая яростное сопротивление гитлеровцев, мы прошли десятки километров, форсировали Шпрее и вошли в Берлин. Это было в конце апреля. Наш полк расположился в одном из парков. Он был придан в помощь одной из штурмовых групп, которые, отвоевывая квартал за кварталом, двигались к центру – к рейхстагу. Наши командиры шли в передовых цепях пехотинцев и корректировали огонь своих батарей.

Днем 2 мая в окнах домов и на балконах появились белые флаги. Столица фашистского рейха капитулировала. А мы были срочно переброшены на помощь чехословацкой столице. День Победы я встретил вблизи города Братиславы. За бои в Берлине многие воины нашего полка были награждены орденами и медалями.

 

М. КАЛИНИН, подполковник запаса.

 

Наша 24-я гвардейская танковая бригада в составе 4-й гв. танковой армии тоже участвовала в боях за Берлин.

Победа над фашистской Германией ковалась в наших войсках уже с первого года войны. Наша бригада, например, была сформирована в 1942 году под Москвой и прошла с боями от Сталинграда до Праги. И каждый выигранный у врага бой – был залогом грядущей победы.

В апреле 1945 года перед нами поставили задачу: не ввязываясь в затяжные бои, стремительно двигаться вперед к Берлину. Однако бои нам все-таки вести приходилось. И довольно трудные. Помню, у Хеннервиц нам не удалось уйти незамеченными. Здесь был довольно укрепленный узел сопротивления. Танкисты совместно с пехотой под прикрытием авиации несколько раз атаковали неприятеля. И только к исходу дня удалось прорвать фашистскую оборону. В этом бою батальон, которым я командовал, уничтожил 6 зенитных орудий, 12 танков и свыше 200 солдат и офицеров противника.

В боях на подступах к Берлину и за Берлин танкисты нашей бригады проявили массовый героизм. Никакое самое новейшее гитлеровское оружие не могло сломить или поколебать наступательного духа наших воинов.

25 апреля кольцо вокруг Берлина сомкнулось. Боевые действия мы уже вели за овладение городом.

А 2 мая, когда Берлин капитулировал, наша бригада была направлена в Чехословакию.

 

Б. ЛЕБЕДИНСКИЙ, бывший командир батареи 150 стрелковой дивизии, подполковник в отставке.

 

20 апреля артиллерия нашей дивизии первой открыла огонь по окраинам Берлина, и на следующий день мы вступили в пригород Берлина – Каров.

Начались ожесточенные бои в городе. Для ведения боя в наших полках были созданы штурмовые отряды. Я находился то в одном, то в другом батальонах или ротах наших полков и огнем батареи поддерживал их продвижение. Вот уже остались позади такие сильно укрепленные пригороды, как Панков, Бланкенбург, городской район Плетцен-Зее. Начались бои за городской район Моабит. В этом районе находилась и знаменитая моабитская тюрьма.

29 апреля начался бой за здание министерства внутренних дел или, как его называли, «дом Гиммлера». К рассвету 30 апреля наши подразделения полностью овладели зданием. Впереди был рейхстаг.

Большое серое здание хорошо наблюдалось. Все оконные проемы в нем были заделаны кирпичом, оставлены только амбразуры для оружия. Перед рейхстагом были построены железобетонные дзоты, установлены орудия.

В 120 метрах перед рейхстагом проходила трасса открытого участка метро, которая была затоплена водой, и теперь этот ров с водой являлся дополнительным препятствием на нашем пути.

В 13 часов 30 апреля начался артиллерийский налет, в котором принимала участие вся артиллерия, в том числе и моя батарея. «Катюши» вели огонь прямо из окон «дома Гиммлера» прямой наводкой. И еще не закончился артналет, как начался штурм рейхстага.

Мне довелось вместе с разведчиком принимать непосредственное участие в этом последнем штурме в составе подразделений батальона майора Логвиненко. Из «дома Гиммлера», продвигаясь короткими перебежками от одной воронки от снарядов к другой, преодолев ров с водой по уцелевшей трубе, мы медленно приближались к цели.

В 14.25 передовые подразделения капитанов Неустроева, Давыдова и майора Логвиненко достигли рейхстага и ворвались в него. Гитлеровцы пытались контратаковать, стараясь выбить нас из здания, но им это не удалось.

В 21 час 50 минут разведчики сержант Егоров и мл. сержант Кантария, пробившись к куполу рейхстага, водрузили на нем Знамя Победы.

Гарнизон, оборонявший рейхстаг, укрывшись в многочисленных подвальных помещениях здания, вел оттуда огонь, пытался контратаковать, но безуспешно.

Рано утром 2 мая гарнизон рейхстага капитулировал.

Штурм райхстага был всего лишь одним из эпизодов Великой Отечественной войны. Но этот эпизод особенно дорог советскому народу и другим народам, освобожденным от фашистского ига, тем что он явился символом великой и долгожданной победы над фашизмом.

Источник: Последний штурм Берлина. [Воспоминания участников] / В. Беляков, Н. Фараонов, М. Калинин, В. Лебединский // Красный Север. – 1975. – 8 мая.