Главная

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Документальная история войны по материалам государственных архивов Вологодской области

Воинские части, военно-санитарные поезда и эвакогоспитали

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Вологжане – Герои Советского Союза

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Вологжане – узники фашистских концлагерей

Фронтовые письма

Вологодский тыл – фронту

Труженики тыла – Оште

Помощь вологжан эвакуированному населению

Помощь блокадному Ленинграду

Дети войны

Поисковое движение в Вологодской области

Единая информационная база на погибших вологжан (Парфинский район, Новогородская область)

«Хранить вечно»: областной кинофестиваль документальных фильмов

Стихи о войне вологодских поэтов-фронтовиков

Военные мемориалы, обелиски, парки Победы на территории Вологодской области: фотоальбомы

© Вологодская областная универсальная научная библиотека, 2015 г.

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Подосенов А.Н.
Органы советской власти города Череповца в годы Великой Отечественной войны 1941-1945

Тема данного сообщения посвящена деятельности органов советской л г. Череповца в годы Великой Отечественной войны, организации и работы городского Комитета обороны, который сосредоточил в себе все важнейшие функции органов управления городом. В годы Великой Отечественной войны большую роль в мобилизации всех сил на отпор врагу сыграли чрезвычайные органы власти — Комитеты обороны.

В связи с прорывом 21 октября 1941 г. группировки фашистских войск на тихвинском и маловишерском направлениях на следующий день постановлением ГКО СССР было решено создать городские Комитеты обороны в Вологде и Череповце. 25 октября данное постановление было выполнено.

В соответствии с данным постановлением целью создания Череповецкого Комитета (ЧГКО) объявлялось сосредоточение всей гражданской и военной власти и «установление строжайшего порядка в городе Череповце и прилежащих районах: Череповецком, Уломском, Пришекснинском и Петриневском» [1]. Местонахождение Череповецкого Комитета обороны было определено в помещении горкома ВКП(б) по адресу: Советский проспект, 30-а.

В ЧГКО вошли: первый секретарь горкома ВКП(б) П.В. Анисимов - председатель, М.Я. Самошин - начальник горотдела НКВД (с 1944 года начальник ГО НКГБ), зам .начальника городского отделения НКВД А.Г. Григорьев - комендант (13 января 1942 года на эту должность АрхВО был командирован полковник Дубовицкий), председатель горисполкома А.Т. Смирнов (в апреле 1942 года освобожденный от должности председателя горисполкома с формулировкой «как не справившийся с работой в условиях военного времени», на его должность был избран Дмитрий Яковлевич Сазонов [2], с 1944 года и до конца войны горисполком возглавлял Борис Иванович Шестепелов) [3].

Первый председатель ЧГКО Павел Васильевич Анисимов в декабре 1941 г. был переведен на работу в обком ВКП(б) в связи с избранием секретарем Вологодского обкома партии. Новым председателем избрали секретаря Череповецкого горкома Аркадия Николаевича Данилова [4]. Он недолго проработал в этой должности, но на это время приходятся самые тяжелые проблемы и тяготы военного времени, с которыми пришлось столкнуться городу: жилищные вопросы (в город перебазировалось очень много госпиталей, воинских подразделений, семей эвакуированных, а производственных и жилых площадей, чтобы всех разместить, у маленького города не хватало); в г. Череповце в тот период сложилось чрезвычайное положение в медицинском и санитарном обслуживании населения города и эвакуированных, перебои в снабжении населения продуктами питания и топливом, 5 апреля 1942 г., придя со станции, где шла разгрузка эвакуированных, не выдержав груза ответственности, Данилов скоропостижно скончался в возрасте 39 лет - не выдержало сердце [5]. Председателем Комитета обороны был утвержден секретарь горкома ВКП(б) Иван Тимофеевич Петров, который и возглавлял комитет до окончания его деятельности в июле 1944 года [6].

Комитет обороны возглавил все работы по строительству оборонных сооружений у г. Череповца. В Вологодской области на эти работы были мобилизованы 20.000 человек, в их числе были мужчины от 16 до 55 лет. В сентябре 1941 года на строительство оборонительных сооружений была привлечена 59-я армия, которая дислоцировалась на территории Вологодской области [7].

В ноябре 1941 г. Череповецкому Комитету обороны военные специалисты вручили схему размещения оборонительных сооружений и огневых точек на случай уличных боев в городе. На подступах к Череповцу стали проводиться земляные работы по подготовке противотанковых рвов. К ноябрю в Вологодской области на строительстве оборонительных сооружений работало уже более 150.000 человек. В связи с угрожающим положением в Череповце началась подготовка к эвакуации отдельных учреждений. Например, эвакуировали в глубь страны школу глухонемых [7].

1 декабря 1941 года на заседании Череповецкого городского Комитета обороны было принято решение о создании военной прокуратуры и военного трибунала. ЧГКО постановил, считать целесообразным преобразовать Череповецкую городскую и районную прокуратуры в военную прокуратуру города и района и образовать в районе деятельности Череповецкого городского Комитета обороны Военный трибунал [8].

За время своей деятельности (октябрь 1941 – июль 1944 гг.) Череповецкий Комитет обороны принял 194 постановления и распоряжения, направленных на мобилизацию народного хозяйства города и входящих в сферу его деятельности районов на нужды фронта; о расквартировании в городе многочисленных воинских штабов, частей, тыловых формирований, 7-го полевого строительства, осуществлявшего возведение оборонительных рубежей; о вооружении истребительного батальона; о производстве оборудования для армии; о доставке продовольственных грузов в Ленинград и т. д. Под постоянным контролем Комитета обороны находились вопросы усиления защиты города и населения от воздушного и химического нападения противника. Особую заботу проявлял Комитет обороны о размещении эвакогоспиталей и обеспечении их всем необходимым для бесперебойной работы [9].

Поскольку решения Комитета обороны имели силу законов военного времени и были обязательны для всех государственных, партийных, хозяйственных органов и общественных организаций, директора заводов, руководители коммунальных служб, учебных заведений, командование различных воженных формирований, размещенных в г. Череповце и его окрестностях, обращались в Комитет обороны по всем вопросам.

Пользуясь предоставленными чрезвычайными полномочиями, Комитет обороны нередко принимал решения об изъятии для нужд обороны у разных организаций автотранспорта, строительных материалов и оборудования. Городскому Комитету обороны приходилось принимать решения об изъятии все новых помещений для размещения вновь прибывающих госпиталей и воинских подразделений, что осложняло работу местных предприятий и учреждений и вызывало недовольство их руководителей.

Подробнее остановимся на работе органов власти, которая проводилась I области охраны общественного порядка и пресечения случаев хищений имущества в эвакогоспиталях, где на излечении находилось большое число раненых с фронта. С первых дней войны в городе существовал строгий режим охраны общественного порядка, активность криминального элемента была невелика. Этому были свои причины. В городе действовал комендантский час.

В охране порядка были задействованы не только милицейские посты, но и военные патрули, которые следили за соблюдением светомаскировки и проверяли документы. Показателен случай, когда во время комендантского часа, комендантом города полковником Дубовицким 12 октября 1942 г. были задержаны служащие райконторы связи - стратегического пункта, через который проходила связь с областью, управлением Архангельского военного округа, Москвой. Вот что пишет в донесении на имя начальника райконторы связи Крупенкова: «Сегодня ночью в 1.00 час мною задержаны были на улице подвыпившие, возвращающиеся с вечеринки, работники вверенной вам конторы связи.

Начальник телеграфа тов. Беляев А.М.

Техник - каб. тов. Некрылов А.А.

Техник телеграфа тов. Меньшикова А.В.

Прошу разъяснить служащим вверенной вам конторы, что пропуска на ночное хождение выдаются для выполнения служебных обязанностей, а не для хождения по гостям и выпивок.

В дальнейшем у таких работников пропуска будут отобраны» [10].

По сравнению с предвоенным периодом из города практически исчезли воры -«гастролеры». Самым распространенным видом преступления были кража продовольственных карточек и спекуляция.

Органами власти были выявлены факты хищений ответственными работниками. Данные случаи зафиксированы в протоколах заседаний бюро Череповецкого горкома ВКП(б), обсуждавших вопросы об исключении из партии. Показателен доклад о Е.Е. Капустине, по которому проверкой ГК ВКП(б) было установлено, что: «Капустин Е.Е., являясь директором Головного буфета станции Череповец, злоупотреблял своим служебным положением, в течение ряда месяцев 1942 года занимался самоснабжением, разбазариванием фондовых продуктов питания, предназначенных для снабжения эвакуированных, а так же этим самым способствовал и своим подчиненным. За время работы Капустиным разбазарено на сторону печеного хлеба 388 кг., сливочного масла 45 кг., сахарного песку 107 кг., пряников 48 кг., белой муки 10 кг. И целый ряд других продуктов. Это делалось за счет уменьшения порций и норм закладки пищи.

Военный Трибунал при Череповецком Комитете обороны решением от 26 октября 1942 г. приговорил Капустина Е.Е. к 5-ти годам лишения свободы, но срок отбытия наказания отсрочен до окончания войны, а сейчас Капустин направлен в действующую Красную Армию». Бюро горкома ВКП(б) постановило исключить Капустина Евгения Егоровича из рядов партии с формулировкой «за злоупотребление своим служебным положением, выразившимся в разбазаривании и самоснабжении продуктами, предназначенными для эвакуированных» [11].

ГО НКВД Череповецкого гарнизона раскрывало случаи хищения в самих эвакогоспиталях. В записке, направленной 18 мая 1942 года уполномоченному РЭП-95 Череповецкого гарнизона в/врачу 1 ранга Млечину, говорилось: «Особый отдел НКВД Череповецкого гарнизона располагает данными о том, что бывший уполномоченный РЭП-95 в/врач 1 ранга т. Угрюмов, он же и начальник эвакогоспиталя №1180, используя свое служебное положение, систематически присваивал для ЭГ №1180 остродефицитные медикаменты и перевязочный материал, высылаемые Вологдой для военно-санитарных поездов, а последние снабжал за счет эвакогоспиталей Череповецкого гарнизона.

В результате чего в госпиталях гарнизона создалась еще более острая потребность в медикаментах и перевязочных материалах, сказывавшаяся отрицательно на нормальное лечение раненых.

Особенно большую нужду переживали госпитали в гипсе. В то же время в распоряжении Угрюмова находились излишки требуемых медикаментов и гипса, но в целях личной заинтересованности, Угрюмовым госпиталям гарнизона требуемые медикаменты и гипс не выдавались, а если и выдавались, то далеко в недостаточном количестве. Кроме того со стороны того же Угрюмова были ряд случаев хищения и разбазаривания спиртных напитков из аптек госпиталя гарнизона, для личных целей. Последние покровительствовались военкомом эвакогоспиталя №1180 политруком Смирновым» [12]. Дело о хищениях начальника ЭГ №1180 Угрюмова рассматривалось Особым отделом НКВД. Из этого следует, что приговор в военное время был очень строгим, точной меры наказания установить по имеющимся материалам не удалось.

В целом, несмотря на отдельные случаи разбазаривания и хищений, производимых ответственными служащими в продовольственной и лечебной сферах, большинство работников трудилось честно и самоотверженно, делая все от них зависящее ради спасения жизни людей, организации снабжения продовольствием населения города и эвакуированных.

Милиция в тот период в городе была малочисленна, и это создавало дополнительные проблемы, тем более что объем работы увеличился. Например, зимой-летом 1942 года в городе произошла вспышка сыпного тифа. Сотрудники милиции были задействованы для проведения карантинных мероприятий.

Кроме того, в Череповце было свыше десятка военных госпиталей. Раненые, «вооруженные» костылями и клюшками, гуляли по городу, по паркам и скверам. С мужским гражданским населением (в Череповце находилось много железнодорожников и рабочих промышленных предприятий, имевших бронь») раненые жили недружно. Осень 1944 года запомнилась большой потасовкой в городском парке между ранеными и гражданскими. Сил правоохранительных органов не хватило, поэтому драку усмиряли вооруженные курсанты и офицеры военного училища [13].

В целом, можно сделать вывод о том, что Комитет обороны г. Череповца, сосредоточивший в себе все важнейшие функции органов советской власти, являлся эффективной структурой, способствовавшей мобилизации всех сил на помощь фронту и организации работы в тылу.

Литература

1 ВОАНПИ. Ф. 1933. Оп. 1. Д. 12. Л. 21-22.

2 Из истории деятельности Череповецкого Комитета обороны 1941-1944 годов. (Публикация С.Н.Цветкова) // Череповец: Историкокраеведческий альманах. Вып.З.– Вологда, 2002.– С. 99.

3 МУ ЧЦХД.Ф.7.Оп. 1. Д. 55. Л. 144.

4 ВОАНПИ. Ф.1933. Oп. 1. Д.6. Л. 48-49.

5 Акиньхов, Г.А. Эвакуация / Г.А. Акиньхов. – Вологда, 1992.– С. 60-61.

6 Из истории деятельности Череповецкого Комитета обороны 1941-1944 годов. (Публикация С.Н.Цветкова) // Череповец: Историкокраеведческий альманах. Вып.З.– Вологда, 2002. – С. 99.

7 Есин, Р.Н. Все для фронта. Череповец в годы войны // Речь. 15 марта 1995.

8 ВОАНПИ. Ф. 4245. Oп. 1. Д. 1. Л. 11.

9 Из истории деятельности Череповецкого Комитета обороны 1941-1944 годов. (Публикация С.Н.Цветкова) // Череповец: Историкокраеведческий альманах. Вып.З.– Вологда, 2002. – С.97.

10 ВОАНПИ. Ф. 4245. Oп. 1, Д. 7. Л. 265.

11 ВОАНПИ. Ф.1933. Oп. 1. Д. 10. Л. 8.

12 ВОАНПИ. Ф. 4245. Oп. 1. Д. 7. Л. 166.

13 Шалашов, Е.В. Череповецкая милиция: история и современность / Е.В. Шалашов. – Череповец, 2002. С.79, 82.

Источник: Подосенов А.Н. Органы советской власти города Череповца в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 / А.Н. Подосенов // Русский Север : вариативность развития в контексте исторического и социально-философского осмысления / Вологод. гос. техн. ун-т. – 2008. – Т.2. – С.45-50.