Главная

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Документальная история войны по материалам государственных архивов Вологодской области

Воинские части, военно-санитарные поезда и эвакогоспитали

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Вологжане – Герои Советского Союза

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Вологжане – узники фашистских концлагерей

Фронтовые письма

Вологодский тыл – фронту

Труженики тыла – Оште

Помощь вологжан эвакуированному населению

Помощь блокадному Ленинграду

Дети войны

Поисковое движение в Вологодской области

Единая информационная база на погибших вологжан (Парфинский район, Новогородская область)

«Хранить вечно»: областной кинофестиваль документальных фильмов

Стихи о войне вологодских поэтов-фронтовиков

Военные мемориалы, обелиски, парки Победы на территории Вологодской области: фотоальбомы

© Вологодская областная универсальная научная библиотека, 2015 г.

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Кубасов А.
«Хозяин» и «Подрывники»

B начале марта 1942 года при проверке документов воинский патруль задержал на станции Бабаево Вологодской области вызвавшего подозрения военнослужащего, одетого в форму лейтенанта Красной Армии, с документами на имя Орлова. Когда задержанного доставили в местный отдел НКВД, он признался, что является агентом-парашютистом, прошедшим специальное обучение в немецкой разведывательной школе, переброшенным в ночь с 27 на 28 февраля в составе группы из трех человек в тыл советских войск. Вскоре по приметам, названным «Орловым», были арестованы два его напарника.

Проверка показала, что Орлов на самом деле Николай Алексеенко. Он был старшим сержантом Краснознаменного Балтийского флота. В октябре сорок первого попал в плен. В Риге, в лагере для советских военнопленных, его завербовала немецкая военная разведка.

С декабря 1941-го по февраль 1942-го Алексеенко прошел подготовку в качестве радиста в разведшколе в эстонском городе Валга. Затем вместе с агентами Диевым и Лихогруд, также советскими военнопленными, давшими согласие на сотрудничество с немецкими разведорганами, был доставлен в Псков. Здесь группу экипировали формой Красной Армии, снабдили рацией, оружием, фиктивными документами, деньгами. Самолетом Ю-87 доставили за линию фронта и выбросили на парашютах в районе станции Хвойная Новгородской области.

Группа имела задание добраться до города Вологды и организовать сбор и передачу по рации в немецкий разведцентр данных о формирующихся в этом районе частях Красной Армии. Противника интересовали также сведения о прохождении воинских эшелонов по Северной железной дороге.

Немецкая разведка не случайно интересовалась Вологодской областью. Это был непосредственный тыл для Волховского и Карельского фронтов, для войск, оборонявших Мурманск, для Северного флота. Через Вологду проходили важнейшие транспортные магистрали, по которым шло перемещение воинских частей, вооружений и боеприпасов. Обслуживали фронт и линии связи. На Вологодчине формировались части, отправлявшиеся затем на фронт, размещались воинские склады и другие объекты.

Диверсионно-разведывательные группы забрасывались сюда с осени 1941-го года до 1944 года. Подготовку их осуществляли школы абвера и СД, расположенные в Прибалтике, а также в Варшавской школе.

Разведчики противника собирали сведения о перемещении воинских частей, транспортировке оружия и боеприпасов, о формировании в области соединений Красной Армии, их дислокации, размещении воинских штабов и складов. Им ставились задачи совершать диверсионные акты, организовать повстанческое движение.

За период войны в области органы госбезопасности нейтрализовали 32 группы агентов-парашютистов в количестве 114 человек и трех агентов-парашютистов. Кроме того, внедрялась наша агентура в разведорганы противника, велись оперативные игры, в том числе радиоигры.

Первую радиоигру «Хозяин» сотрудники УНКВД по Вологодской области вели с участием захваченного в Бабаеве Алексеенко.

Чекисты выехали на место выброски группы. Там отыскали спрятанную рацию. Затем заставили немецкого агента связаться с разведцентром и сообщить, что группа благополучно приземлилась, обосновалась на частной квартире в Вологде под видом командиров Красной Армии, находится вне подозрений.

Так началась операция по дезинформированию противника, которая продолжалась до конца 1942 г. В течение восьми месяцев чекисты передавали противнику телеграммы с ложными сведениями о передвижении войск через наш город.

Немцы верили радиограммам «Орлова», о чем свидетельствует сохранившийся в архиве УФСК России по Вологодской области журнал работы радиостанции. Они активно поддерживали с «группой» связь, давали ей все новые и новые задания.

Дважды Алексеенко обращался в немецкий разведцентр с просьбами прислать ему дополнительно личные документы, деньги, батареи для рации. Оба раза эти просьбы удовлетворяли.

21 июня 1942 года для группы Алексеенко сбросили на парашюте посылку с батареями для радиостанции, оружием, комсоставовским обмундированием, 14 тысяч рублей.

7 декабря 1942 года немцы направили к Алексеенко агента-связника, перебросив его через линию фронта на самолете. С агентом послали фиктивные документы, теплые вещи, оружие, 60 тысяч рублей.

К концу 1942 года задача по дезинформированию противника, поставленная перед вологодскими контрразведчиками командованием Красной Армии, была выполнена. Надо было свертывать операцию. Чекисты передали в немецкий разведцентр, что в Вологде во время проверки документов члены группы якобы чуть не попались, один из них получил ранение, оставаться дальше в городе опасно, поэтому они приняли решение уходить на восток. Таким образом, Алексеенко вывели из «игры». Материалы дела «Хозяин» впоследствии были использованы Главным управлением контрразведки «СМЕРШ» при ведении других радиоигр.

Вологодские чекисты успешно провели и оперативную радиоигру «Подрывники».

16 октября 1943 года на территорию Харовского района немецкая разведка сбросила группу агентов-диверсантов, в которую входило пять завербованных советских военнопленных, которые прошли обучение в школе местечка Печки в Эстонии. Всех агентов задержали и на допросах выяснили, что они должны подготовить место для приема второй группы парашютистов, задача которой – организация диверсий на Северной железной дороге.

Учитывая особую опасность акции, которую готовила немецкая разведка, руководство УНКВД решило завязать с разведцентром противника радиоигру и создать свои «условия» для приема основной группы диверсантов.

Сотрудники госбезопасности заставили радиста парашютистов доложить своим хозяевам, что группа приземлилась благополучно и приступила к поискам удобного места для высадки десанта. В результате с немецким разведцентром завязалась оживленная радиосвязь. Тем временем на стыке Харовского, Вожегодского и Сямженского районов было подобрано место для приема диверсантов. Вскоре в одной из передач немцы сообщили, что выброска диверсантов состоится в ночь на 28 октября. К месту выброски прибыл отряд чекистов и призванные на помощь бойцы истребительных батальонов.

Организаторы засады ждали 3 дня, но парашютисты не появились. Еще через день немецкий разведцентр сообщил, что 1 ноября сброшено 14 диверсантов, но самолет сбился с курса и они приземлились в 50 километрах восточнее условленного места. Там и задержали парашютистов.

На допросах диверсанты сообщили, что, соединившись с первой группой, они должны ждать выброски третьей. По требованию чекистов радист второй группы диверсантов передал в центр, что приземление прошло удачно, что группы соединились.

11 ноября немцы сбросили еще одну группу. На этот раз летчик не сбился с курса и сразу после приземления все парашютисты были захвачены.

О том, какое значение противник придавал этим группам, в каких масштабах готовилась подрывная работа, свидетельствует то, что на место приземления парашютистов на грузовых парашютах было сброшено 4 пулемета, 33 автомата, 500 килограммов взрывчатки, ящик с минами, 18 ящиков с патронами, много денег, различного снаряжения, обмундирования и продуктов питания.

Наряду с абвером и СД, проведением активной шпионской деятельности против СССР на территории области занимались разведорганы Финляндии. Характерным в этом отношении может служить дело Владимира Соколова из села Мартьяновка Чебсарского района, бывшего военнослужащего Красной Армии. Соколов попал в плен к финнам и согласился сотрудничать с финской разведкой. Он прошел обучение радиоделу и способам ведения шпионажа в тылу советских войск. Затем в ночь с 7 на 8 июня 1942 года на самолете финских ВВС был доставлен в район станции Чебсара и выброшен на парашюте. Для выполнения задания Соколова снабдили рацией, фиктивными документами, деньгами.

Оказавшись на советской территории, Соколов сразу явился с повинной в местный отдел НКВД. Он заявил, что установление связи с финской разведкой рассматривал как единственное средство выбраться из плена и оказать посильное содействие Красной Армии в разгроме врага. В дальнейшем с органами контрразведки «Смерш» Соколов вел радиоигру по дезинформации финской разведки.

Вот такую войну вели в глубоком тылу сотрудники органов госбезопасности.


Источник: Кубасов А. «Хозяин» и «Подрывники» / А. Кубасов // Красный Север. – 1995. – 29 марта.