Главная

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Документальная история войны по материалам государственных архивов Вологодской области

Воинские части, военно-санитарные поезда и эвакогоспитали

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Вологжане – Герои Советского Союза

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Вологжане – узники фашистских концлагерей

Фронтовые письма

Вологодский тыл – фронту

Труженики тыла – Оште

Помощь вологжан эвакуированному населению

Помощь блокадному Ленинграду

Дети войны

Поисковое движение в Вологодской области

Единая информационная база на погибших вологжан (Парфинский район, Новогородская область)

«Хранить вечно»: областной кинофестиваль документальных фильмов

Стихи о войне вологодских поэтов-фронтовиков

Военные мемориалы, обелиски, парки Победы на территории Вологодской области: фотоальбомы

© Вологодская областная универсальная научная библиотека, 2015 г.

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Климов А.Н.
О ходе, характере и особенностях мобилизаций в Красную Армию в годы Великой Отечественной и гражданской войн : (по материалам Череповецкого р-на)

По отношению народа к войне можно с уверенностью сказать о его характере и нравственных качествах, настроении, общественно-политической активности, любви и преданности Родине и государству. Материалы об участии населения в оборонных мероприятиях страны являются наиболее важными источниками для анализа социально-экономических и общественно-политических процессов определенного исторического периода.

В информации Вологодского обкома ВКП(б) по итогам второго дня мобилизации отмечались Череповецкий район и г. Череповец, где явка военнообязанных была в подавляющем большинстве организованной и своевременной. Во всех городах и районах области в первые два дня войны поступили многочисленные заявления о зачислении добровольцами в армию. Первыми в области на 26 июня закончили мобилизацию людей и транспорта Петриневский, Вашкинский и Мяксинский районы. На 27 июня 14 райвоенкоматов области (в т.ч. Череповецкий район и г. Череповец) в основном закончили мобилизацию запасных, автомобильного, тракторного и гужевого транспорта.

В целом по области в ходе первой мобилизации из 57414 запасных явилось на сборные пункты 55848 человек, что составило более 97 процентов от общего числа. Не явилось на сборные пункты 15 66 военнообязанных [1]. В оперативных сводках обкома ВКП(б) в первые дни войны содержатся лишь единичные факты членовредительства со стороны военнообязанных. В Мяксинском районе был обнаружен дезертир Сироткин, который сбежал из воинской части. Отмечен был также факт прибытияв г. Череповец партии мобилизованных из Кириллова на пароходе в таком состоянии, что невозможно было производить их погрузку в эшелон.

Многие наши традиционные представления о первых днях войны не всегда совпадают с конкретными историческими фактами. Начальник Череповецкого гарнизона полковник Зайцев в своем приказе от 10 июля 1941 года отмечал: «Двор и здание учительского института по проспекту Луначарского, занимаемые 13-м отдельным батальоном ВНОС, превращены в место свиданий, со всех сторон окружены женщинами с утра и до позднего вечера»[2].

В любом явлении действительности всегда присутствуют две стороны. Приведенный выше факт хронологически соседствует с другим фактом: на 10 июля 1941 года по Вологодской области добровольно подали заявления о зачислении в народное ополчение свыше 12 тысяч человек.

Мобилизации в годы гражданской войны проходили в совершенно другой политической обстановке, в условиях невероятной экономической разрухи в хозяйстве страны и крайнего утомления войной всего населения. В период гражданской войны в состав Череповецкой губернии, образованной в 1 91 8 году, входили Белозерский, Кирилловский, Тихвинский, Устюженский и Череповецкий уезды. С октября 1918 года по 1 октября 1920 года на территории губернии было проведено 35 мобилизаций, направивших в ряды Красной Армии 38310 человек. Но за период с 3 февраля 1919 года по 1 октября 1920 года в губернии было зарегистрировано 43391 дезертир, в том числе «по слабости воли» – 39807, «злостных» – 3584 человека[3]. В годы гражданской войны дезертирами «по слабости воли» считались военнослужащие, пробывшие в отлучке менее 14 дней, а также те, кто пробыл в отлучке и более длительный срок, но отлучка которых признавалась комиссиями по борьбе с дезертирством «заслуживающей уважения».

К «злостным» относились красноармейцы, пробывшие в отлучке более 14 дней, ушедшие из воинской части с казенным имуществом или оружием, скрывшие при задержании свое имя, оказавшие при задержании сопротивление, бежавшие два раза и более.

Подводя итоги первых мобилизаций в Красную Армию, председатель Череповецкого губкома РКП(б), губернский военный комиссар В. Я. Королев 5 февраля 1919 года на губернском съезде военкомов заявил: «Столкнувшись в нашей работе по проведению мобилизаций с непредвиденными и часто не совсем предвиденными явлениями, мы на практике обнаружили, что крестьянство не только зажиточное, но и беднейшее проявляет иногда упорство при проведении нами мероприятий, предписанных из центра, в интересах революции. Это упорство выливалось кое-где в формы вооруженных выступлений. Пришлось прибегать не только к мерам воздействия путем агитаций, но и применять самые решительные меры. Все эти меры известной цели достигли и, волнения были подавлены в корне»[4].

Во многих полостях губернии в 1918 году в связи с мобилизацией людей и лошадей вспыхнули вооруженные выступления.

За исследуемый нами период в Череповецкой губернии в целях борьбы с дезертирством были проведены две общегубернские облавы и 351 облава меньших масштабов. В ходе этих облав было задержано 13365 дезертиров. Нельзя отрицать тот факт, что 21779 дезертиров явились добровольно. Но что лежит в основе этой добровольности? Помимо облав применялся и целый ряд других репрессивных мер. По отношению к дезертирам было вынесено приговоров: к расстрелу 47, к тюремному заключению – 562, в концентрационный лагерь) – 481, в штрафные части – 849, к принудительным работам – 19, условных приговоров – 785. Более 1 100 семей дезертиров и их укрывателей было лишено имущества, конфисковано 698 голов рогатого скота, 8 лошадей, 172 надела земли. Укрыватели и семьи дезертиров были оштрафованы на 107 55364 руб. На «дезертирские» волости было наложено контрибуций (штрафов) на сумму 3255 899 руб. Документы свидетельствуют и о такой форме борьбы с дезертирством, как заключение в исправительные дома родителей (отцов) дезертиров. Не менее действенной в условиях города была и такая мера, как лишение семей дизертиров хлебного пайка[5].

Как известно репрессивные меры применялись и в годы Великой Отечественной войны. В 1918–1929 гг. значительная часть крестьянства была против гражданской войны, она им навязывалась и «красными» и «белыми». Великая Отечественная война показала способность и готовность народа подняться над личным ради победы над врагом.

Примечания:

1 ВОАНПИ, ф.2522, оп.3, у.231, л.1, 3, 4, 21, 23, 24, 41, 43, 44.

2 ВОАНПИ, ф.1939, оп.2, у.153, л.8.

3 ГАВО (Череповецкий филиал), ф.261, оп.1, у.1, л.3-5.

4 ГАВО (Череповецкий филиал), ф.261, оп.1, у.17-а, л.15-16.

5 ГАВО (Череповецкий филиал), ф.261, оп.1, д.1, л.5; д.262, л.58.

Источник: Климов А.Н. О ходе, характере и особенностях мобилизаций в Красную Армию в годы Великой Отечественной и гражданской войн : (по материалам Череповецкого р-на) / А.Н. Климов // Уроки и проблемы изучения истории второй мировой войны: [тез. докл. науч.-практ. конф., Вологда, 15-18 февр. 1995 г.]. – Вологда, 1995. – С. 152-154.