Главная

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Документальная история войны по материалам государственных архивов Вологодской области

Воинские части, военно-санитарные поезда и эвакогоспитали

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Вологжане – Герои Советского Союза

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Вологжане – узники фашистских концлагерей

Фронтовые письма

Вологодский тыл – фронту

Труженики тыла – Оште

Помощь вологжан эвакуированному населению

Помощь блокадному Ленинграду

Дети войны

Поисковое движение в Вологодской области

«Хранить вечно»: областной кинофестиваль документальных фильмов

Стихи о войне вологодских поэтов-фронтовиков

Военные мемориалы, обелиски, парки Победы на территории Вологодской области: фотоальбомы

© Вологодская областная универсальная научная библиотека, 2015 г.

Вологжане – Герои Советского Союза

Клубов Александр Федорович
(18.01.1918 – 01.11.1944)

«В моей жизни Клубов занимал так много места, я так его любил, что никто из самых лучших друзей не смог возместить этой утраты». Это строки из книги прославленного аса-истребителя, трижды Героя Советского Союза А.И. Покрышкина «Небо войны». Покрышкинскую «школу» воздушного боя наш земляк проходил летом сорок третьего на Кубани.

Родился Александр Федорович в деревне Яруново (по некоторым источникам – в д. Окороково) Кубено-Озерского (ныне Вологодского) района в крестьянской семье. Полуголодное, сиротское детство. Два года работы по найму. В начальной школе учился, как сам потом писал в автобиографии, «на школьные средства». Дальнейшее образование получил в школе-семилетке совхозного ученичества (что-то наподобие школ фабрично-заводского обучения).

В сентябре 1934 года уехал в Ленинград и поступил в школу ФЗО при заводе «Большевик». По окончании учебы год отработал на этом заводе. В 1936-м был откомандирован на Ленинградский карбюраторный завод, где освоил профессию настройщика автоматных станков. Работал и одновременно занимался в городском аэроклубе. С блестящей характеристикой руководства аэроклуба и заводской комсомольской путевкой он едет в Чугуевское военно-авиационное училище летчиков.

В 1940 году младший лейтенант Клубов начинает службу в 84-м истребительном полку Закавказского военного округа.

На огромной территории страны уже полыхал пожар Великой Отечественной, а летчики 84-го по-прежнему выполняли патрульные полеты вдоль советско-турецкой границы. А в перерывах между полетами осаждали командование полка с просьбами поскорее отправить их на фронт. Но только 12 августа 1942 года полк был снят с южной границы и переброшен на Северный Кавказ.

Полнокровный, но еще не обстрелянный 84-й истребительный оказался в самом центре фронта – на Моздокском направлении. На вооружении полка – И-153 («чайки»). С первых дней войны эти самолеты больше использовались как штурмовики и ближние, пикирующие бомбардировщики. Естественно, и 84-й немедленно включили в бомбардировочно-штурмовую работу. А летчики мечтали схватиться с врагом в воздухе: ведь они были истребители...

Только через месяц их пересадили на самолеты И-16. И в первой же воздушной схватке лейтенант Клубов сбил «мессера».

Напряжение боев на Кавказе все нарастает: Гитлер рвется к бакинской нефти, а потому направляет сюда свои лучшие авиационные эскадры. Вылеты следуют один за другим, и весь день превращается в сплошной непрерывный бой. Дни сливаются в недели, в месяцы. На счету Клубова – еще один уничтоженный фашистский самолет. А 30 ноября он сам был сбит и едва не погиб.

В этот день четверке И-16 пришлось драться с восемью «мессерами». Клубову удалось зайти одному из них в хвост и полоснуть очередью. Но фашист сделал «горку», и самолет лейтенанта проскочил под ним. В это время Клубов увидел вражеский истребитель с бубновым тузом на борту, который заходил в хвост командиру эскадрильи Федорову. Лейтенант устремляет свою машину наперерез немцу и посылает несколько очередей. Безрезультатно. Слишком велико расстояние. Клубов идет на сближение. Вот уже «туз» в прицеле, но в следующее мгновение второй «мессер» пушечным снарядом срывает фонарь над головой лейтенанта. Еще можно увернуться, но тогда комэск будет сбит. Клубов нажимает гашетку. Сквозь гул мотора слышит треск пулемета и видит, как «туз» отворачивает от командирского «ишака». В туже секунду второй снаряд прошивает его самолет. Из-под капота мотора вырывается пламя, охватывая левое крыло. Летчик бросает машину вниз, надеясь сбить пламя. Тщетно. Оранжевые языки уже достигли кабины.

Из-за дыма не видно приборы. Огонь обжигает лицо и руки. Еще одна попытка спасти самолет... Нет, пока не угасло сознание, надо спасаться самому... Он с трудом переваливается через борт, рука машинально вырывает кольцо парашюта. Над самым куполом проносится самолет. И с такой же скоростью несется мысль: «Сейчас добьет...». Но самолет не стреляет. Он разворачивается и снова делает круг над парашютом. Это Федоров. Он оберегает спускающегося товарища.

Обгорелого, теряющего сознание летчика подобрали пехотинцы и доставили в госпиталь.

В свой полк Клубов вернулся в конце февраля сорок третьего. За это время обстановка на Северном Кавказе изменилась. Бои переместились из предгорий хребта на кубанские равнины.

Начавшееся 23 февраля 1943 года наступление наших войск на Кубани с перерывами на мобилизацию сил и их перегруппировку продолжалось до 10 мая. И сразу же в небе развернулись невиданные дотоле воздушные бои. Шла жестокая, кровавая битва за господство в воздухе.

Во всех этих боях участвовал и лейтенант Клубов. Из наградных листов узнаем, что в мартовско-апрельских боях он увеличил свой личный счет до четырех уничтоженных вражеских машин. Несколько самолетов было сбито с его участием в групповом бою. К ордену Красного Знамени, которым он был награжден еще за осенние бои сорок второго, прибавился еще орден Отечественной войны I степени.

В самый разгар воздушных сражений на Таманском полуострове 84-й истребительный авиаполк отвели в тыл на переформирование. Группа летчиков, в том числе и лейтенант Клубов, была передана в 16-й гвардейский истребительный полк. Пришлось осваивать американские «аэрокобры». Процесс переучивания в этом полку был особый. Прибывшие летчики не только изучали технические и летные особенности «кобры». Им предстояло освоить и новую тактику боя, которую называли «системой Покрышкина».

Пока занятия проводились в землянке, Покрышкин внимательно присматривался к Клубову. Его настораживала медлительность, даже некоторая флегматичность молодого летчика. Но как только начались учебные бои, мнение именитого летчика о нашем земляке круто изменилось. В воздухе лейтенант преображался. Он становился решительным, упорным в осуществлении своей цели, даже дерзким. И учителю не всегда удавалось уклониться от неожиданных и стремительных атак ученика. Потому в боевые вылеты Клубов был включен первым из всей группы пополнения.

16-й гвардейский истребительный полк покинул кубанское небо в августе 1943-го. Теперь он поддерживал с воздуха наступление войск Южного фронта в Донбассе. Здесь Клубов в полной мере проявил свое мастерство истребителя. Вот хроника четырех боевых дней.

26 августа. В районе Колпаковки Клубов сбивает Ме-109.

30 августа. За два боевых вылета сбиты два Ю-88 и один Ю-87.

31 августа. Клубов атаковал М-109. Самолет загорелся и упал районе Латоновки. В тот же день он сбил еще два «хеншеля».

2 сентября. Сбит Ме-109.

За четыре дня – восемь уничтоженных самолетов противника!

Несколько дней спустя старшего лейтенанта А.Ф. Клубова представляют к званию Героя Советского Союза.

«Думая о Клубове, – писал 19 сентября 1944 года в «Красной звезде» А.И. Покрышкин, – я вижу в нем те черты, которые должны быть свойственны каждому советскому летчику. Он смел, но не бесшабашен. При всем спокойствии и хладнокровии он умеет в нужную секунду рискнуть больше обычного».

Да, Клубов умел рисковать. Он рисковал и тогда, под Моздоком, когда, спасая командира эскадрильи, бросил свой самолет наперерез фашистскому истребителю; и тогда, на юге Украины, когда вылетел четверкой на патрулирование. Только вышли в заданный район, в наушниках – голос командира дивизии со станции наведения: «Внимание! Бомбардировщики!» Увидел их и Клубов. Три девятки «юнкерсов» идут своим излюбленным строем – правым пеленгом. Их прикрывают двенадцать «мессершмиттов». Такую ораву на испуг не возьмешь.

– Внимание! – командует ведущий. – Сделаем вид, будто струсили и уходим.

Четверка разворачивается в сторону солнца и пропускает вражеские машины мимо себя. Минута, другая, и вот она уже заходит на врага с тыла. «Мессершмитты» не успевают развернуться навстречу «кобрам». А те, не обращая внимания на огненные трассы, тянущиеся к ним от бомбардировщиков, всей четверкой наваливаются на первую девятку. Клубову удается поджечь ведущего. Снова набор высоты. И снова – в атаку. Еще один «юнкере» задымил. Остальные начали освобождаться от бомб. Теперь о «юнкерсах» можно больше не беспокоиться. Сбросив бомбы как попало, они поспешат убраться восвояси. А вот «мессеры» без боя не уйдут, тем более, что их так ловко обхитрили. Попробуют отомстить.

Четверка делится на пары. Клубов с ведомым почти вертикально уходят ввысь. Моторы воют от натуги. «Мессер», на который нацелился Клубов, уже не уйдет от удара. Но поврежден самолет ведомого. Клубов остается один. И на него наваливаются сразу четыре вражеские машины. Он бросает свою «кобру» то вверх, то вниз, чтобы уйти от прицельного огня. Один снаряд попал в фонарь кабины. Осколки бронестекла брызнули в лицо. Течет кровь. А фашисты наседают. Они решили добить это дерзкого русского. Но «дерзкий русский» не только увертывается от ударов, но еще и атакует. Еще один «мессер» начинает дымить и спешно отворачивает в сторону. Следом за ним разворачиваются и остальные. Теперь все внимание «кобре», надо дотянуть ее до аэродрома...

Рисковал Александр Федорович и тогда, когда один вылетел на разведку и на обратном пути вступил в бой с шестеркой «мессеров». Об этом случае подробно рассказал А.И. Покрышкин в «Красной звезде» за 19 сентября 1944 года.

«Я стоял на аэродроме. Клубов задерживался в полете. Уже давно прошли сроки, когда его машина должна была показаться на горизонте. Мы запросили по радио его позывной. Он коротко ответил: «Дерусь». Потом совсем замолчал. По-видимому, с ним что-то случилось. Наша тревога росла с каждой минутой. Но в глубине души я верил, что Клубов все же придет. И он пришел. Его машина ковыляла в воздухе. Она вдруг резко клевала носом, и тогда казалось, что самолет вот-вот рухнет вниз. Но летчик все же выравнивал машину и даже слегка набирал высоту. Так повторялось трижды. Мы поняли, что на самолете перебито управление и он держится на одном моторе. В любую минуту он мог камнем пойти к земле. Я хотел одного: чтобы Клубов сейчас же использовал парашют. Но его рация не работала.

Вот летчик, планируя, пошел на посадку. Было страшно смотреть, когда его самолет снова клюнул. Но Клубов дал форсированный газ. По его словам, машина в тот момент как бы переломилась и чуть взмыла вверх. Он убрал газ и мастерски приземлил самолет на живот. Мы подбежали к нему. Клубов вылез из кабины, молча обошел свою машину, изрешеченную пулями. Покачав головой, тихо сказал:

– Как она дралась!

Присев на корточки, он стал на песке рисовать нам схему боя. Он дрался с шестью «мессерами» над вражеской территорией. Двух из них сбил…»

За неделю до этой публикации А.И. Покрышкина на «Красная звезда» оповестила своих читателей: «Офицер Клубов сбил пятидесятый вражеский самолет».

На гвардии капитана Клубова, помощника командира 16-го гвардейского полка по военно-стрелковой службе, заполнили очередной наградной лист – на звание дважды Героя Советского Союза. Однако вторую Золотую Звезду при жизни он не получил.

1 ноября 1944 года он погиб. Погиб из-за нелепой случайности. В тот день на фронте стояло затишье, и летчики полка осваивали поступившие к ним новые истребители Ла-7. При посадке самолет Клубова под воздействием бокового ветра слегка уклонился вправо, выкатился за пределы полосы. Правое колесо угодило в скрытую травой канаву. Истребитель скапотировал.

Похоронили нашего земляка не у аэродрома, где случилась трагедия, а на Холме Славы во Львове.

22 июня 2001 года, спустя 57 лет после трагической гибели, останки нашего славного земляка, дважды Героя Советского Союза, летчика-истребителя, кавалера орденов Ленина, двух – Красного Знамени, орденов Александра Невского и Отечественной войны I степени были торжественно перезахоронены в Вологде на воинском кладбище. На могиле установлен памятник. В ноябре 1949 года бронзовый бюст дважды Героя был установлен в селе Кубенском. В областном центре есть улица имени Клубова.

Источник: Клубов Александр Федорович // Герои Вологодчины : энцикл. справочник биографий. – Вологда, 2015. – С. 88-90.