Главная

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Документальная история войны по материалам государственных архивов Вологодской области

Воинские части, военно-санитарные поезда и эвакогоспитали

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Вологжане – Герои Советского Союза

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Вологжане – узники фашистских концлагерей

Фронтовые письма

Вологодский тыл – фронту

Труженики тыла – Оште

Помощь вологжан эвакуированному населению

Помощь блокадному Ленинграду

Дети войны

Поисковое движение в Вологодской области

Единая информационная база на погибших вологжан (Парфинский район, Новогородская область)

«Хранить вечно»: областной кинофестиваль документальных фильмов

Стихи о войне вологодских поэтов-фронтовиков

Военные мемориалы, обелиски, парки Победы на территории Вологодской области: фотоальбомы

© Вологодская областная универсальная научная библиотека, 2015 г.

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Акиньхов Г.А.
Московская зона обороны

Полдня мы плутали на машине по осенним раскисшим дорогам одной из глубинок Череповецкого района, разыскивая нужных нам людей. И вот под вечер сидим в крестьянской избе, в маленькой – несколько домов – деревеньке Данилище. В кухоньке с потемневшими от старости стенами и потолком беседуем с Марией Яковлевной. Старушку уже согнуло время – ей восемьдесят один год. Разговор наш касается времен давностью в несколько десятков лет. Мы говорим с Марией Яковлевной о ее сыне, родившемся в этом старом крестьянском доме, бегавшем в детстве по этой деревенской улочке, работавшем с отцом в поле, ходившем в лес, который виднеется из оконца кухни. Сына уже нет в живых, а старушке он видится по-прежнему молодым.

Сын Марии Яковлевны – генерал Александр Иванович Кудряшов. Этому человеку суждено было стать одним из организаторов героической обороны Москвы в суровом 1941 году, в самые критические для столицы дни, одним из тех, кто готовил здесь разгром немецко-фашистских войск. Рассказы брата, Геннадия Ивановича Кудряшова, директора совхоза «Сурковский», бывшего бригадира совхоза «Ударник» Алексея Михайловича Груничева, воспоминания видных советских военачальников, документы и материалы времен войны помогли воссоздать часть военной биографии генерала Кудряшова. Поскольку фронтовая судьба А.И. Кудряшова тесно переплелась с обороной Москвы, о ней и пойдет речь.

 

На Можайской линии

 

В середине июля 1941 года после выхода немецких войск к Смоленску над советской столицей нависла грозная опасность – возможность прорыва к Москве сухопутных сил врага. В связи с этим первостепенное значение приобрели создание мощных оборонительных сооружений на подступах к столице и подготовка города к обороне.

В это время в тылу войск Западного фронта шло строительство Вяземской линии обороны. На оборонительных работах вместе с населением Смоленщины трудились десятки тысяч москвичей. 16 июля Государственный Комитет Обороны принял решение о строительстве Можайской линии обороны в 120-130 километрах от Москвы.

Оперативную группу штаба Московского военного округа по строительству Можайской линии обороны возглавил генерал-майор Александр Иванович Кудряшов.

К той поре генерал Кудряшов прошел уже большую школу жизни, имел богатый военный опыт. Родился он в 1901 году в Усищевской волости Череповецкого уезда, в семье крестьянина Ивана Игнатьевича Кудряшова, славившегося в округе плотничьим ремеслом. Десяти-одиннадцати лет Александр был отдан в мальчики к портному в Петербург. Через несколько лет вернулся в родные края. Революция захватила юношу открывающимися перед народом просторами. Александр – активист Юрской ячейки. В 1918 году, семнадцатилетним, он добровольцем ушел в Красную Армию. На многих фронтах побывал молодой боец. Воевать пришлось даже в двадцатых годах – в Средней Азии, с басмачами. До войны он окончил Военную академию имени Фрунзе. В финскую кампанию командовал корпусом. В 1940 году ему было присвоено звание генерал-майора.

В своей книге «Не отдали Москвы!» генерал К.Ф. Телегин вспоминает: «Небольшого роста, плотный, с непокорными русыми волосами и хитроватым прищуром глаз, он (Кудряшов А.И.) отличался огромной энергией, хорошей военной подготовкой и настойчивым характером. В округе с июля месяца исполнял должность начальника оперативного отдела штаба Можайского резервного фронта. Фронт упразднили, Кудряшов остался в резерве, и когда стал вопрос, кто возглавит оперативную группу по строительству рубежа, выбор пал на Александра Ивановича, и Военный совет не ошибся.

Еще задолго до официального приказа наркома обороны о назначении его на эту должность Кудряшов уже подбирал кадры, налаживал связи со строительными организациями, руководил рекогносцировочными группами. В Военно-инженерной академии удалось отвоевать старшего преподавателя кафедры фортификации, кандидата технических наук, бригинженера А.И. Пангсена, очень крупного специалиста в этой области. Его назначили начальником инженеров опергруппы, придали ему еще несколько командиров-специалистов из резерва и определили задачи группы. К середине августа удалось создать небольшие ячейки управлений укрепленных районов. Таким образом, у Военного совета уже было на кого опереться в развертывании строительства рубежа».

По решению МК и МГК ВКП(б) на строительные работы были направлены лучшие партийные организаторы. В течение длительного времени на строительстве Можайской линии обороны ежедневно, в холод и дождь, под непрерывными налетами вражеской авиации, трудилось 85-100 тысяч москвичей.

Между тем замысел гитлеровцев с ходу прорваться к Москве провалился. Они поняли, что для нового наступления на Москву потребуются значительные силы и тщательная подготовка. Поэтому, отдав приказ группе армий «Центр» о переходе на Западном направлении к обороне, верховное главнокомандование немецкой армии приступило к дополнительной разработке плана операции по захвату Москвы. Эта операция получила название «Тайфун». На ее подготовку немецкому командованию потребовалось около месяца.

Для предстоящего наступления на Москву противник стянул на Московское направление почти половину всех сил и боевой техники, имевшихся у него на советско-германском фронте.

«Каждое раннее утро, в поздний вечер, – вспоминает К.Ф. Телегин, – Военный совет выслушивал доклад генералов Белова или Кудряшова о положении на фронтах, анализировал, как эта обстановка может сказаться на Московском направлении и что еще нам надо и можно сделать для помощи фронту...

...С 10 сентября в сводках неизменно сообщалось: «На Западном фронте без перемен», стабилизировалось положение и на Брянском фронте. Но в последней декаде сентября в сводках Генштаба все чаще стали появляться сведения о сосредоточении в группе армий «Центр» крупных сил противника...

...И ночью снова и снова собирались в кабинете командующего Громадин, Белов, Сбытов, Кудряшов, начальник Политуправления Миронов и Телегин. Считали, пересчитывали, составляли варианты использования внутренних сил и средств…

...День 30 сентября начался с привычных забот. С раннего утра непрерывно шли на прием командиры, политработники, решались самые разнообразные вопросы. С картой оперативной обстановки зашел А.И. Кудряшов. За истекшую ночь по фронтам Западного направления не отмечалось существенных событий... Первая тревожная весть поступила в ночь на 1 октября. На участке Брянского фронта противник крупными силами начал наступление».

Так, ударом соединений правого крыла группы армий «Центр» по войскам Брянского фронта началось 30 сентября наступление немецко-фашистских войск на Москву. На рассвете 2 октября группа армий «Центр» нанесла удары по войскам Западного и Резервного фронтов. Опять, как и в начальный период войны, в голове наступавших вражеских войск шли танковые соединения, поддерживаемые авиацией. Главный удар танковые дивизии наносили на узких участках фронта, вдоль основных коммуникаций, ведущих к Москве.

Советские войска оказали врагу упорное сопротивление.

Однако в первых числах октября в районе Вязьмы противник окружил значительные силы Западного и Резервного фронтов, а южнее Брянска – часть сил Брянского фронта. Поэтому на подступах к Москве создалась крайне опасная обстановка. Столица совершенно неожиданно оказалась под непосредственным ударом врага.

К моменту прорыва немецких танковых соединений через вяземский рубеж на всем пространстве до Можайской линии обороны не было ни промежуточных оборонительных рубежей, ни войск, способных задержать наступление рвавшихся к Москве танковых групп противника. На Можайском рубеже в начале октября имелось очень небольшое количество советских войск. Они могли противостоять лишь передовым частям группы армий «Центр», а не ее главным силам. Боеспособные соединения, которые перебрасывались к Москве с Дальнего Востока и из Средней Азии, а также резервные соединения, сформированные в Европейской части Советского Союза, спешно выдвигались к фронту, но еще находились от него на значительном расстоянии.

Встала задача огромного политического и военного значения – любой ценой отстоять Москву.

Прежде всего требовалось немедленно восстановить нарушенный фронт обороны и создать новую группировку войск, способную дать отпор немецко-фашистским войскам. Развернуть новый фронт обороны представлялось возможным только на Можайской линии. Государственный Комитет Обороны и избрал ее в качестве главного рубежа сопротивления войск Западного фронта. 6 октября Ставка отдала директиву о приведении Можайской линии обороны в боевую готовность. С этого же дня туда начали спешно стягиваться части и соединения из Резерва Ставки, а также с Северо-Западного и Юго-Западного фронтов.

На базе имевшихся укрепленных районов были созданы боевые участки, для управления которыми командующий Московским военным округом образовал оперативную группу штаба округа во главе с генерал-майором А.И. Кудряшовым. 9 октября Ставка создала фронт Можайской линии обороны, непосредственно подчинив его Ставке. Командующим фронтом по совместительству был назначен командующий Московским военным округом генерал-лейтенант П.А. Артемьев, членом Военного совета – дивизионный комиссар К.Ф. Телегин, заместителем командующего – генерал-майор артиллерии Л.А. Говоров, начальником штаба – генерал-майор А.И. Кудряшов.

Однако чтобы сконцентрировать усилия войск, прикрывавших Москву с Запада, и наладить более четкое управление ими, Государственный Комитет Обороны и Ставка Верховного Главнокомандования передали 10 октября войска Резервного фронта в состав Западного фронта. Командование фронтом возлагалось на генерала армии Г.К. Жукова, отозванного из Ленинграда. Продолжая наращивать силы Западного фронта, Ставка 12 октября передала в его состав и войска, находившиеся на Можайской линии обороны.

На можайском рубеже в течение одной недели был создан новый фронт обороны. Он еще не был достаточно организован и сколочен, но его войска уже могли вступить с противником в решительную борьбу.

 

Москвичи – на защиту столицы!

 

С целью укрепления ближних подступов к Москве Государственный Комитет Обороны 12 октября принял решение о строительстве третьей оборонительной линии, которая включала полосу обеспечения и два оборонительных рубежа – главный и городской. Вся система обороны на ближайших подступах к Москве получила наименование Московской зоны обороны. Возглавляло МЗО командование Московского военного округа. Начальником штаба МЗО стал А.И. Кудряшов.

Критическая обстановка требовала немедленного вывода на московские оборонительные рубежи новых вооруженных сил, способных прикрыть ближние подступы к столице и вести, в случае необходимости, уличные и баррикадные бои в городе.

Утром 13 октября собрался партийный актив Москвы. На повестке дня стоял один вопрос: «О текущем моменте». В своем докладе секретарь ЦК и МГК ВКП(б) А.С. Щербаков, охарактеризовав тяжелую обстановку на фронте, заявил: «Не будем закрывать глаза – над Москвой нависла угроза». Перед коммунистами были поставлены задачи: поднять Москву на строительство оборонительных сооружений на ближних подступах, превратить город в неприступную крепость; считать всех коммунистов и комсомольцев мобилизованными, призвать трудящихся к оружию, приступить к формированию в каждом районе коммунистических и рабочих рот и батальонов;

организовать на предприятиях, в учреждениях, в жилых домах отряды и дружины истребителей танков, пулеметчиков, гранатометчиков, снайперов, минеров;

каждое предприятие, мастерская должны наладить производство продукции для оборонительного строительства и защиты города для помощи фронту;

установить трудовую повинность для всего трудоспособного населения;

каждый коммунист должен проявлять железную дисциплину, вести решительную борьбу с малейшими проявлениями паники, малодушия, трусостью, с дезертирами и шептунами;

всем трудящимся проявлять высокую бдительность, максимум твердости духа и организованности.

Решение актива о создании коммунистических батальонов стало в тот же день известно коммунистам во всех первичных организациях. Сразу же началась добровольная запись. Каждый районный комитет партии должен был создать по одному батальону. 14 октября был издан приказ войскам Московского гарнизона, подписанный командующим войсками МВО генерал-лейтенантом Артемьевым, членом Военного совета Щербаковым и начальником штаба МВО генерал-майором Кудряшовым.

«В целях организации непосредственной прочной обороны г. Москвы приказываю:

1. Вокруг г. Москвы создать оборонительный рубеж по линии: Ростокино, Лихоборы, Коптево, Химки, Иваньково, Щукино, Петтех, высота 180,4, Кунцево, Матвеевское, Никольское, Зюзино, Волхонка, Батраково.

2. Все работы по оборудованию и укреплению оборонительного рубежа возлагаю на организации Московского Совета.

3. Начальником оборонительного строительства назначаю зам. председателя исполкома Московского Совета т. Яснова М.В.

4. Устанавливаю срок окончания оборонительных работ к 20 октября 1941 г.

5. В первую очередь строить противотанковые препятствия (рвы, эскарпы, контрэскарпы, завалы), артиллерийские доты, дзоты и площадки. В последующем – пулеметные доты, дзоты и соты...

10. Артиллерийскую противотанковую оборону на основных направлениях организовать к 17 октября 1941 г.

В этом же приказе было предложено: «Моссовету выделить из числа формируемых партийно-комсомольских батальонов в распоряжение начальника оборонительного рубежа Москвы необходимое количество этих батальонов после того, как они будут сколочены».

Между тем враг продолжал рваться к Москве. Наши войска вели оборонительные бои на всех направлениях. Москвичи напрягали все силы, чтобы остановить вражеское наступление. Однако нашлись и отдельные неустойчивые элементы, трусы и паникеры, способствовавшие распространению ложных слухов о якобы готовящейся сдаче Москвы.

14-16 октября имели место факты неорганизованной эвакуации части населения.

В связи с этим 17 октября к москвичам по радио обратился секретарь ЦК и МК ВКП(б) А.С. Щербаков. «Над Москвой нависла угроза, – говорил он. – Но за Москву будем драться упорно, ожесточенно, до последней капли крови... Товарищи москвичи! Каждый из вас, на каком бы посту он ни стоял, какую бы работу ни выполнял, пусть будет бойцом армии, отстаивающей Москву от фашистских захватчиков».

16 октября во всех 25 районах Москвы формирование коммунистических батальонов, в основном, было закончено. Они насчитывали около 10 тысяч человек. В батальонах большинство бойцов были коммунистами и комсомольцами, люди разных возрастов и профессий. Вооружение батальонов производилось через МК ВКП(б), райкомы и райвоенкоматы.

Положение на подступах к Москве оставалось настолько сложным и опасным, что Военный совет вынужден был выставить сильные заслоны на въездах в Москву с севера, запада и юго-запада. Штаб Кудряшова срочно разработал схему боевого расположения сформированных москвичами батальонов. В 3 часа утра 16 октября в Моссовете состоялось совещание командиров и комиссаров батальонов. Был отдан приказ не позднее исхода суток 17 октября занять рубежи на ближних подступах к Москве.

По приказу командующего Московской зоной обороны от 16 октября оборонительный рубеж Москвы был разбит на три боевых участка. 16 октября в 24 часа командованием МВО был отдан боевой приказ № 06 за подписями командующего войсками МВО генерал-лейтенанта Артемьева, члена Военного совета МВО дивизионного комиссара Телегина и начальника штаба МВО генерал-майора Кудряшова. В этом приказе перед коммунистическо-комсомольскими полками была поставлена задача не допустить прорыва мотомехчастей противника на Москву.

15-16 октября началось строительство оборонительных полос в Подмосковье. В первую очередь проводились заградительные работы на дорожных магистралях, ведущих к Москве. Шоссейные дороги и мосты были заминированы. Устраивались лесные завалы на путях возможных ударов и маневра танковых частей. В местах, пригодных для высадки вражеских десантов, вкапывались столбы. Самоотверженно трудились 250 тысяч жителей Москвы и Московской области (из них 75 процентов женщин). Наступили холода, шли дожди, перемежающиеся со снегом. Часто налетала вражеская авиация...

По неполным данным, на подмосковных рубежах и в самой Москве было создано 325 километров противотанковых заграждений (без учета минных полей), 256 километров противопехотных препятствий, до 3700 огневых точек, из них 1500 железобетонных и 1275 дерево-земляных, поставлено 37500 металлических ежей, лесных завалов по 50-100 метров было создано общей протяженностью 1050 километров.

Добровольческие батальоны Москвы, созданные из людей, не имеющих, как правило, военной подготовки, по существу были еще полугражданскими организациями. Для подготовки в боеспособные подразделения их нужно было переформировать в полки. Боевая обстановка была настолько напряженной, что это переформирование пришлось провести одновременно с выходом батальонов в районы оборонительных рубежей. Здесь же проводилась и военная учеба.

Одновременно с формированием для обороны столицы 40-тысячной армии москвичей по указанию Московского комитета партии на предприятиях стали создаваться боевые дружины, которые предназначались для охраны городских районов, а в случае необходимости – для ведения уличных боев.

На 20 ноября в Москве действовало 164 боевые пружины (6989 человек, в том числе 288 женщин). В конце ноября в каждом районе были созданы отряды истребителей танков, насчитывавшие 2059 человек. Всего к концу ноября армия трудящихся столицы, взявшихся за оружие для защиты родного города, превысила 48 тысяч человек. Кроме того, имелось большое число бойцов местной ПВО. К началу решающих боев за столицу было создано более 8 тысяч таких формирований, объединивших свыше 670 тысяч человек. Среди них – много женщин, молодежи и подростков.

19 октября постановлением ГКО Москва была об явлена на осадном положении. Оборона столицы на рубежах, отстоявших на 100-120 километров к западу от Москвы, была поручена командующему Западным фронтом генералу армии Г.К. Жукову, а на начальника гарнизона г. Москвы генерал-лейтенанта П.А. Артемьева возлагалась оборона Москвы на ее ближайших подступах.

Пункт первый этого постановления гласил: «Ввести с 20 октября 1941 г. в городе Москве и прилегающих к городу районах осадное положение... Нарушителей порядка немедленно привлекать к ответственности с передачей суду Военного трибунала, а провокаторов, шпионов и прочих агентов врага, призывающих к нарушению порядка, расстреливать на месте...».

21 октября командование войсками Московского военного округа отдало приказ о строительстве оборонительных рубежей и сооружений на окраинах Москвы и внутри города.

24 октября 1941 г., согласно боевому приказу штаба обороны Москвы за № 013, подписанному Артемьевым, Телегиным и Кудряшовым, части, занимавшие боевые участки на ближайших подступах к Москве, были сведены в три войсковые группы: северо-западную, западную и юго-западную группы обороны Москвы. 28 октября Военный совет МВО и МЗО обсудил и принял план обороны Москвы, предусматривающий прочное прикрытие непосредственных подступов к городу со всех сторон.

В связи с угрозой прорыва немецко-фашистских войск к Москве, Ставка Верховного Главнокомандующего приказала зенитно-артиллерийские средства 1-го корпуса ПВО использовать, кроме выполнения основной задачи уничтожения воздушного противника, и для отражения атак и истребления отдельных прорывающихся танковых и моторизованных частей противника.

К концу октября 1941 г. были сформированы четыре Московские стрелковые дивизии. Из всего их состава 24304 человека были добровольцами (62,3 процента), партийно-комсомольская прослойка в полках 3-й Московской коммунистической дивизии составляла 80-90 процентов, а в полках 4-й и 5-й Московских дивизий – 60 процентов.

В течение всей второй половины октября остро ощущался недостаток вооружения. По решению Московского горкома партии и Моссовета на изготовление военной продукции перешли предприятия местной и кооперативной промышленности. Вся промышленность Москвы стала работать в три смены. Уходивших на фронт заменяли женщины и молодежь, так что станки не простаивали ни часа.

На предприятиях столицы производилось новое оружие и ремонтировалось взятое со складов из учебных пунктов Осоавиахима (2630 ружей старых образцов, 1600 станковых пулеметов, свыше 15 тысяч винтовок и 100 ручных пулеметов). Москвичи отремонтировали также для войск МЗО в течение ноября и декабря 1941 г. 2450 автомашин (из них 529 были списаны в свое время как негодные), 206 тракторов и 60 мотоциклов.

 

На ближних подступах

 

С приближением линии фронта к Москве начали принимать участие в боевых действиях и части МЗО. Еще до создания МЗО на угрожаемые направления в начале октября были выдвинуты отряды курсантов военных училищ им. Верховного Совета РСФСР, подольских пехотного и артиллерийского, военно-политического и других, которые вместе с войсками Западного фронта героически сражались с немецко-фашистскими захватчиками на подступах к Москве. Активную роль сыграла авиагруппа МВО. И в последующем Военный совет МЗО по указанию Генерального штаба Красной Армии направлял на более угрожаемые участки отдельные отряды, мотострелковые и пулеметные батальоны.

По предложению начальника штаба МЗО А. И. Кудряшова была активизирована разведывательная служба в дивизиях МЗО. На всех направлениях совместно с разведотрядами Западного фронта действовали ее разведгруппы.

Московская зона обороны сыграла отведенную ей роль в обороне столицы и подготовке к наступлению под Москвой. Вот как оценивается эта роль в материалах научной конференции, посвященной 25-летию разгрома немецко-фашистских войск под Москвой.

В результате больших усилий трудящихся Москвы, энергичных и умелых действий партийных и советских организаций, командования и политорганов МВО и МЗО в короткий срок в тылу Западного фронта был создан второй эшелон войск прикрытия Москвы, ставший мощным резервом Верховного Главнокомандования. Трудящиеся Москвы и Московской области активно участвовали в строительстве укреплений и заграждений подмосковных рубежей, организовали производственную помощь фронту и с оружием в руках встали на защиту столицы. На 2 декабря в составе МЗО находились 12 стрелковых дивизий, кавалерийская дивизия, 19 стрелковых бригад, 9 артиллерийских полков, 8 отдельных артиллерийских дивизионов, 5 пулеметных батальонов, 9 отдельных батальонов.

Соединения и части МЗО насчитывали около 200 тысяч бойцов и командиров, 1720 орудий и минометов, 1450 станковых и 2600 ручных пулеметов. Эти войска прочно занимали оборону на подмосковных рубежах и на случай прорыва противником обороны Западного фронта имели необходимые силы и средства для уничтожения прорвавшегося врага.

Строительство многополосной системы обороны под Москвой и своевременное развертывание войск МЗО позволили выполнить задачу укрепления ближних подступов к столице. Врагу не удалось прорвать внешнего пояса обороны Москвы.

В период второго генерального наступления немцев на Москву боевые отряды из войск МЗО перебрасывались в помощь Западному фронту, закрывая бреши в районах Клина, Рогачево и других населенных пунктов.

Созданием МЗО и строительством оборонительных рубежей на ближайших подступах обеспечивался подмосковный плацдарм для подготовки контрнаступления. Здесь сосредоточивались резервы для Западного фронта – 20-я и 1-я Ударная армии, которые обеспечили успешное контрнаступление войск правого крыла Западного фронта.

С началом контрнаступления части и соединения МЗО пополняли войска Западного фронта.

Авиация МЗО в течение всего периода оборонительных боев под Москвой и контрнаступления выполняла боевые задания Западного фронта.

В ходе общего наступления в январе-апреле 1942 г. из состава МЗО были переброшены на другие фронты 24-я и 60-я армии, укомплектованные из резервов Ставки и МЗО.

Вологжане могут гордиться тем, что одним из руководителей обороны Москвы, начальником штаба Московской зоны обороны был их земляк генерал-майор Александр Иванович Кудряшов.

Как же сложилась его судьба в дальнейшем? А.И. Кудряшов за участие в организации обороны Москвы, в подготовке наступления под столицей был награжден орденом Ленина. Орден ему вручил М.И. Калинин. А потом снова на фронт. А.И. Кудряшов был на разных командных должностях, в том числе и начальником штаба фронта. Войну он закончил в звании генерал-лейтенанта. После войны была окончена академия Генерального штаба. До 1955 года, до выхода в отставку, служил в Генеральном штабе. А.И. Кудряшов был награжден двумя орденами Ленина, четырьмя – Красного Знамени, орденами Суворова и Кутузова, Красной Звезды, многими медалями. Умер А.И. Кудряшов в 1961 году в Москве и похоронен на Новодевичьем кладбище.

Высокие места в окрестностях деревеньки Данилище. Все видно окрест. Холмы, леса, поля. Вдали, на горизонте, в двадцати пяти-тридцати километрах дымят трубы Череповецкого завода. Кругом тихо. Мир и покой, труд и радость. Будто и не было войны. Но она была, страшная и беспощадная. Пусть память о генерале Кудряшове лишний раз напомнит нам о ней, и о героическом подвиге, свершенном советским человеком.

Источник: Акиньхов Г.А. Московская зона обороны / Г.А. Акиньхов // Красный Север. – 1971. – 21, 23, 24 ноября.