Главная

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Документальная история войны по материалам государственных архивов Вологодской области

Воинские части, военно-санитарные поезда и эвакогоспитали

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Вологжане – Герои Советского Союза

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Вологжане – узники фашистских концлагерей

Фронтовые письма

Вологодский тыл – фронту

Труженики тыла – Оште

Помощь вологжан эвакуированному населению

Помощь блокадному Ленинграду

Дети войны

Поисковое движение в Вологодской области

Единая информационная база на погибших вологжан (Парфинский район, Новогородская область)

«Хранить вечно»: областной кинофестиваль документальных фильмов

Стихи о войне вологодских поэтов-фронтовиков

Военные мемориалы, обелиски, парки Победы на территории Вологодской области: фотоальбомы

© Вологодская областная универсальная научная библиотека, 2015 г.

Вологжане – Герои Советского Союза

Фарунцев Б.
Поединок на Днепре

Большая часть моей жизни связана с заводом «Северный коммунар». Здесь получил специальность слесаря, отсюда уходил на действительную службу в Армию, затем на войну с белофиннами. Здесь стал мастером, а потом и заместителем начальника сборочного цеха. Здесь стал кандидатом в члены КПСС. Дружба с коллективом предприятия продолжается и сейчас.

А на фронт пошел по партийной мобилизации. В декабре 1942 года пригласили в райком партии г. Вологды: «Знаем, что Вы на брони, что такие специалисты очень нужны на предприятии, но на фронте не менее нужны опытные бойцы-коммунисты».

– Пойду туда, где нужнее, – ответил я.– Пусть мой кандидатский стаж пройдет проверку и в боях.

Служба началась в воздушно-десантной бригаде, во взводе разведки. 3 февраля 1943 года, ночью, нашу группу десантников-парашютистов забросили в глубокий тыл. Форма одежды – гражданская. Цель – разведка и захват документов тыловых немецких штабов. Задачу свою выполнили. А 14 марта, при возвращении в свою часть, меня ранили. До пятого августа находился на излечении, а затем снова был разведчиком в 74-й стрелковой дивизии, действовавшей на Курско-Орловском направлении.

В это время шли наступательные бои. 21 сентября наша часть вышла к Днепру. Меня и Василия Бояринцева вызвал начальник штаба дивизии подполковник Гизатулин. Приказ был коротким: «разведать систему обороны противника за Днепром. Лодочник уже ждет вас».

Через реку переправились в рыбацкой лодке. Кто был тот лодочник, мы так и не узнали. Темнота. На высоком берегу сразу же обнаружили хорошо сохранившиеся окопы бывшей обороны наших частей. Скрытно пробираемся вглубь. Проползли примерно метров 500–600 от берега. Запоминаем расположение окопов. Выявили несколько пулеметных точек. Налево от места причаливания отметили для себя железнодорожную насыпь, ведущую к разрушенному мосту через Днепр.

Обратно возвратились в той же лодке, доложили о результатах вылазки начальнику штаба.

И сразу же при нашем сопровождении через Днепр на лодках и плотах переправился целый батальон. Противник, конечно, не дремал. Начался массированный обстрел берега и реки. На рассвете в воздухе появилась «рама» – самолет-корректировщик, а затем началась атака противника.

Эту атаку наши воины отбили. Но на большее, как я понял позднее, рассчитывать было нельзя, поскольку основные войска еще только подходили к Днепру и не были готовы к наступлению с ходу. Командир батальона получил приказ отвести подразделение на исходные позиции.

Нас с Бояринцевым комбат оставил для прикрытия отхода. «Это все вам», – показал он на станковый и ручной пулеметы и значительное количество боеприпасов. Мы сразу же заняли огневые позиции, начали вести перестрелку с противником. Через какое-то время батальон переправился обратно, немцы затихли. Пора бы и нам отходить, как приказывал комбат, а лодки нет! То ли комбат погиб при переправе и не успел дать распоряжение, то ли немецкий снаряд утопил суденышко. Как быть? Переплывать? Немцы сейчас начеку, обязательно заметят. А если и повезет, так с осенней водой шутки плохи. Ширина реки в этом месте около шестисот метров. Решаем остаться и принять бой.

Утром фашисты в открытую, с автоматами в руках, двинулись в нашу сторону. Мы открыли ответный огонь. Цепь залегла. Думаю, что они какое-то время не могли понять, откуда огонь: с противоположного берега или здесь, у них под носом, оставлены русские солдаты. Стрельба с их стороны усилилась. В какой-то миг заметил, что от железнодорожной насыпи атакует нас человек пятнадцать. Расстояние метров пятьдесят. Дорога каждая секунда. Разворачиваю пулемет и жму на гашетку. Пулеметная лента подошла к концу, движущейся цели нет. Но затих и пулемет Василия, следившего за действиями противника с другой стороны. «Василий! Бояринцев!» – кричу во весь голос. Ответа нет. Я к нему. Понял, что остался один.

После полудня «заговорил» немецкий крупнокалиберный пулемет. Он прошивал всю прибрежную площадь. Сижу в укрытии, знаю, что в это время атаки немцев не будет.

Когда закончился обстрел, сразу же выползла танкетка. «Разведчик в броне пожаловал», – размышляю про себя и открываю по ней огонь. Ушла обратно. Обнаруживаю, что пробита верхняя часть кожуха моего «максима». Снова немцы идут в открытую и снова стреляю по ним из пулемета. Приспособился обходиться без второго номера. Раскачу ленту и в два приема выпускаю. Начала сказываться пробоина в кожухе пулемета. Вода из него наполовину вытекла, плохо охлаждается ствол. Столбики пара идут вверх, демаскируют. Беру ручной пулемет. Внимательно слежу за тем, как ведут себя фрицы. Доволен, что река стала моим союзником: с тыла противник не зайдет. Верю и в то, что за ходом поединка следят с нашего берега, чем-либо помогут. А тут стал капризничать и ручной пулемет. Ловлю момент затишья, чтобы спуститься к реке, зачерпнуть пилоткой воды для охлаждения «максима».

Противник стал осторожнее. Тайком скапливается в кустарнике. Мелькнула одна фигура, другая. Врагов уже много. Но на душе спокойно. Расчетливо веду огонь, а перед глазами родные места, мать, жена с пятилетней дочкой Ирочкой. «Ну что ж, идите... Русские не разучились стоять за Отечество!».

Около шести часов вечера с нашего берега ударили «катюши», артиллерия. А через Днепр устремилось множество лодок и плотов. Там, где вчера побывал батальон, сегодня высаживалась дивизия. Случилось это 22 сентября 1943 года. За сутки наши войска, прорвав оборону противника, продвинулись на 15 километров.

В сентябре того же года мне было присвоено звание старшины и приказано командовать взводом автоматчиков. В составе своей дивизии довелось штурмовать вражескую оборону Киева, Житомира, Чернигова, участвовать в освобождении Болгарии, Румынии, Венгрии и Югославии.

В эти тревожные для нашей Родины дни все чаще задаю себе вопрос: «Что же помогло нам выстоять в борьбе с фашизмом!» Думаю, не ошибусь, если на первое место поставлю дружбу народов. Далее. Все мы сыны и дочери многонациональной страны знали, что боремся за правое дело. Невозможно переоценить вклад в победу тружеников тыла. Победа была, бы невозможна без руководящей и направляющей роли коммунистической партии.

Б.Н.Фарунцев

Родина высоко оценила заслуги смелого воина. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 октября 1943 года Борису Николаевичу Фарунцеву было присвоено звание Героя Советского Союза.

Источник: Фарунцев Б. Поединок на Днепре / Б. Фарунцев // Резонанс. – 1990. – № 7. – С. 21-23.