Главная

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Документальная история войны по материалам государственных архивов Вологодской области

Воинские части, военно-санитарные поезда и эвакогоспитали

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Вологжане – Герои Советского Союза

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Вологжане – узники фашистских концлагерей

Фронтовые письма

Вологодский тыл – фронту

Труженики тыла – Оште

Помощь вологжан эвакуированному населению

Помощь блокадному Ленинграду

Дети войны

Поисковое движение в Вологодской области

Единая информационная база на погибших вологжан (Парфинский район, Новогородская область)

«Хранить вечно»: областной кинофестиваль документальных фильмов

Стихи о войне вологодских поэтов-фронтовиков

Военные мемориалы, обелиски, парки Победы на территории Вологодской области: фотоальбомы

© Вологодская областная универсальная научная библиотека, 2015 г.

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Каракосова М.
Не жалея сил

Более 1700 километров прошла с боями 100-я стрелковая дивизия, сформированная в Вологодской области в начале 1942 года. Семь раз Москва салютовала ее боевым успехам. За освобождение Львова стала именоваться Львовской. В конце войны освободила узников фашистского концлагеря Освенцим – Бжезинка.

М.А. Каракосова (девичья фамилия Леонова] в самый канун войны окончила Грязовецкое педагогическое училище и уехала на работу в Чебсарский район. На войну ушла добровольцем, прошла с 100-й стрелковой дивизией весь ее боевой путь, награждена двумя орденами Красной Звезды.

Сейчас Мария Александровна на пенсии, ведет большую общественную работу – не дают ей покоя тяжелые годы Великой Отечественной.

Ниже мы публикуем ее воспоминания всего о нескольких эпизодах далекой военной молодости.

М.А. Каракосова

ВСЕ ГОДЫ ВОИНЫ вместе с бойцами и командирами Советской Армии шли девушки – врачи, медицинские сестры, санитарки. Хорошо помню однополчанок с Вологодчины: Нину Акимову, Шуру Булькотину, Валю Холодеву, Лиду Силантьеву, Аню Веселову, Палю Ледкову (пропала без вести), Галю Харичеву (погибла на Полтавщине), Зину Ледневу, Тамару Макаровскую, Аню Диванову (погибла на Днепре), Людмилу Попову. Было в то время нам по 18–20 лет.

Очень памятны мне бои за Воронеж, особенно за поселок Чижовку – его юго-западную окраину. Дома, расположенные на высоте, гитлеровцы приспособили под долговременные огневые точки и имели возможность вести наблюдение в радиусе до 10–12 километров. Чтобы добраться до Чижовки, надо было пройти низину, как ее тогда называли – долину смерти. Все лето и осень на этом участке шли тяжелые, ожесточенные бои. Наш дивизионный медсанбат в то время был в селе Новая Усмань. Бои на Чижовском плацдарме отзывались у нас непрерывным потоком раненых. Бывали и такие дни, когда медсанбат принимал до 400–600 человек. Тогда все были на ногах, работали без сна и отдыха по несколько суток подряд. Вот какой случай произошел в то время со старшей хирургической сестрой Л.М. Поповой (до войны она была актрисой Вологодского драматического театра). Несколько суток ей пришлось работать в операционном отделении без отдыха: Когда наступило затишье, нам разрешили отдохнуть. И она почувствовала, что не может встать на полную ступню, а идти может только на цыпочках. Из раненых кто-то подметил такую походку и говорит: смотрите, наша Люда стала балериной! Все засмеялись, она тоже, но от боли из глаз текли слезы. Кое- как дотащилась до своей хаты, упала на постель и в ту же секунду заснула...

Вот так приходилось воевать девушкам. Вскоре пришел приказ о награждении Людмилы Михайловны медалью «За боевые заслуги». Надо сказать, что мы не жалея сил старались выполнить поставленную перед медиками задачу: как можно больше и быстрее вернуть в строй солдат и командиров.

И другой случай остался в моей памяти навсегда. Было это в конце сентября 1943 года, когда наша дивизия получила приказ форсировать Днепр на Букринской излучине. Медсанбат переправился на другой берег реки и расположился в селе Зарубенцы. В одном из трех уцелевших от большого села домов было эвакоотделение. Стоял осенний, солнечный, на редкость теплый день. Вдруг тишина нарушилась – шли немецкие бомбардировщики. Заметив какое-то движение в селе, они стали бомбить. От одной из бомб загорелся дом, где было эвакоотделение. Дежурная санитарка Аня Диванова вместе с другими девушками стала выводить и вытаскивать в укрытие раненых, не обращая внимания на рвущиеся бомбы. И одна из них разорвалась рядом с Аней. Наша землячка, спасая раненых, сама нашла смерть на берегу Днепра.

Нередко бывало так, что в медсанбате не хватало крови для переливания. И тогда медики отдавали свою кровь. Больше четырех литров ее за время войны отдали З.Р. Ивушкина (Беляева), З.А. Леднева (Ледовая), А. Иванова, М.И. Небольсина (Лаврушина), К. Стряпухина, а К.В. Воронина (Измайлова) отдала шесть литров. Да и у меня самой в общем получилось почти пять литров. Обычно переливание крови тяжелораненым шло напрямую, что и спасало жизнь многим из них.

Думаю, дела медиков во время войны, их доброту и милосердие никогда не забудут те, кому они спасли самое дорогое – жизнь.

М. КАРАКОСОВА, ветеран 100-й Львовской стрелковой дивизии.

Источник: Каракосова М. Не жалея сил / М. Каракосова // Резонанс. – 1990. – №7. – С. 27-28.