Главная

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Документальная история войны по материалам государственных архивов Вологодской области

Воинские части, военно-санитарные поезда и эвакогоспитали

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Вологжане – Герои Советского Союза

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Вологжане – узники фашистских концлагерей

Фронтовые письма

Вологодский тыл – фронту

Труженики тыла – Оште

Помощь вологжан эвакуированному населению

Помощь блокадному Ленинграду

Дети войны

Поисковое движение в Вологодской области

Единая информационная база на погибших вологжан (Парфинский район, Новогородская область)

«Хранить вечно»: областной кинофестиваль документальных фильмов

Стихи о войне вологодских поэтов-фронтовиков

Военные мемориалы, обелиски, парки Победы на территории Вологодской области: фотоальбомы

© Вологодская областная универсальная научная библиотека, 2015 г.

Документальная история войны по материалам государственных архивов Вологодской области

«Давайте после войны встретимся вместе» – из писем двадцатилетних

Эти письма из военных сороковых. Все они были написаны курсанту Архангельского пулеметного училища Ростиславу Дьяконицыну. Когда началась Великая Отечественная война, Ростиславу было всего 17 лет, он только что закончил 9-й класс. И хотя он занимался в авиамодельном кружке и получил значок «Юный авиастроитель», сдал нормы на значок «Готов к санитарной обороне», был членом Осоавиахима и ДСО «Локомотив», на фронт ему было рано, надо было учиться дальше. Жил Ростислав вместе с отцом Федором Ивановичем и младшим братом Левой на станции Исакогорка Архангельской области. Он был активный, спортивный и очень общительный подросток. А еще он очень любил рисовать и рисовал много: на холстах, в альбомах, даже в школьном дневнике.

Через год, 30 мая 1942 года, он получил аттестат о среднем образовании и сразу же был призван на военную службу. Райвоенкомат направил его на учебу в Архангельское военно-пулеметное училище. Обучение молодого бойца проходило успешно. В письме к отцу от 27 октября 1942 года он сообщает: «Кончился первый период обучения, и за те предметы, по которым меня спрашивали, оценки все хорошие. По таким, как огневая стрельба, строевая – хорошо, а политподготовка – отлично». Серьезный молодой боец был рекомендован в партию. Учеба в училище была ускоренная, и уже через год, в мае 1943 года в звании младшего лейтенанта он был отправлен на фронт. Война для Ростислава продолжалась всего 106 дней. Он был убит 3 сентября 1943 года под Смоленском.

Сохранились письма, которые писали ему друзья и подруги во время его учебы в училище с 26 августа 1942 года по 24 января 1943 года. Писем всего 16. Они из глубокого тыла от двадцатилетних мальчишек и девчонок, порой они по-детски наивны, но это только поначалу. В то суровое время взрослели быстро: в семьи приходили похоронки на отцов и старших братьев, сами вчерашние школьники надели шинели и ушли на фронт, а девочки работали на трудовом фронте. Было трудно и голодно, но все они были молоды и, несмотря на усталость, бегали в кино и на танцы. Они верили, что впереди их ждет большая интересная жизнь. Но война решала их судьбы по-своему. Вместе встретиться после войны им не довелось. О том, как они жили в суровые военные годы, о чем мечтали, читаем мы в этих письмах.

Все эти письма бережно сохраняются в научном архиве Вологодской областной картинной галереи, в личном фонде Льва Федоровича Дьяконицына. Лев Федорович - брат Ростислава Дьяконицына, ныне известный искусствовед и живописец, уроженец Вологды, проживает в Москве.

Исакогорка. 26 августа 1942 г.

Здравствуй, Слава! Получил твоё письмо, за что благодарю. Спешу ответить. Жизнь наша исакогорская течет по-старому. Происшествий нет, и мы продолжаем жить тыловой жизнью. Слава, я несколько раз видел наших ребят, которые живут на Брусенице. Ребята целыми днями работают по 11 часов в сутки. Конечно, им это в первое время тяжело. Левка потихоньку порисовывает. Я ему дал рисунки и мягкий карандаш, и он принялся за работу. Вчера получил от Клары письмо, в котором она спрашивает твой адрес. Адрес я ей напишу. Твою просьбу я исполнил, т. е. передал «сердечный и горячий привет Вале Бугаевой». Слава, в клубе у нас на танцах ребят совсем нет, и девчата танцуют одни. Вот-то потеха! Я это узнал от Вали Ушаковой. Вова Борзоногов поступил в АЛТИ на спец. факультет, где будет учиться на инженера-самолетостроителя. Вот так мы живем. Остаюсь твой друг Юра.

Научный архив ВОКГ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 4. Л. 53.

4 сентября 1942 г.

Здравствуй далекий друг Слава! Твое письмо было так неожиданно. Я думала, что ты нас уже забыл. Как хорошо, что ты уже окончил 10 классов. Я окончила 8 классов, а сейчас учусь на 2-ом курсе железнодорожного техникума на холодильном отделении. Учиться три с половиной года. Слава, у нас большое в семье горе, папу убили в эту войну (2 мая 1942 года).

О твоих друзьях что знаю, то напишу. Шура Земнов ранен, лежит в госпитале у партизан. Петя Сушенков на фронте, приезжал как-то на побывку. Мура Васильева работает (не знаю где и кем). Люся Дормидонтова недавно вернулась из эвакуации. От твоей матери никакого письма не получали. Да еще Леша Грошников в армии, хорошо не знаю в военной школе или еще где. Вовка Аверихин эвакуировался в Казань, хотел приехать, но еще не приехал. Филатову я не знаю. Пиши письма, я буду ждать. Пока до свидания. Катя Жибарева.

Научный архив ВОКГ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 4. Л. 54.

10 сентября 1942 г.

Друг Славка!

Узнала твой адрес у Юры, решила черкнуть тебе пару слов. Я ведь знаю, как радостно в армии получить весточку от кого-нибудь. Пишу тебе из детлагеря. Недавно была дома и очень жалею, что не пошла на танцы, говорят, ты там был. Посмотрела бы новоявленного бойца, форма тебе придала, наверное, более серьезный вид, а нос загнулся еще выше (не сердись, я представляю тебя именно таким). Может быть, это обман воображения, но чтобы убедиться, каков ты в действительности, неплохо бы получить фото. Обычно красноармейцы фотографируются стоя и с какой-нибудь «краличкой». Может ты уже приобрел такую фотографию, так все равно посылай. Славушка, шучу, говоря о «краличке», а моську свою, если можешь, пошли. Пишет ли тебе Валичка Бугаева? Ты, наверное, читал мое письмо к Юре и знаешь о моем житье-бытье. Клава (помнишь косолапую-то воспитательницу) дает здесь жизни со стрелками, а сама, когда оденет шляпу (у нее она с пером от дохлой куры), то очень похожа на фрица, которых рисуют в «Крокодиле».

Пишу тебе в мертвый час, все дети спят, и со всех сторон раздается оглушительный грохот канонады. Письмо от Юры я не получила, наверное, затерялось, потому что многие письма пропадают. Так что ты пиши все, все о себе. Здесь в глуши получить писульку - так это целое событие. Пока, Слава, до скорой встречи! Отвечай быстрей! Клара М.

Научный архив ВОКГ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 4. Л. 55-56.

27 сентября.

Добрый день! Здравствуй, Слава!

С приветом Валя. Желаю всего хорошего в твоей жизни. Слава, все пишу письма и никак не могу дождаться, когда ты напишешь ответ. Ты видно, как Валя Бугаева, не хочешь ответить. Я пишу чуть ли не каждый день, а от вас ни одного. Правда, вот сегодня получила от В. С. и вижу, что он моих писем не получает, не знаю почему. Видимо, адрес неправильный, и вы тоже не напишите, а потом обижаетесь, что не пишем. Время проходит скучно, в клуб не ходим. Валя та еще сходила с Вовой Мыркиным, а я от вторника до вторника, да и то не каждый раз. Сейчас уезжаю в город учиться. Жду, Слава, от тебя ответ. С приветом Валя Ушакова.

Научный архив ВОКГ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 4. Л. 57.

1 октября 1942 г.

Здравствуй далекий друг Слава! Посылаю тебе свой горячий дружеский привет. Письмо твое получила, за которое большое, большущее спасибо. Фотокарточку тоже получила. Как посмотришь, так сразу вспомнишь прошедшие детские времена.

Лека Казанцев был в Омске, сейчас находится здесь. Ходит к Николаю, вместе ходят в кино и на концерты. Катя Макарова сейчас на трудфронте, работает табельщицей в конторе. Она окончила курсы бухгалтеров. Слава, кем же ты будешь по выходе из школы. Я очень рада за тебя, что все же имеешь талант к живописи. Левка Леонов живет в Москве, отец у него в армии. Ты спрашиваешь о Кедровой, она уже давно уехала в Сталинград, лет пять, если не ошибаюсь. Фотокарточку пришлю со следующим письмом. Люсю Дормидонтову я вижу, но я с ней не дружу. Сейчас учусь, как ты знаешь из того письма, осталось два с половиной года. Для меня это долго, хотелось поскорее окончить и работать. Пока прощай. Катя Жибарева.

Научный архив ВОКГ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 4. Л. 58.

4 октября 1942 г.

Здравствуй, Ростислав!

Слава, о твоем существовании и местонахождении я узнала из письма Кати Жибаревой. Я конечно, очень обрадовалась и спасибо за твое воспоминание.

Сейчас я нахожусь на трудовом фронте под Москвой на торфоразработках ст. Текстильщики Бауманского района и работаю здесь на должности секретаря начальника торфоразработок. Сюда я попала от предприятия, где я работала, а я работала на фабрике «Победа Октября» на должности статистика и опять не по специальности; моя специальность плановик-бухгалтер. Эту специальность я получила в 1940-41 годах. Как это не жаль, но Быковскую школу мне пришлось оставить в связи со сложившимися военными обстоятельствами. Последние войдут в жизнь, как черное пятно.

Теперь я пишу о своей жизни. Живем мы здесь хорошо, работаем еще лучше. Район наш выполнил задание одним из первых, за что и поручил переходящее знамя. Живем весело и следим за происходящими событиями на фронтах великой отечественной войны и славным героическим подвигам наших бойцов, мы отвечаем упорным трудом и вместе с вами - защитниками нашей цветущей Родины мы победим. На этом кончаю писать. Крепко жму руку. Привет, привет, привет. Жду ответ. Катя Макарова.

Научный архив ВОКГ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 4. Л. 59.

13 ноября 1942 г.

Славушка!

Прости дорогой, что так запоздала с ответом. Почти совсем не бываю дома. Взялась за общественную работу и дел по горло. Конечно, несколько минуток можно оторвать, чтоб черкнуть пару слов, но другой раз еле ноги домой приволокешь и не до этого. Особенно сейчас, перебираемся в свою двухэтажную школу и таскатни с вещами жутко много. Юра болеет, а я, свинья, не могу собраться к нему зайти. Ты хоть напиши ему, а то он и так плохо себя чувствует, болеет серьезно. Но я все не могу забежать к нему, ты меня знаешь, а я в этом отношении очень щепетильная. Люська еще тут приписывает, что я к нему неравнодушна, но это конечно выдумка ее фантазии, ведь ты знаешь ее балаболку. Я из-за этого и идти не хочу. Это глупо, но все же, я очень упрямая.

Люся теперь учится в институте, и ты думаешь в каком? В педагогическом на факультете английского языка. Я уже подтрунивала над будущим педагогом, но это лучше, чем болтаться без дела. Ее уже провожает до дому какой-то Лева, забыла фамилию, но Слава, это покрыто все мраком неизвестности и тайну не разглашать! Пиши мне лучше на школу, как-то радостней получить письмо в класс. Там ли Валя Тихомиров. Привет Коленьке Игнашову. Ну, я кажется, все новости тебе описала. И наверное, показалась кумушкой, которая любит почесать язычком. Прости, но ведь я могу выпалить сто слов в минуту. Приедешь ли на новый год? Помнишь, как встречали новый год у Юрки? Да наверно ты наверно на знаешь, приехал Жорка Костюкевич, у него бездействует левая рука, ходит в черной перчатке, прострелены сухожилья. Ну, Слава, пока. Крепка жму лапу. Клара.

Научный архив ВОКГ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 4. Л. 61-62.

13 ноября 1942 г. Привет из Текстильщиков.

Здравствуй, Ростислав!

Вчера т. е., 31 октября сего года, получила твое письмо, за которое большое спасибо. Слава, я очень и очень рада твоему письму! И твою просьбу постараюсь исполнить, т.е. я не против иметь дальнейшую переписку и на все твои письма буду писать ответ. Слава, тебя интересует, изменилась я или нет? Я думаю, что да и нет, а в целом не знаю, наверное, и то, и другое. Слава, вот с фото вопрос сложный. Ведь ты, наверное, знаешь, в каких условиях нахожусь я, и выслать тебе сейчас не могу, но в скором будущем постараюсь твою просьбу исполнить. Я вышлю, Слава, только если у тебя сейчас есть фото, то я прошу тебя – вышли. Вообще, Слава, пиши больше о себе и о провождении времени и т.д.

Я живу без резких изменений, выполняю свою скромную работу, частенько хожу в кино. На днях смотрела кинокартину «Черноморцы». Кино мне понравилось. Слава, если ты смотрел, то и тебе, вероятно, понравилась эта картина.

Слава, я тебе пишу второй (домашний) адрес, а то возможно в недалеком будущем мы уедем отсюда, и следующее письмо пиши в двух экземплярах (на два адреса). Ведь по какому-нибудь да получу. Слава, спасибо тебе за рисунок. Это Ладынина, не правда ли ?! Я не особенно хорошо разбираюсь в искусстве, но могу твердо сказать, что рисунок – замечательный!!! Привет Левику. На этом кончаю писать.

До свидания. Крепко, крепко жму твою руку. Пиши, Слава. Жду ответ. Катя М.

Научный архив ВОКГ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 4. Л. 60.

Здорово, кореш!

Слава, как видишь, письмо твое получил. Пишу ответ. Ты еще извиняешься, что написал мне письмо, знаешь, друг в следующий раз этого не делай, а то мне неудобно и за тебя и за себя. Пиши, не спрашивай, я всегда отвечу. Я не знаю, какое твое мнение обо мне, но я думаю, мы друг от друга в долгу не останемся. Правильно?!

Теперь я напишу пару слов о своей житухе. Начинается моя жизнь с подъема, потом физзарядка и т. д. Все следует по расписанию до отбоя, а там сон, и прожитый день начинается снова подъемом. Только выходной день отличается от других. В этот день мы спим больше, на зарядку не ходим, днем банкуем - понимаешь. А вечером на танцы, кино и др.

Теперь ты просил написать, как идут дела в области спорта. В этой области я еще пока отстал. Если у меня в школе были отличные результаты, то здесь их недостаточно, несмотря на то, что я вырос в этой области по сравнению со мной школьником. У меня по ФИЗо хорошо, а нужно отлично. В области бокса, французской борьбы и другого мы тоже тренируемся. Тренеры все отличные ребята - рекордсмены. Гимнастикой руководит мастер спорта, французской борьбой чемпион Украины. 1 мая я был в театре оперы и балета, смотрел балерин. Да, сейчас мы перешли на практику, а именно началась настоящая летная жизнь. За это короткое время я уже к воздуху привык и чувствую себя отлично Я советую посмотреть кино «Чкалов» - замечательное. Написал неразборчиво, пишу в блокноте, столы все заняты в ленкомнате, в другом месте потому не пишу, что сюда тянет радиола. С крепким рукопожатием твой друг Вася.

Научный архив ВОКГ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 4. Л. 67. Дата не указана.

29 ноября 1942 г. Привет из Быково.

Здравствуй, Ростислав!

Сегодня я в Быкове по случаю сандня и читаю твое письмо, привезенное сюда сестрой из Москвы. Спасибо, Слава, за эти теплые строчки. Я их читаю и перечитываю с удовольствием.

Читая твое письмо, я воображаю далекий Архангельск, потонувший в сугробах снегов, и кажущийся маленьким и безлюдным. Напиши мне о нем. Быково сейчас потонуло в снегах и кажется тихим и угрюмым. Только паровозные гудки да карканье галок нарушают его печальное спокойствие. Сегодня зима в полном расцвете - суровый ветер с яростью хватает снег и, высоко подняв его в воздух, кружит и разбрасывает по сторонам. В такой день невольно вспоминаешь «Метель» А.С. Пушкина и сразу же страшно становится, стараешься все забыть. Но не так это просто забыть, когда плюсом ко всему этому звучат зенитные выстрелы, напоминающие ужасы суровых битв. Но скоро, скоро приблизится час освобождения священной земли и родных народов от немецко-фашистского ига и тогда народ заживет мирной и счастливой жизнью, не зная рабства и унижения. Так пусть же скорее приблизится тот светлый час!!!

Несколько слов о себе. Я живу по-прежнему, без изменений. 25 ноября я смотрела постановку «Трижды убитый», а 27 смотрела кино «Моя любовь», последнее я уже смотрела третий раз, но несмотря на это, я еще с удовольствием смотрела бы. Читаю я сейчас «Последний из могикан» Купера, книга эта мне нравится.

В письме от 20 ноября я тебе выслала фото 38 года, но, получив ответ на то письмо, я вышлю тебе фото 1942 года ноября месяца. Слава! если ты не выслал мне свое фото, то высылай, я жду с нетерпением. На этом кончаю писать. Передавай привет своим друзьям. Желаю вам счастья и отличных успехов. Жду. Крепко, крепко жму твою руку.

Твоя подруга Катя.

Научный архив ВОКГ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 4. JI. 63.

12 декабря 1942 г.

Привет с фронта! С новым наступающим годом. С новым счастьем, с новым званием поздравляю вас, курсанты училища, старые друзья-кореша. Добрый день! Здравствуй дружище Слава!

Прими мой фронтовой привет и пожелание быть лейтенантом. Я думал, что ты решишься написать мне письмо, ибо остальные друзья пишут неохотно. Но это лишь потому, что никто из вас не хлебнул фронтовой жизни, т. к. вы все пока находитесь далеко от гула снарядов и пуль. Слава, ты просишь меня описать о своей жизни. Я согласен. Но пишу кратко. Взят был в сентябре 41 года, на фронт попал в декабре, участвовали в боях. Был лыжником-минометчиком. Воевали неплохо. Был все время вместе со Степой и Сашкой Мистрюковым и Женькой Гусевым. Прошли на лыжах 130 км с боями. 16 января был убит Женя. Мы с Сашкой вытаскивали его, а я сам был ранен. Это был последний наш день, когда мы были вместе. С 16 января я потерял своих друзей, и сейчас никто о них не знает, где они. Бой был жарким, и много моих друзей тогда было убито и ранено. Раненый я попал в госпиталь, оттуда писал в Москву, в стол розыска. Пришел ответ, что оба они пропали. В госпитале лежал в Муроме. Рана была в правую ягодицу разрывной пулей и задела сустав. Но рана зажила не быстро. В марте я поехал на курсы средних ком. в Москву. Окончил их в мае и снова поехал на фронт, где и нахожусь с мая месяца. Служу в минометном подразделении, где присвоили звание старшего лейтенанта, а вот теперь пишут аттестацию на капитана.

О Лене могу сообщить, что он тоже пропал без вести в ноябре месяце. Все старые друзья, кто погиб, кто пропал. Слава, ты просишь фото. С большим удовольствием, но нет. Будет после войны. Пиши, я буду ждать. Пока до свидания. Желаю всем хорошей учебы и хороших знаний, ибо без них здесь невозможно. Крепко жму руку. С приветом Вас. Б.

Научный архив. ВОКГ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 4. Л. 64-65.

Здравствуй Слава!

Получила твое письмо. Большое спасибо. О себе писать нечего. Живу по-старому. Ходили на танцы, оттанцевали с Валюхой за вас. В кино ходим редко, погода холодная, да и вечером темно, вылезать никуда неохота. Дома все книги перечитала, больше нечего читать, с удовольствием почитала бы что-нибудь интересное. На Исакогорке всё и все по-старому. Не знаю, получили ли вы, я посылала по тетради и записку. Я сейчас сижу и думаю, как интересно было бы встретиться со всеми школьными друзьями через несколько лет. Знаешь, вчера был интересный случай: мы ехали с двоюродной сестрой в город, и, представляешь, она на пристани встретила своего друга детства и юности. Не виделись много-много лет. Он стал неузнаваем в морской форме. Представляешь, какая была встреча. А раньше между ними был целый роман, а потом поссорились из-за пустяка, расстались. И вот снова встретились. Интересно, правда?

Ну, кажется, все на сей раз. Пиши. Желаю всего хорошего в учебе. До свидания. Жму руку. Валя.

Научный архив ВОКГ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 4. Л. 66. Дата не указана.

18 января 1943 г.

Привет с фронта! Добрый день! Здравствуй, дружище юности, школы, ныне курсант Ростислав! Прими мой фронтовой привет и наилучшие пожелания стать средним командиром в полном смысле. Живу хорошо. Питание хорошее. Время свободного совсем не вижу. Сейчас остался за ком. роты, т. к. он, мой новый друг, уехал в дом отдыха. Ворочаю один все. По суткам пропадаю, спать приходится по 3-4 часа не больше. А когда придешь с НП, начинаешь заниматься с солдатами да мл. командирами. Да дисциплинку жмешь. А это главное. Быть дисциплинированным значит, все знать и выстоять. Здесь дисциплина строгая. Новый год прошел незаметно, ибо в ночь с 31 на первое дежурили. Конечно, вспомнив, как проводили раньше. Как быстро летит время. Жаль Леню П. Вот друг настоящий. Он далеко в Калмыкии под Сталинградом. Писали друг другу часто, но вот последнее письмо пришло обратно, видимо выбыл куда-то.

Слава, большое спасибо за фото. Молодец, что выслал. Я вышлю свои. Я фотографировался на парт. билет. Они должны быть готовы.

Ну пока до свидания. Привет всем ребятам. Пиши. Жду. Крепко жму руки всем. Ваш друг Вас.

Научный архив ВОКГ Ф. 2. Оп. 1. Д. 4. Л. 68.

20 января 1943 г.

Добрый день, мой дорогой друг Славик!!!

Прими мой искренний привет и любящий поцелуй!!! Говорят не думай раньше, а делай вывод из настоящего. Думала я за эти три года о многом, вспоминала наши годы, детство, свои увлечения, радости... Многое, многое вспомнить пришлось - хорошего и плохого. Но я не думала, что в тебе еще тлеется огонь любви и уважения, но я ошиблась, получив теплое и отзывчивое письмо. Спасибо, родимый мой! Я помню те дни радостных экскурсий и поездок вместе. Эти пожатия рук у часов в Исакогорке перед отъездом домой. Все, все. Но дальнейшая жизнь моя жизнь пошла явно противоположно твоей и всем моим школьным друзьям.

Была ли в тебе любовь? Трудно об этом судить сейчас, Славик. Трудно, но дружба была и очень хорошая. Тогда мы были еще дети. И я помню мое увлечение тобой. Да, это была любовь, чистая, верная. Я и сейчас часто вспоминаю тебя юношу-мальчика быстрого в движениях, ловкого, вдумчивого и обходительно культурного. Это все останется в моем сердце на десятки лет (и Славик, первый мой младенец будет носить твое имя - имя друга, по секрету еще не скоро). Да, братик, конечно, серьезного много между нами быть не могло, слишком большая разница лет. Но друзьями я согласна быть навсегда. Что побудило меня поступить учиться на синоптика-техника? Откровенно, Слава, любовь к страданиям, мытарствам, самостоятельности и главное не быть в стороне в такое время. 25 января будут распределять по местам. Что ожидает? Сказать трудно. Война, Слава, требует от каждого много и самоотверженного труда. И я должна, должна быть там. Конец во 2-м письме. Целую, Тосик.

Научный архив ВОКГ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 4. Л. 69-70.

20 января 1943 г.

Продолжаю, Слава, дальше.

Обстоятельства и жизнь от нас, молодежи, ждет не Обломовых, а Корчагиных Павок. Такими мы должны быть. А если кто не может идти в ногу жизнью, ему нечего жить, есть зря хлеб, который другие заслужили своим благородным трудом.

Поэтому я решила – и еду. А там, Слава, встретимся после победы над Гитлером и поднимем кубок за юность, молодежь, их дружбу. Давайте после войны встретимся вместе во что бы то ни стало и где бы мы не были. Однажды в Исакогорке я встретила тебя и главное твой взгляд обидчивый, стесненный и виноватый. И долгое время он был в моем сердце. Да, много можно писать о прошлом, но надо жить настоящим.

Я думаю, ты пришлешь что-нибудь на память мне из своих работ. Да, совсем забыла, спасибо за фото. Свое вышлю 22 января 1943 г. До свидания. Приезжай скорее, очень жду, а то я уеду. Крепко целую. Любящая тебя Тосик.

Научный архив ВОКГ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 4. Л. 71-72.

24 января 1943 г.

Добрый мой дорогой друг Слава!!!

Выполняю твою просьбу, т. е. выслала тебе фото. Славочка, писать много не буду, ибо, во-первых некогда, надо собирать все в дорогу, а собирать на год-два, кое что надо подшить. Сам понимаешь, сколько дела. Во-вторых, мне необходим твой ответ на мои два письма. Думаю, ты простишь меня за это и за то, что пишу на такой бумаге, у меня нет никакой. Пишу это письмо исключительно из-за фото. Было 12 штук, все расхватали, еще оставила три штуки, и те надо послать Володе Б. и подруге любимой Вере Р. (ты ее не знаешь, это мой фронтовой друг). Слава! У меня к тебе еще одна просьба - сможешь ли ты сделать ее портрет по фотокарточке? Я тебя очень и очень прошу.

Сдали вчера все зачеты (пять штук). Сдала на «отлично» и теперь ждем отправки. Куда отправят - напишу. До свидания милый мой Слава. Целую крепко. Твоя подруга Антонина.

Научный архив ВОКГ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 4. Л. 73.

Источник: «Давайте после войны встретимся вместе» – из писем двадцатилетних / [предисл. и публ.] Н.М. Дьяконицыной // Историческое краеведение и архивы. – Вологда, 2010. – Вып. 17. – С. 46-56.