Главная

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Документальная история войны по материалам государственных архивов Вологодской области

Воинские части, военно-санитарные поезда и эвакогоспитали

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Вологжане – Герои Советского Союза

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Вологжане – узники фашистских концлагерей

Фронтовые письма

Вологодский тыл – фронту

Труженики тыла – Оште

Помощь вологжан эвакуированному населению

Помощь блокадному Ленинграду

Дети войны

Поисковое движение в Вологодской области

Единая информационная база на погибших вологжан (Парфинский район, Новогородская область)

«Хранить вечно»: областной кинофестиваль документальных фильмов

Стихи о войне вологодских поэтов-фронтовиков

Военные мемориалы, обелиски, парки Победы на территории Вологодской области: фотоальбомы

© Вологодская областная универсальная научная библиотека, 2015 г.

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Панфилов В.Ф.
Незабываемое

В центре города Вытегры, в сквере имени С.М. Кирова, находится братская могила моряков Онежской военной флотилии, погибших в годы Великой Отечественной войны. Словно живые, встают в памяти командир бронекатера лейтенант Иван Иванович Чеботарев и матрос Григорий Ткаченко.

Хочу рассказать вытегорам о том памятном бое, который стал для отважных моряков последним.

В августе 1943 года флотилия получила боевое задание – артиллерийским огнем корабельных орудий подавить огневые средства противника в районе Вожероксы и обеспечить захват нашими войсками этого важного опорного пункта.

Начальник штаба флотилии Н.В. Антонов и представитель наркомата Военно-Морского Флота контр-адмирал В.В. Чистосердов занялись подготовкой операции. Для поддержки сухопутных частей были выделены корабли, которые разделили на две группы.

Одна – канлодки, бронекатера и минные катера – действует с Онежского обводного канала, другая группа – в составе минных катеров – действует с озера под прикрытием канлодки.

Памятуя, что саперы будут находиться к моменту залпа в непосредственной близости от переднего края обороны противника (100-150 метров), было принято решение: выход катеров в точку залпа произвести по ведущему кормовому створу, а залп произвести в момент пересечения секущего створа с заранее рассчитанными и установленными прицелом и угломером. Это обстоятельство требовало специального гидрографического обеспечения. Постройку боевых створов вела маневренная партия гидроучастка в составе моряков Плеханова и Кириллова.

Командование сухопутных войск особо беспокоили два дзота противника, расположенные на его переднем крае, встроенные в береговые бровки на правом и левом берегу обводного канала.

– Если дзоты после артподготовки «оживут», – говорили армейцы, – то могут преградить путь нашей пехоте.

Чтобы гарантировать уничтожение этих огневых точек противника, Антонов, руководивший боевой операцией, решил выдвинуть два бронекатера и прямой наводкой уничтожить оба дзота. Эта нелегкая задача была поручена командирам бронекатеров И.И. Чеботареву и лейтенанту В.Д. Таранову. Иван Иванович, как старший в группе, с гордостью принял это боевое задание.

Двум бронекатерам в узком канале предстояло одновременно сблизиться с противником на минимальную дистанцию, прямой наводкой решить задачу, развернуться и выйти из боя. В разгар подготовки операции на передовую прибыли командующий, контр-адмирал П.С. Абанькин и начальник политотдела капитан первого ранга Д.П. Лощаков.

Командующий ознакомился с главными исполнителями, уточнил, как понята ими задача, помогал советом. Он и начальник политотдела, душевно побеседовав с участниками операции, пожелали им успеха.

Большая нагрузка легла на электролинейщиков. Командир отделения Стариков и его подчиненные Сивков, Попов, Шкандуров и связисты Корректировочных постов протянули вблизи переднего края и дальше на десятки километров телефонную линию. Это происходило в обстановке большой скрытности. Подготовка к операции закончилась, что вызвало у онежцев большой подъем духа.

21 августа началось развертывание сил флотилии. Отряд кораблей под командованием И.П. Никулина вошел в Онежский обводной канал. Огневые позиции занимали уже в темноте. Первыми встали на огневые позиции канлодки Степанова и Митурича.

...С соблюдением тишины и маскировки на малых ходах вперед, в сторону противника, движутся катера. Занимают свои места минные катера командира Козлова. Продолжают движение только бронекатера Чеботарева и Таранова. Передний край противника уже близко, глушатся моторы. Дальше катера продолжают двигаться возле бровки канала с помощью шестов. Вот миновали передний край нашей обороны. Катера – в ничейном участке, медленно продвигаются вперед ближе к логову фашистов. До противника – не более 300 метров. Катера встали. Враг ведет себя тихо, видимо, катера не обнаружили себя.

Минные катера озерной группы под командованием капитана третьего ранга Крохина заняли походное положение в Черных Песках. Канлодка «Московский комсомолец» (командир Звягин), вышла в район маневрирования для прикрытия катеров Крохина. На своих местах и плавсредства обеспечения. Развернулись и корректировочные посты Сапрыкина и его корректировщики Кустов, Шаго, Николаев, Недошивин и другие. Заняли свой наблюдательный пункт на ничейной земле, в бровке обводного канала, примерно в 200 метрах от переднего края противника, флагманский артиллерист В.С. Муханин и пишущий эти строки.

Армейские подразделения – на походных рубежах. Саперы и передовые группы батальона Гусарова – в 100-120 метрах от переднего края противника.

Заняли командные и наблюдательные пункты Антонов, Абанькин, Зыбайло.

Сигналом начала боя был условлен залп «катюш» озерной группы катеров, поэтому все ждали именно этого момента. Тем временем озерная группа в составе шести катеров под командованием Крохина вышла из Черных Песков и начала движение в точку залпа. На мысе Новый Нос было установлено секторное освещение. При выходе из сектора огня повернули на курс подхода к боевому створу. Таким образом, огонь являлся контрольным моментом поворота катеров.

Подсветку огня и створов осуществляли в нужный момент по времени наши гидрографы Кириллов, Плеханов, Цветков, Белов. Минные катера, идя по ведущему створу, строго по кильватеру с приходом на секущий створ третьего катера в 04 часа 01 минуту произвели одновременный массированный залп. Это было 22 августа. Прошли считанные секунды, и весь опорный пункт противника в районе Вожероксы затонул в грохоте сплошных взрывов.

Залп дан. Сигнал боя получен. И бой начался.

Тут же минные катера Казлова произвели залп с обводного канала на тот же опорный пункт врага. Не меняя огневой позиции, катера произвели перезарядку установок и дали второй залп по артиллерийско-минометной позиции противника. Армейская и корабельная артиллерия открыла огонь по целям согласно разработанной операции.

Под артиллерийский грохот бронекатера Чеботарева и Таранова завели моторы и бросились к дзотам врага. Прямой наводкой они направили свой огонь в амбразуры укреплений противника. Каждый посланный комендорами снаряд достигает цели, разнося дзоты в пух и прах. Длинные очереди пулемета Григория Ткаченко настигают убегающих вражеских солдат. Артиллеристы не зря истребляют порох. Но боевая рубка бронекатера ограничивала кругозор. Иван Иванович предпочел видеть все, чем укрываться броней. Он вышел из рубки, чтобы осмотреться. И неожиданно на палубе катера взорвалась вражеская мина. Осколок ее настиг Чеботарева, ранив в ногу. Истекая кровью, Иван Иванович продолжал вести бой, подавая команды рулевому, артиллеристам. Только после того, как дзоты были разбиты, он подал команду на отход...

С нашего наблюдательного пункта хорошо были видны бронекатера. Мы были восхищены смелыми, дерзкими действиями командиров и их подчиненных. Я лично безмерно радовался за Чеботарева и Таранова, с которыми довелось воевать вместе, когда в одном с ними подразделении я исполнял обязанности комиссара.

Катера развернулись и полным ходом вышли из боя. Задача выполнена, все в порядке... Так думалось. Пехота пошла в атаку, преодолевая проволочные заграждения, врываясь в фашистские окопы. Солдаты шли дальше, а наша артиллерия перенесла огонь в глубину вражеской обороны.

Противник, опомнившись от неожиданного удара, пытался организовать свою оборону, но связь была нарушена, управление деморализовано. Враг вел огонь явно наугад, обстреливая своих же солдат. Наши пехотинцы с боем продвигались вперед.

В ходе боя небольшой группе вражеских солдат удалось прорваться вдоль берега канала. Лахтари неожиданно оказались около разбитого Чеботаревым дзота, продвигаются и ведут огонь из автоматов по нашему наблюдательному пункту. Муханин дает указание канлодке Митурича, дивизионному артиллеристу Каретникову, артиллеристу Печникову: «Немедленно открыть огонь!». На расстоянии чуть больше одного кабельтова (200 метров) артиллеристы аккуратно и точно «уложили» осколочные снаряды, что заставило вражеских солдат обратиться в бегство. Окончательно рассеяли их наши подоспевшие пехотинцы.

Советские войска вышли на заданный рубеж, бой начал стихать. Противник уже бессилен что-либо сделать. Наши воины овладели важным опорным пунктом врага. В результате совместных действий кораблей флотилии и правофлангового батальона 1224 стрелкового полка Ивановского противник понес потери: выведено из строя свыше 200 солдат и офицеров, уничтожены дот, 4 дзота, два склада с боеприпасами, разрушены: жилые землянки, штабной дом, взяты пленные и трофеи.

Эффект от действий реактивных снарядов получился исключительный. По словам пленных солдат, гарнизон противника был настолько ошеломлен, что фашистские вояки убегали без оружия, в нижнем белье.

Но этот бой принес и нам глубокую печаль. Уже после него от смертельной раны скончался Иван Иванович Чеботарев. Погиб и его отважный пулеметчик Гриша Ткаченко. При всем стечении жителей города Вытегры мы похоронили своих героев на центральной площади. В горестном молчании стояли мы у могилы моряков, сняв бескозырки и мичманки.

Идут года, десятилетия, а подвиг И.И. Чеботарева и Г. Ткаченко живет и будет жить в памяти потомков. Они всегда будут служить примером воинской доблести, отваги и мужества грядущим поколениям.

Источник: Панфилов В.Ф. Незабываемое / В. Панфилов // Красное знамя. – Вытегра, 1984. – 20 октября.