Главная

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Документальная история войны по материалам государственных архивов Вологодской области

Воинские части, военно-санитарные поезда и эвакогоспитали

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Вологжане – Герои Советского Союза

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Вологжане – узники фашистских концлагерей

Фронтовые письма

Вологодский тыл – фронту

Труженики тыла – Оште

Помощь вологжан эвакуированному населению

Помощь блокадному Ленинграду

Дети войны

Поисковое движение в Вологодской области

Единая информационная база на погибших вологжан (Парфинский район, Новогородская область)

«Хранить вечно»: областной кинофестиваль документальных фильмов

Стихи о войне вологодских поэтов-фронтовиков

Военные мемориалы, обелиски, парки Победы на территории Вологодской области: фотоальбомы

© Вологодская областная универсальная научная библиотека, 2015 г.

Вологжане – Герои Советского Союза

Задумкин Н.
Подвиг на рассвете

Всю ночь экипаж провел в машине.

Танкисты не смыкали глаз: с минуты на минуту ожидали приказа идти в бой. Где-то там впереди, в небольшом городке Блендув, засел враг, окопался, понавил почти за каждым углом темно-коричневых особняков пулеметные гнезда, врыл в землю артиллерийские орудия и танки.

Танкисты знали, атака должна быть стремительной. Они были готовы к ней. Нервы, натянутые как струны, не ослабевали ни на минуту. Только когда первой яркой полоской заалел восток, механик-водитель, откинувшись на спинку сиденья и отключив ларингофон, тихонько запел:

Заря встает на небосклоне,

С зарей встает наш батальон...

Песню зачеркнула сверкнувшая в небе ракета – сигнал к атаке. Содрогнулось утро от внезапного рева дизелей. Качнулись молодые буковые деревья, и роща опустела.

Командир машины прильнул к прицелу. Прямо по курсу движения «тридцатьчетверки» в белесоватой дымке смутно вырисовывались контуры Блендува. По сторонам в своей неукротимой ярости мчались вперед на предельной скорости «Т-34» боевых однополчан. Позади – стлался рубчатый след его танка, который начался еще под Минском, затем тянулся к Седлецу, Демблину, вел через Люблин, Луков, Варшаву...

Все ближе и ближе враг. Осколки от разрывов фашистских снарядов осыпают грудь танка. Словно припаянные, лежат на рычагах мозолистые руки механика-водителя. Радист щелкает тумблером, переходя то с приема на передачу, то с передачи на прием.

– Осколочным – заряжай!

Выстрел. Разлетелась в щепки крыша крайнего дома, а вместе с нею и вражеское пулеметное гнездо.

– Бронебойным – заряжай!

Едкий, удушливый дым после выстрелов не успевает выветриться через откинутый башенный люк. Но командир машины и командир орудия не обращают на него внимания. Они упоены боем, как, впрочем, упоены им механик-водитель и радист. Кто испытал такое состояние, тот знает, что в эти минуты воин ни о чем ином не думает и не способен думать, кроме как о победе и только о ней...

Блендув... Он представлял собой развороченный муравейник. И одним из первых ворвался в него славный экипаж «тридцатьчетверки» старшего лейтенанта Василия Чернова. В панике мечутся по улицам и переулкам фашисты, прячутся в траншеи и глубокие подвалы. А в советском танке методически раздается спокойная команда – «Огонь!», дергается взад-вперед «восьмидесятипятка», с дула которой срывается грозное пламя...

На одном перекрестке враги, чуть опомнившись, решили во что бы то ни стало уничтожить танк. Они уже окружили его, но тут он так бешено закружился на месте, стал так неистово поливать фашистов пулеметным огнем, что они бросились врассыпную.

А «тридцатьчетверка», выполняя поставленную задачу, между тем вырвалась на противоположную окраину Блендува. Тут-то Василий Чернов и увидел, что по направлению к городу Сохачеву уходит большая колонна автомашин гитлеровцев.

– Вперед! – подал команду механику-водителю командир.

Лязгнули гусеницы по асфальтированному шоссе. Все ближе и ближе к цели. Чернов стрелял из пушки не по ближайшим машинам, а по передним, дальним, чтоб не ушли далеко. Колонна врага изогнулась, сломалась, сбилась. «Т-34» с ходу наскочил на нее и, подминая под себя автомашины, шел все вперед и вперед. Хорошо в этом бою поработали гусеницы, пушка и пулеметы.

Когда вблизи не стало видно ни одной живой вражеской души, экипаж вылез из танка. До брони и пушки нельзя было дотронуться – так они были горячи. На корпус машины страшно было взглянуть. На шоссе валялось свыше шестидесяти раздавленных и разбитых автомашин, а вокруг них – сотни полторы убитых гитлеровцев. Танкисты молча посмотрели в глаза друг другу, обнялись...

А вскоре за этот подвиг Президиум Верховного Совета СССР присвоил старшему лейтенанту Василию Ивановичу Чернову звание Героя Советского Союза. Остальные члены экипажа тоже отмечены высокими правительственными наградами.

И еще во многих боях участвовал Василий Чернов. Он брал Вольденберг, Дризен и другие большие и малые города. В жарком бою за город Бренштейн отважный танкист был смертельно ранен. Когда его, обгоревшего, обливающегося кровью, вытащили из танка, он, показав на нагрудный карман гимнастерки, успел прошептать:

– Тут... отправьте...

В кармане вместе с комсомольским билетом лежало неотправленное письмо. Четким почерком на нем был выведен адрес: Вологодская область, Кадуйский район, деревня Серба...

В августе этого года мне довелось побывать на родине Василия Ивановича Чернова. К сожалению, никого из его родных я не встретил. Но земляки свято чтут память героя. На его героическом подвиге они учатся жить, трудиться, бороться с трудностями и побеждать.

Источник: Задумкин Н. Подвиг на рассвете / Н. Задумкин // Красный Север. – 1963. – 8 сентября.