Главная

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Документальная история войны по материалам государственных архивов Вологодской области

Воинские части, военно-санитарные поезда и эвакогоспитали

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Вологжане – Герои Советского Союза

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Вологжане – узники фашистских концлагерей

Фронтовые письма

Вологодский тыл – фронту

Труженики тыла – Оште

Помощь вологжан эвакуированному населению

Помощь блокадному Ленинграду

Дети войны

Поисковое движение в Вологодской области

Единая информационная база на погибших вологжан (Парфинский район, Новогородская область)

«Хранить вечно»: областной кинофестиваль документальных фильмов

Стихи о войне вологодских поэтов-фронтовиков

Военные мемориалы, обелиски, парки Победы на территории Вологодской области: фотоальбомы

© Вологодская областная универсальная научная библиотека, 2015 г.

Документальная история войны по материалам государственных архивов Вологодской области

Конищева О.
Документальная история войны : Июнь 1941 года

В воскресенье, 22 июня 1941 года, радио возвестило о нападении Германии на нашу страну. О том, насколько это событие было неожиданным, можно судить по воспоминаниям очевидцев. Вот одно из них: «Война застала меня при службе в армии... 22 июня 1941 года, в выходной день, нам было приказано постирать белье на речке, высушить его и обратно надеть. Постирали... развесили на ветках деревьев, а сами лежали на солнышке, и в это время бежит дневальный и кричит: «Тревога!» Мы говорим ему: «Какая может быть тревога, мы голые, а белье еще не высохло». Думали, что он шутит. Через несколько минут прибегает снова и говорит: «Война!» Тут мы стали надевать невысохшее белье и бежать в часть...» – вспоминал Сергей Иванович Махин, ветеран войны.

В тот же день Вологодская область была объявлена на военном положении. Это сказалось в первую очередь на предприятиях: так, например, на заводе ВПВРЗ была усилена охрана и введена строжайшая военная дисциплина.

Вологжане единодушно заявляли о своей готовности встать на защиту Родины. Эту готовность они продемонстрировали на многочисленных митингах, прошедших 22-24 июня во всех городах и районах области. К вечеру 22 июня в военкоматы начали поступать заявления с просьбами о зачислении добровольцами в Красную Армию. За два дня (22-23 июня) только в Вологодский городской военкомат поступило 291 подобное заявление, из которых 80 было от женщин. 24 июня их количество увеличилось до 537.

Мобилизация военнообязанных началась с первого же дня объявления войны. Предварительные пункты сбора были размещены в кинотеатре имени Горького (на площади Революции), кинотеатре «Искра» на улице Ленина и в школе на улице Чернышевского. Здесь мобилизованных распределяли по «командам» и отправляли на главный сборный пункт, что находился на улице Лассаля (ныне – Зосимовская), в домах 17 и 22.

Воевать горели желанием и те, у кого были все основания остаться работать в тылу – работники партийных структур. Заведующий военным отделом Усть-Алексеевского райкома писал: «...У меня нет больше терпения работать в тылу. Я и так вторую войну отсиживаюсь в районе. Я надеюсь, что вы мою просьбу удовлетворите и предоставите мне возможность с оружием в руках защищать свою родину...» А вот что писал председатель Чебсарского райисполкома на третий день войны: «23 июня я получил вместо мобилизационного предписания... удостоверение об отсрочке. Отсрочки я не просил, и она мне не нужна. Я желаю быть в передовых рядах Красной Армии и вместе с товарищами громить фашистских разбойников...».

Но справедливости ради нужно заметить, что если одни рвались на фронт, то другие военнообязанные нарочно причиняли себе увечья, чтобы не быть призванными. В первые дни войны два таких случая было зафиксировано в Кирилловском районе.

В областной комитет Общества Красного Креста заявления поступали в основном от девушек-комсомолок. За 22-23 июня 30 из них пожелали отправиться на фронт, 27 – на работу в госпиталь, 16 – на курсы медсестер, 114 – вступить в сандружину, почти столько же – стать донорами. 24 июня было сформировано 11 санотрядов. 25-го их стало 17.

Как вспоминал С.И. Махин: «...по молодости не понимали всей сложности и тяжести, надвинувшейся на нашу Родину, и считали, что не так силен враг, и наша армия в состоянии [быстро] расправиться с зарвавшимся врагом. Но на деле оказалось все не так».

Появились первые приметы военного времени. В областных газетах «Красный Север» и «Сталинская молодежь» начали публиковать первые сводки Советского информбюро. 28 июня приказом по гарнизону города Вологды был установлен общегородской сигнал воздушной тревоги: прерывистые короткие сигналы гудка в течение трех минут. До 1 июля гражданам области было предписано сдать на временное хранение все радиоприемники.

И все же жизнь в городе шла своим чередом. В кинотеатре «Искра» проходил детский художественный кинофестиваль, а в кинотеатре имени Горького шла американская картина «Песнь о любви». Псковский государственный драматический театр, приехавший в Вологду на гастроли, порадовал горожан спектаклем «Фельдмаршал Кутузов». Областная библиотека готовилась к юбилею М.Ю. Лермонтова. Полным ходом шло благоустройство города. Это могло означать только одно – вологжане, как и большинство советских граждан, были уверены в скором и победном окончании войны.

Источник: Конищева О. Документальная история войны : Июнь 1941 года / О. Конищева // Красный Север. – 2004. – 21 мая.