Главная

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Документальная история войны по материалам государственных архивов Вологодской области

Воинские части, военно-санитарные поезда и эвакогоспитали

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Вологжане – Герои Советского Союза

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Вологжане – узники фашистских концлагерей

Фронтовые письма

Вологодский тыл – фронту

Труженики тыла – Оште

Помощь вологжан эвакуированному населению

Помощь блокадному Ленинграду

Дети войны

Поисковое движение в Вологодской области

Единая информационная база на погибших вологжан (Парфинский район, Новогородская область)

«Хранить вечно»: областной кинофестиваль документальных фильмов

Стихи о войне вологодских поэтов-фронтовиков

Военные мемориалы, обелиски, парки Победы на территории Вологодской области: фотоальбомы

© Вологодская областная универсальная научная библиотека, 2015 г.

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Н. Попов
Девушка в тельняшке

Еще с вечера военфельдшер санитарного взвода 4-го батальона морской пехоты Лидия Морозова получила распоряжение подготовить к эвакуации тяжелораненых. Рано утром должны были подойти санитарные повозки и автомашины. Затемно она организовала завтрак, напоила больных чаем и сейчас с тревогой прислушивалась к нарастающему гулу ранней артиллерийской дуэли. Со вчерашнего дня боевые действия переместились в район расположения ближних тылов 42-й отдельной стрелковой бригады – резко увеличился приток раненых.

– Ну как, сестрица, скоро приедут за нами? – спросил боец, вся голова и руки которого были покрыты белой марлей, и только сквозь узкие щели повязки смотрели светлые голубые глаза.

– Потерпи, Скрозников. Должны скоро быть.

Краснофлотец Вениамин Скрозников поступил на перевязочный пункт накануне. Его ранило взрывом при попытке спасти боеприпасы, загоревшиеся от прямого попадания мины. Знала Лида, что бывший североморец слыл ротным поэтом. Одно его стихотворение ходило по рукам: «...Сорок семь в магазине смертей на проклятых фрицев глядят, что голодного волка лютей стаей лезут на Сталинград...».

– За своей смертью лезут, это точно, – говорили моряки. – Не для того мы покинули палубы кораблей, чтобы фрицев к Волге пустить.

Стоять насмерть. Бороться за живучесть своего корабля – этот закон моря принесли они с Северного флота сюда, на берег русской реки.

Прежде, работая в далеком северном порту, Лида не раз бывала на кораблях Беломорской военной флотилии. Пришлось однажды ей производить санитарный досмотр и на минном заградителе «Канин». А вчера среди поступивших раненых она встретила много канинцев. С простреленным плечом принесли и бывшего старпома, ныне командира роты Геннадия Филимонова...

Светало быстро. Солнечные лучи осветили верхушки деревьев на гребне балки, в которой находился перевязочный пункт. Лида с беспокойством посмотрела на свои наручные часы: трудно будет выбираться незамеченными. В это время на краю оврага появился связной:

– Приказано отходить, сестрица! Немцы прорвались. Автоматчики и танки.

– А как же они? – девушка указала на раненых. – Они же неходячие.

– Я в штаб, там доложу о тебе...

Из-за кустов раздалась автоматная очередь, и на поляну выскочил здоровенный немецкий солдат с закатанными рукавами мундира.

– Хальт! – закричал он, озираясь по сторонам, и приготовился нажать на гашетку прижатого к животу автомата.

– Что делаешь, мерзавец! – бросилась к нему Морозова. – Не видишь, что медпункт, раненые. – Она подняла над головой брезентовую сумку с красным крестом.

Короткая очередь, и сумка скользнула на землю. Рука бессильно повисла вдоль тела. Девушка все же снова бросилась к солдату.

– Не смей, фашист, не смей!

Автоматчик оттолкнул ее прикладом и опять нажал на курок.

– О, рус фрейлин, – сказал один из гитлеровцев, подходя к девушке.

– Иди к нам, мы будем тебя лечить и немножко целовать. – И он довольный своим отстроумием загоготал, протягивая к девушке руки.

Несмотря на боль в руке, Лида взмахнула закрепленной на ремне флягой и ударила гитлеровца. Наполненная водой, металлическая фляга сыграла роль палицы. Автоматчик схватился за разбитое лицо и, выругавшись, ударом приклада свалил Морозову на землю. В распахнутом вороте ее гимнастерки мелькнула полосатая тельняшка.

– Ты тоже есть черный комиссар? – удивленно воскликнул гитлеровец и, взмахнув винтовкой, с силой воткнул штык в тело девушки.

...Все выше и выше поднимаются деревья в Дубовой балке, что в пригороде Волгограда. Под одним из них в братской могиле среди погибших беломорцев лежит девушка в тельняшке, закрывшая собой раненых краснофлотцев.

Из многочисленных запросов в архивах и из писем однополчан сложилось предположение, что комсомолка Лидия Сергеевна Морозова, 1919 года рождения, является уроженкой города Грязовца Вологодской области. Училась в зубоврачебном училище или институте. Когда началась война, по путевке райкома ВЛКСМ попала на Северный флот, где проходила службу на госпитальном судне № 2 «Вятка». В 1942 году при формировании батальона морской пехоты вместе с товарищами пошла на защиту города на Волге, где сражалась в составе бывшей 42-й отдельной стрелковой бригады.

Просим отозваться однополчан и тех, кто знал отважную дочь комсомола.

Источник: Попов Н. Девушка в тельняшке / Н. Попов // Красный Север. – 1973. – 2 февраля.