Главная

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Документальная история войны по материалам государственных архивов Вологодской области

Воинские части, военно-санитарные поезда и эвакогоспитали

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Вологжане – Герои Советского Союза

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Вологжане – узники фашистских концлагерей

Фронтовые письма

Вологодский тыл – фронту

Труженики тыла – Оште

Помощь вологжан эвакуированному населению

Помощь блокадному Ленинграду

Дети войны

Поисковое движение в Вологодской области

Единая информационная база на погибших вологжан (Парфинский район, Новогородская область)

«Хранить вечно»: областной кинофестиваль документальных фильмов

Стихи о войне вологодских поэтов-фронтовиков

Военные мемориалы, обелиски, парки Победы на территории Вологодской области: фотоальбомы

© Вологодская областная универсальная научная библиотека, 2015 г.

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Юнин А.И.
О боевом пути рядовой связистки 174-го отдельного батальона связи 20-й Барановической стрелковой дивизии Н.А. Жоговой

В данной статье, посвященной 65-летию Победы в Великой Отечественной войне, рассказывается о боевом пути рядовой связистки 174-го отдельного батальона связи 20-й Барановической стрелковой дважды Краснознаменной, ордена Суворова дивизии вологжанки Нины Александровны Жоговой.

Нина Александровна Жогова (девичья фамилия – Бирюкова) родилась 22 сентября 1922 года в д. Шадрино Грязовецкого района Вологодской области.

В 1938 г. Нина Александровна поступила в Вологодский кооперативный техникум на плановое отделение. И на три года техникум, по словам Нины Александровны, стал для нее «дворцом, очагом знаний и культуры». Студенты тогда зачитывались романами Тургенева, Лескова, с удовольствием читали Пушкина, Лермонтова. На уроках шли оживленные диспуты.

Фото 1. Ветераны Великой Отечественной войны Н.А. Жогова, В.В. Петрова, Вологодский драматический театр, 6 мая 2008 г.

Фото 1. Ветераны Великой Отечественной войны Н.А. Жогова, В.В. Петрова, Вологодский драматический театр, 6 мая 2008 г.

Нина Александровна вспоминает: «В техникуме часто устраивались встречи, вечера отдыха. Молодые люди танцевали под патефон танго, вальс и фокстрот, веселились, пели песни. Дружили и влюблялись. Было все, что присуще молодости. А время было трудное, холодное. За годы учебы я дважды выезжала на практику в райпотребсоюз г. Галича (Костромская область) и Бабаево. Практика нам очень нравилась, нас хорошо принимали.

На курсе было 8 вологодских девчонок, которые подружились так, что мы до старости дружим, хотя судьбой раскиданы по разным городам – Орел, Череповец, Ростов-на-Дону, Санкт-Петербург».

Заканчивалась учеба в техникуме. В июне 1941 г. начались государственные экзамены.

Нина Александровна вспоминает: «Хорошо помню, как 22 июня 1941 г. вместе с подругами мы возвращались из кооперативного техникума после сдачи государственного экзамена. По пути домой услышали, что началась война. Вместе побежали на пл. Революции, там уже было много народу. Было какое-то непонятное волнение. Нам казалось какой- то невероятной та мысль, что кто-то мог осмелиться напасть на могучую Красную Армию, на сильное и сплоченное Советское государство. Никто еще не знал, что такое эта война и ее 1418 дней и ночей.

Ребята, не закончив учебу, сразу же ушли на фронт. А девушки, сдав экзамены, получили направление на работу. В июле 1941 г. я добралась пароходом до Тотьмы и в райпотребсоюзе приступила к работе. Стала осваиваться».

В августе 1941 г. трудоспособных, оставшихся в тылу, людей стали направлять на оборонные работы. В них участвовала и Нина Александровна. Приходилось рыть противотанковые рвы под Валдаем, подвергаться постоянным обстрелам и бомбардировкам немецкой авиации.

Однажды немцы выбросили десант. Поднялась паника, люди не знали, что делать. Нина Александровна вспоминает: «Ночью кричат – немец десантировался! А мы-то немца никогда не видели. Но слышали о его зверствах. И кто в чем был – так и вскочили с коек и лежанок, да скорее бежать от этого места. Так бы все и разбежались, но собрала нас потом машина – и выходили из окружения все вместе. Одежда и обувь были у нас летние, а уже был октябрь – холодно, грязно. Лишь 6 ноября 1941 г. последним пароходом я добралась в Тотьму».

А мечта была об одном – уйти на фронт. Два раза Нина Александровна писала письма в военкомат – не брали, нет военной специальности. Но мечта ее все-таки сбылась – 12 мая 1942 г. Нина Александровна получила повестку из Вологды. Нина Александровна вспоминает: « Радость была безграничной! Я хотела на фронт. Моя знакомая, у которой снимала квартиру в Тотьме, говорила: «Нина, ты что, там же убивают!» Было страшно, но гордо отвечала: «Ну и пусть! Не страшно! Главное - за Родину!» Я успела лишь позвонить в Вологду нашей соседке, чтобы та передала моей маме, что еду в армию, что наконец-то сбылась моя мечта. Так я стала военной девушкой, каких было много...».

По прибытии на рубежи обороны Северного Кавказа Нину Александровну определили в 10-й Отдельный запасной линейный полк связи в г. Тбилиси. Там она начала постигать азбуку морзистов. «Точки и тире, тире и точки», изучение оружия – так прошли два с половиной месяца, а затем после успешной сдачи экзамена последовало направление в г. Сочи, где располагался штаб 20-й горнострелковой дивизии, относившейся к 3-му стрелковому корпусу 46-й армии. Там снова проверяли навыки Нины Александровны. После успешной сдачи экзаменов ее направили телефонисткой в штабную роту 174-го Отдельного батальона связи 20-й горнострелковой дивизии.

Нина Александровна вспоминает: «Мне все еще кажется, что война – это половина моей жизни, настолько глубокий след оставила она. Каждый день на войне – это эпизод. Я до сих пор помню имена всех командующих 20-й стрелковой дивизии, часто приходилось передавать их приказы на передовую, где стояли полки. Во время боевых сражений я была телефонисткой. Я не совершала героических поступков, но мы, связисты, знали, что без связи нет управления боем, поэтому под обстрелами и бомбежками честно делали свое дело. Перевалы Кавказа были ужасом! Горные серпантины, глубокие пропасти, узкие дороги. Шаг в сторону – и ты уже в бездне. На перевалах Кавказа мы несли свое связистское имущество – телефоны, катушки кабеля, концентраты, съестные припасы... Дорог-то не было. Идешь по тропе – справа скала, слева – пропасть, чуть оступишься и все, конец...

Но отступать было некуда. Был приказ - стоять насмерть! Позади – город Сочи, город Солнца, где в школах, домах, лазаретах лежали тысячи и тысячи раненых. Пусти мы фашиста в Сочи – и крови было бы столько, сколько воды в Черном море! Все, кто держал оборону Кавказа, все были в ответе за них!».

Ее воспоминания совпадают с тем, что описывается в военно-исторической литературе о сражениях на перевалах Северного Кавказа: «Самоотверженно обеспечивали связь в боях на перевалах воины 174-го отдельного батальона связи. Несмотря на большую протяженность фронта, батальон установил связь с ведущими бой полками. Героически работали на прокладке телефонной линии связисты – за один день они в горах проложили линию на 40 км и обеспечили связь командования дивизии с 265-м горнострелковым полком. Имели место быть и поистине смелые, откровенно героические поступки советских связистов. Когда для прокладки линии не хватало кабеля, были случаи, когда связисты пробирались в тыл противника и, отыскав линию гитлеровцев, вырезали несколько десятков метров провода. На невероятной храбрости и самоотверженности советского связиста держалась дивизия на перевалах Главного Кавказского хребта».

Подвиг связиста не менее велик, чем подвиг солдата, который атаковал противника, не жалея себя, за Родину. На связиста ложилась не только задача по передаче приказов командования и сведений о течении боя, но и по обеспечению беспрерывности этой связи. Связист отвечал за целостность кабеля связи, если случался разрыв, связист обязан был его ликвидировать. И приходилось идти, искать место обрыва, порой натыкаясь на немцев, шакалов. Это было страшно, но это был их долг – обеспечить связь любой ценой.

Немецкие войска были остановлены на Кавказском направлении. В жестокой, длительной борьбе воины 20-й горнострелковой дивизии, как и других соединений 46-й армии, почти не имевшие опыта ведения боев в горах, нанесли жестокое поражение хваленым альпийским стрелкам, мечтавшим о завоевании Кавказа.

Шел к концу 1942 год. Красная Армия нанесла безоговорочное поражение врагу под Сталинградом.

Пришло время для наступления войск Закавказского фронта. 20-я горнострелковая дивизия была включена в Северную группу войск, которой была поставлена задача не допустить отхода противника, прижать основные силы его к Главному Кавказскому хребту и ликвидировать их.

Нина Александровна делится своими впечатлениями о землях Кубани: «Выбив противника с перевалов Кавказа, Северо-Кавказский фронт начал наступление на Кубань. Марш дивизии был очень тяжелый. При освобождении Кубани было не легче, чем на высоких перевалах Главного Кавказского хребта. Раскисший чернозем, с утра зарядит дождь, а к следующему утру морозец сделает из мокрых шинелей «дубленку», кирзачи промокают. Голову приходилось мыть ледяной водой. Костры в целях безопасности и маскировки разжигать запрещалось, за это могли отправить под трибунал. Спасибо ребятам из полка, заботились о нас. Нашли на чердаках оставленных домов несколько коровьих шкур и сшили нам сапоги, как мы их тогда называли – постолы. До сих пор с какой-то особенной теплотой в сердце вспоминаю те самые постолы, которые спасали, согревали, дарили надежду.

Помню жестокие бои за станицу Смоленская... Никогда не забуду узел связи в коровнике, угол с полусгнившей картошкой накрыт плащ-палаткой, я сижу с телефоном, жуткий обстрел, бомбежка, вокруг оборвалась связь. На линию бежит рядовой Паша Потапов, обрыв нашел быстро, вернулся – с обеих рук течет кровь, после перевязки отказался идти в медсанбат.

Памятен также случай, когда бомбы падали совсем близко, а я залезла под стол и продолжала телефонировать и обеспечивать связь. Ну разве спас бы меня этот стол от бомбы? Но верность присяге не давала мне и повода убежать, оставить пост, чтобы только скрыться от этого ада».

Со слезами на глазах вспоминает Нина Александровна те страшные бои за станицу Смоленскую, которая переходила несколько раз то к фашистам, то к Советской армии. Видно, что ей очень тяжело даются те страшные воспоминания...

Позднее, 18 января 1993 г., Нина Александровна напишет письмо журналисту Б.Лещинскому, участнику Великой Отечественной войны, ведущему программы «Говорят и пишут ветераны», в котором расскажет о станице Смоленской, страшных боях за нее во времена Великой Отечественной, о людях, которые свято чтят заслуги ветеранов, освободивших станицу: «13 февраля 1993 г. исполняется 50 лет со дня освобождения станицы Смоленской Краснодарского края. В течение месяца полки нашей дивизии вели беспрерывные атаки. Бойцы по несколько раз в день поднимались в атаку, утопали по колено в грязи. Лица многих почернели от холода, голода, усталости...

... А я сидела, вернее, дежурила у полевого телефона, а вокруг меня на грязном полу лежали и стонали раненые. Страшно вспоминать, еще страшнее сказать, что в боях за эту станицу погибло 5 тыс. воинов дивизии, а население станицы перед войной, говорят, было 5 тыс. человек.

В мае 1983 г. отмечалось 40-летие освобождения станицы Смоленская, довелось и мне, через 38 лет, впервые после окончания войны, встретиться здесь со своими однополчанами. Встреча была организована советом ветеранов 20-й дивизии, дирекцией СОШ № 49, исполкомом и правлением совхоза «Путь Ильича».

Мы ходили по местам боев, и, казалось, земля дрожит под ногами, ведь в ней лежали наши боевые друзья. Население станицы бережно хранит память о своих освободителях, заботливо ухаживает за братскими могилами и обелисками.

На Ламбине стоит памятник солдатам 20-й стрелковой. Спустя 40 лет после окончания войны чувствуется, как гудит земля под ногами, из тех времен до сих пор долетает эхо разрывов снарядов, треск стрельбы...

... Вспоминаю, как плакали мы тогда в 1983 г., увидев в музее наши постолы - это такие сшитые солдатами из кожи, типа галош на шнурках, которые мы надевали на свои изорванные кирзачи.

До сих пор держит моя память вечер 8 мая 1983 г., факельное шествие на митинге к памятнику воину-освободителю. Шли взволнованные ветераны, комсомольцы, население станицы. Море огней, море людей...

Ко мне подошла 32-летняя женщина, она не знала войны, но, плача, говорила слова благодарности.

И еще, как писал в своих стихах ветеран дивизии А.А. Четвериков: «Земной поклон за то, что и в Смоленской есть улица 20-й гвардейской стрелковой дивизии!».

Да, есть там такая улица».

Массовый героизм проявили воины дивизии, освобождая Кубань.

В разгаре стояла весна 1944 г. Сосредоточившись в районе города Клинцы Брянской области, части 20-й дивизии приступили к оборудованию землянок для личного состава.

В период подготовки к наступлению личный состав частей упорно учился. Воины готовили себя к боям на лесисто-болотистой местности. Чтобы успешно наступать, необходимо было научиться преодолевать болота и речки на подручных средствах, хорошо ориентироваться в лесу. Солдаты, сержанты и офицеры учились плавать, пользоваться специально изготовленными мокроступами - болотными лыжами, волокушами для пулеметов, минометов и легких орудий, вязать плоты, делать лодки.

В одном из боев в Белоруссии во время налета немецкой авиации был ранен в голову наш комбат Г. М. Резник, отправили его в госпиталь, а он был строгим, но очень справедливым. Мы все сильно расстроились. Велика была наша радость, когда он через несколько дней вернулся, сбежал из госпиталя, не взяв справки о ранении. После войны мы писали через военкоматы, чтобы он получил инвалидность. Кроме того, по законам военного времени он мог быть наказан за подобный проступок, но человек хотел воевать, хотел освободить родную землю от врага. И никакое ранение не могло ему помешать. Ответственность за вверенный ему 174-й Отдельный батальон связи была велика, и он не мог оставить нас».

Ветераны по-прежнему помнят бои за Барановичи, никогда не забудут слезы и радость населения освобожденного Бреста - города, чей гарнизон героически оборонялся от фашистской орды в первые годы войны. Спустя много лет ветераны 20-й вновь встретились в городе, чье гордое имя носит их знаменитая дивизия - в Барановичах.

Запомнились слова, сказанные Ниной Александровной: «Боями на многострадальной белорусской земле закончилось освобождение от врагов Родины. Мы вышли на государственную границу Советского Союза».

О памятных моментах наступления Красной Армии на Кенигсберг рассказывает Нина Александровна: « Изгнав немца с родной земли, мы вошли в Восточную Пруссию. Памятен момент, когда мы, вступив на земли Пруссии, увидели плакат с надписью «Вот она, проклятая Германия!» Возникшие чувства были и болью, и радостью одновременно: болью за то, что проклятый немец натворил на родной земле, болью за всех погибших товарищей, ценой собственной жизни намертво остановив немца и заставив его отступать; радостью - за то, что теперь немцы отступают, освобождена Родина, освобожден советский народ. Этот плакат дарил надежду на скорейшее окончание войны, на Великую Победу!».

Советская армия освободила Кенигсберг - последний оплот гитлеровской обороны на пути к Берлину - 29 марта 1945 г. Нина Александровна вспоминает: «Наша дивизия с 16 апреля 1945 г. вела бои в Берлине. Непрерывный грохот, дым, пух перин, бесконечный огонь, глаза слезятся от дыма. Вести бои в городе было хуже, чем в открытом поле, ведь в поле был виден каждый противник, а в городе неизвестно из какого дома в тебя прилетит пуля или под ноги упадет граната. И все же уже было ощущение, что скоро кончится война».

Незадолго до окончания войны произошло событие, о котором Нина Александровна не забывает всю свою жизнь: «25 апреля 1945 г. узел связи был в подвале двухэтажного дома, а наверху жили мы, связисты. Во время обстрела снаряд попал в этот дом - погибла моя фронтовая любимая подружка Саша Мысина, у Ани Якубовской оторвало правую руку, погибли еще два солдата. Саша должна была сменить меня на дежурстве, всего несколько минут не хватило ей, чтобы спуститься на узел связи. Велико было мое горе. Всего за 14 дней до окончания войны погибла Саша. С тех пор минуло почти 65 лет, а я все еще вспоминаю этот самый страшный для меня день - 25 апреля - и погружаюсь в горькие думы».

2 мая Берлин безоговорочно капитулировал. Но остался еще оккупированный чехословацкий народ. И Советский Союз не мог не оказать помощь своим братьям-славянам. Началось восстание в Праге.

Нина Александровна рассказывает: «3 мая нашу дивизию перебросили из Берлина на уничтожение Пражской группировки противника. В воздухе уже витало предвкушение чего-то, что мы с нетерпением ждали, на что мы рассчитывали, надеялись. И вот оно случилось.

В один из дней на территории Чехословакии, в городе Мельник, что в 30 км от Праги, я сидела на узле связи, а в соседней комнате отдыхали связисты из дивизии. И вдруг сквозь треск получаю сообщение: «Товарищи, война закончилась». И тут я как закричу: «Война закончилась!!!» Все вскочили с мест, думая, что же случилось. Но буквально через несколько секунд всеобщей радости не было предела - все обнимались, целовались, кричали «Ура!». Это была Победа, Великая Победа! На улицу выбежали солдаты, они стреляли в небо, радовались все. Война для нас закончилась. Начиналась мирная жизнь.».

На чехословацкой земле воины встретили День Победы, их ждала освобожденная Прага. И солдаты 20-й стрелковой дивизии продолжили победный марш. Они освободили города Гайде, Чешска Липа, Мельник.

Сердечно встретили жители Праги вошедшие подразделения 20-й стрелковой дивизии. Все население было на улицах. Море цветов, майское яркое солнце, кумач знамен и флагов, дружеские объятия чехов, радость победы, бьющая через край - все это навсегда запечатлелось в памяти Нины Александровны Жоговой, ветерана Великой Отечественной, рядовой телефонистки 174-го Отдельного батальона связи 20-й Барановической стрелковой дважды Краснознаменной, ордена Суворова дивизии.

Несмотря на преклонный возраст Н. А. Жогова и сегодня в боевом строю. Она ведет большую работу по патриотическому воспитанию молодежи. Она желанный гость в каждом коллективе, часто выступает перед школьниками и студентами г. Вологды, рассказывает им правду о том, какой была война, какими были люди, одержавшие Победу в этой жестокой войне, призывает чтить память участников Великой Отечественной войны.

Фото 2. Встреча в клубе с ветераном Великой Отечественной войны, почетным железнодорожником Ниной Александровной Жоговой. 2005 г.

Фото 2. Встреча в клубе с ветераном Великой Отечественной войны, почетным железнодорожником Ниной Александровной Жоговой. 2005 г.

В одном из своих стихотворений о своих однополчанах-связистах Н. А. Жогова написала:

...Пускай мы не были героями,

И в рукопашный не ходили бой.

Мы защищали нашу Родину

Катушкой кабеля, размотанной своей рукой!

До хрипоты кричали в телефона трубку:

«Я Незабудка, где Сорок второй?»

Глаза слипаются. Уже вторые сутки

Дежуришь ты на линии передовой!..

ПРИМЕЧАНИЕ

В статье использованы документы из личного архива Н.А. Жоговой

Источник: Юнин А.И. О боевом пути рядовой связистки 174-го отдельного батальона связи 20-й Барановической стрелковой дивизии Н.А. Жоговой / А.И. Юнин // Историческое краеведение и архивы. – Вологда. – 2010. – Вып. 17. – С. 212-220.