Главная

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Документальная история войны по материалам государственных архивов Вологодской области

Воинские части, военно-санитарные поезда и эвакогоспитали

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Вологжане – Герои Советского Союза

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Вологжане – узники фашистских концлагерей

Фронтовые письма

Вологодский тыл – фронту

Труженики тыла – Оште

Помощь вологжан эвакуированному населению

Помощь блокадному Ленинграду

Дети войны

Поисковое движение в Вологодской области

«Хранить вечно»: областной кинофестиваль документальных фильмов

Стихи о войне вологодских поэтов-фронтовиков

Военные мемориалы, обелиски, парки Победы на территории Вологодской области: фотоальбомы

© Вологодская областная универсальная научная библиотека, 2015 г.

Вологжане – Герои Советского Союза

Клубов Александр Федорович

Клубов Александр Федорович

Клубов Александр Федорович, капитан, родился 18 января 1918 года в деревне Яруново Вологодского района. Отец его Федор Михайлович – матрос с легендарного крейсера «Аврора».

Клубов начал службу в Красной Армии в 1939 году. Окончил Чугуевское военное авиационное училище (1940). Перед Великой Отечественной войной служил в Закавказье. С первых дней войны в действующей армии. Был летчиком, командиром звена и эскадрильи гвардейского истребительного авиационного полка. Участвовал в боях под Моздоком, на Кубани, под Яссами, на Днепре и Висле, находясь в составе Южного, 1, 2 и 4-го Украинских фронтов.

В воздушных боях проявлял высокое мастерство, выдержку и отвагу. Всего совершил 457 боевых вылетов, провел 95 воздушных боев, лично сбил 31 самолет противника и 19 в групповых боях.

Звание Героя Советского Союза присвоено Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 апреля 1944 года и дважды Героя Советского Союза от 27 июня 1945 года – посмертно. Член КПСС. Погиб при катастрофе самолета 1 ноября 1944 года на прифронтовом аэродроме под Львовом. Похоронен во Львове. Имя Александра Клубова присвоено пассажирскому теплоходу, совхозу в Вологодском районе, улице в Вологде. В ноябре 1949 года в селе Кубенском установлен бронзовый бюст героя.

О нашем прославленном земляке написано несколько книг.

Ниже публикуется глава из книги трижды Героя Советского Союза Александра Покрышкина, в которой рассказывается о боевых делах А.Ф. Клубова.

* * *

Летчики нашей части постоянно воспитывались на мысли, что индивидуальное мастерство пилота особую силу приобретает лишь в совместных, коллективных действиях.

«Истребитель, который в воздухе думает только о себе, – говорили в нашей эскадрилье, – даже при всех своих боевых данных будет всего-навсего кустарем-одиночкой и рано или поздно будет сбит».

Характер современной воздушной войны вызывает необходимость выработки единого стиля. Ведь для меня вовсе не безразлично, вместе с кем я пойду в групповой воздушный бой! Я должен быть уверен в том, что мой напарник, мое звено, моя эскадрилья поймут меня в воздухе.

И когда в нашу боевую семью влилась новая группа молодых летчиков-истребителей, мы со всей остротой поставили перед ними все эти вопросы.

Новых летчиков было сначала пятеро: Голубев, Клубов, Трофимов, Жердев, Чистов. Знакомя меня с ними, наш командир Дзусов шутливо сказал:

– Вы будете учиться по системе Покрышкина.

Я с большим интересом занялся пятеркой новичков. Самое легкое было – познакомить летчиков с новыми скоростными машинами. Затем мы вводили их в нашу систему истребительного боя.

Весь курс обучения протекал в сжатые сроки. На другой день после показательного полета молодые летчики уже сами участвовали в боях. В воздухе я следил за каждым из них. Стало ясно, кто может стать ведущим, кого целесообразнее определить в ведомые.

Меня радовало то, как глубоко молодые летчики воспринимали искусство маневра. В одном из них – Александре Клубове – мы угадали ведущую черту его характера: умение навязать противнику свою волю. Тренируя его на ведущего, я был его ведомым. По радио подавал ему команду, как строить маневр, иногда заходил ему в хвост и показывал, как надо идти в атаку.

Во время одного такого учебного полета появились «мессеры». Мои ученики на мгновение растерялись и расползлись. Одного «мессера» я подбил в перевернутом положении самолета. Потом стал окликать своих летчиков.

– Где вы?

Клубов оказался выше меня. Он вел бой. Меня обрадовала его манера драться. На земле это спокойный, чуточку флегматичный человек. В учебных полетах маневры Клубова были даже несколько вялы. А сейчас, в бою, он преобразился. Его движения сделались резкими и сильными. Он насел на врага и коротким ударом сверху зажег немца.

В Клубове жила настоящая душа истребителя: он всегда искал боя. И вместе с тем это был летчик трезвого риска. С каждым боем росло мое уважение к этому тихому, малоразговорчивому и очень спокойному человеку.

Один из красивых боев мы провели с Клубовым уже после Кубанского сражения, на Миусфронте, когда он прикрывал мою ударную группу. Немцев было много. Сорок бомбардировщиков и двенадцать истребителей. Зная общую воздушную обстановку в этом районе, мы еще на земле разработали примерный план боя. Клубов должен был связать немецких истребителей. Он так и сделал. В то время, когда моя четверка занялась «юнкерсами», четверка Клубова отбивала контратаки «мессершмиттов». Я был твердо уверен, что Клубов сделает свое дело – свяжет немецких истребителей, и, закончив бой, только спросил его по радио: «Сколько?».

Четверка Клубова сбила трех немцев и обеспечила мне свободу действий.

Таков Клубов – он смел, но не бесшабашен. При всем своем спокойствии и хладнокровии в нужный момент он способен пойти на риск, даже на отчаянный риск.

Именно таким мы увидели Клубова в летний вечер, когда он возвращался с воздушной разведки.

Я стоял на аэродроме. Уже давно прошли сроки, когда машина Клубова должна была показаться на горизонте. Я запросил по радио его позывной. Клубов коротко ответил:

– Дерусь.

Потом замолчал. По-видимому, с ним что-то случилось. Тревога росла с каждой минутой. Но в глубине души я верил, что Клубов все же придет. И вот он пришел... Его машина странно ковыляла в вечернем воздухе. С ней делалось что-то непонятное. Она вдруг резко клевала носом и, казалось, падала, потом так же неожиданно выравнивалась и даже слегка набирала высоту. Так повторялось трижды.

Клубов снова пошел на посадку. Было страшно смотреть, как, планируя, самолет вдруг снова клюнул. Вот-вот врежется в землю. Клубов дал форсированный газ. Машина чуть взмыла вверх, и в тот же самый миг летчик совершил мастерскую посадку на живот. Мы подбежали к самолету. Он был изрешечен нулями. Клубов вылез из кабины, молча обошел машину и, покачав головой, тихо сказал:

– Как она дралась!..

Присев на корточки, он стал на песке рисовать нам схему боя. Он дрался с шестью «мессерами» над вражеской территорией. Двух немцев он сбил, но ему повредили управление. Машина перестала слушаться летчика. Он все же сумел перетянуть ее на нашу территорию. Самолет стал все больше и больше зарываться носом. Клубов уже решил было прыгать с парашютом, когда самолет по какой-то игре случая вышел из пике. И Клубов привел полуживую машину на свой аэродром. Рассказав это, он встал, раскрыл планшет и в обычной спокойной манере доложил результаты разведки.

Клубов – один из тех пяти летчиков, которые стали гордостью нашей части.

Источник: Клубов Александр Федорович // Золотые звезды вологжан. – Вологда, 1985. – С. 18-21.