Главная

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Документальная история войны по материалам государственных архивов Вологодской области

Воинские части, военно-санитарные поезда и эвакогоспитали

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Вологжане – Герои Советского Союза

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Вологжане – узники фашистских концлагерей

Фронтовые письма

Вологодский тыл – фронту

Труженики тыла – Оште

Помощь вологжан эвакуированному населению

Помощь блокадному Ленинграду

Дети войны

Поисковое движение в Вологодской области

Единая информационная база на погибших вологжан (Парфинский район, Новогородская область)

«Хранить вечно»: областной кинофестиваль документальных фильмов

Стихи о войне вологодских поэтов-фронтовиков

Военные мемориалы, обелиски, парки Победы на территории Вологодской области: фотоальбомы

© Вологодская областная универсальная научная библиотека, 2015 г.

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Акиньхов Г.А.
Перечеркнутые планы

Крайним сроком захвата Вологды Гитлер назвал май 1942 года. По мнению главнокомандующего финской армией Маннергейма, овладение Мурманском, Кандалакшей, Беломорьем и Вологдой имело бы решающее значение для хода военных операций на всем фронте северной России. 23 июля 1941 года начальник генерального штаба сухопутных сил Германии генерал-полковник Ф. Гальдер в материалах для доклада Гитлеру записал (конкретизируя задачи для войск группы «Север»): «...по выполнении ближайшей задачи (овладение Прибалтикой и Ленинградом) обеспечить район между Рыбинском и Онежским озером (следовательно, и Вологды – Г.А.). Привлечь к этому финнов...»

8 сентября 1941 года немцы, захватив Шлиссельбург, вышли к Неве и Ладожскому озеру. С суши Ленинград оказался блокированным. Началась оборона города в условиях осады. Финские войска, не сумев прорваться к Ленинграду через Карельский перешеек, сосредоточили основные усилия своих войск на Онежско-Ладожском перешейке, имея целью разгромить 7-ю армию, форсировать реку Свирь и обойти Ленинград с северо-востока. 4 сентября 1941 года финны возобновили наступление на петрозаводском и олонецком направлениях.

Маршал Советского Союза К.А. Мерецков писал о сентябрьских боях 1941 года: «Напор врага был очень сильным. Главнокомандующий финской армией барон Маннергейм, согласовав свои планы с немецкими, поставил перед своими войсками задачу нанести 7-й армии два мощных удара. Один из них, по его расчетам, должен был привести к прорыву через Свирь на юго-запад и соединению с гитлеровцами у Волхова: другой – к прорыву на юго-восток и выходу через район озера Белое к Вологде...». Однако, отмечает маршал далее, «врагам... не удалось прорваться к Вологде и выйти на оперативный простор южнее Онежского озера». Финны были остановлены на стыке Ленинградской и Вологодской областей, которая с осени 1941 года стала прифронтовой и в таком состоянии пребывала до лета 1944 года.

Не сумев прорвать нашу оборону на Свири, немецко-фашистское командование решает предпринять глубокий обход Ленинграда с юго-востока, чтобы соединиться с финскими войсками восточнее Ладоги, взять город в двойное кольцо, лишить всякой связи с тылом и принудить к капитуляции. Это позволило бы высвободить силы для действия на московском направлении. Д.В. Павлов, в ту пору уполномоченный Государственного Комитета Обороны по продовольственному снабжению Ленинградского фронта и населения Ленинграда, в своей книге «Ленинград в блокаде» писал, что командование группы «Север» решило предпринять обход Ленинграда с востока, выделив для этой цели 39-й механизированный корпус, укомплектованный большим количеством танков. Командующему корпусом генералу Шмидту ставятся задачи: а) закрыть доступ в город через Ладожское озеро; б) соединиться с финнами на реке Свирь; в) захватить Тихвин и далее двинуть войска на Вологду, перерезать коммуникации Карельскому фронту».

16 октября 1941 года немцы начали наступление. 8 ноября они овладели Тихвином. Маршал Советского Союза А.М. Василевский давал такую оценку факту взятия города: «Было ясно, что с падением Тихвина появилась угроза прорыва немцев с юга в тыл 7-й отдельной армии, которая на реке Свирь затормозила наступление финнов. Соединение немцев с финнами означало не только двойное кольцо блокады вокруг Ленинграда, но и позволяло фашистскому командованию организовать общее наступление на Вологду».

Следует отметить, что с октября 1941 года Вологда стала занимать особое место в планах немецко-фашистского командования в связи со следующими обстоятельствами. На Московской конференции представителей СССР, США и Англии, проходившей 29 сентября-1 октября, было достигнуто соглашение об американских и английских поставках Советскому Союзу на период с 1 октября 1941 года по 30 июня 1942 года. (В дальнейшем действие соглашения было продлено.) Поставки предполагалось осуществлять в значительной степени по северным морским коммуникациям, конечными пунктами которых являлись Мурманск, Архангельск и другие порты. Поскольку грузы из них предстояло перевозить по Северной железной дороге, ее стратегическое значение, а следовательно, и Вологды как крупного узла на этом пути значительно возрастало.

Все эти обстоятельства не могли не быть учтены в планах немецкой ставки относительно ближайшего будущего Вологды. Как отмечается в книге Д.М. Проектора «Агрессия и катастрофа», в специальной разработке немецко-фашистского командования от 11 ноября 1941 года указывалось: «Фюрер согласен с целями, которые должны быть достигнуты при дальнейшем развитии действий еще до наступления сильных снегопадов. Был бы целесообразен ввод крупных сил на юге для удара на Сталинград или для быстрого занятия Майкопа; в сочетании с захватом на севере Вологды это позволило бы перерезать обе линии подвоза англо-американских материалов».

Однако на совещании начальников штабов групп немецких армий 13 ноября 1941 года в Орше (далее цитирую по книге «Агрессия и катастрофа») «...все начальники штабов фактически отвергли план верховного командования – еще в этом году достигнуть Майкопа, Сталинграда, Тамбова, Рыбинска, Вологды, Лодейного Поля. Вместо этого Румштедт и Лееб (командующие группами армий «Юг» и «Север» – Г.А.) ставили генеральный штаб перед фактом: их войска вообще больше не могут никуда наступать, не только до нефтяных районов или до Вологды, но и до чего угодно другого, расположенного хотя бы перед самым их фронтом». В результате многое из предлагавшегося главным командованием было перенесено на 1942 год.

19 ноября 1941 года на совещании у Гитлера так определялись «Задачи на будущий год» (цитирую по записи в дневнике генерал-полковника Гальдера, датированный этим днем): «23.00 – доклад у фюрера (высказывания и пожелания Гитлера): 4. Операции в районе Москвы должны иметь целью полное уничтожение вражеских дивизий, путем согласованных наступательных действий, а не фронтальное оттеснение противника. Конечная цель – выход на рубеж Ярославль, Рыбинск (а возможно, Вологда) – остается прежней: если подвоз снабжения и погода позволят достигнуть этой цели...

6. Задачи на будущий (1942) год. В первую очередь – Кавказ. Цель – выход к южной русской границе. Срок – март-апрель. На севере – в зависимости от итогов операции в этом году. Овладение Вологдой или Горьким. Срок – к концу мая...»

28 ноября Гальдер писал в дневнике о целях на 1942 год: «Кавказ, Волга, Вологда».

В ходе разгрома немецко-фашистских войск под Москвой и в районе Тихвина в конце 1941 года были перечеркнуты планы немецкого и финского командования в отношении Вологды. Как уже упоминалось, захват Мурманска, Кандалакши, Беломорска, Вологды, по мнению главнокомандующего финской армией Маннергейма, имел бы решающее значение для хода военных операций на всем фронте северной России. Однако, как свидетельствует немецкий генерал В. Эрфурт, «в результате отхода немецких войск от Тихвина план Маннергейма лишился всех своих предпосылок». Как известно, и в следующем, 1942 году, цели немецкого генерального штаба относительно Вологды (Кавказ, Волга, Вологда) не были осуществлены.

Источник: Акиньхов Г.А. Перечеркнутые планы / Г.А. Акиньхов // Вологодские новости. – 1994. – 27 сентября.