Главная

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Документальная история войны по материалам государственных архивов Вологодской области

Воинские части, военно-санитарные поезда и эвакогоспитали

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Вологжане – Герои Советского Союза

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Вологжане – узники фашистских концлагерей

Фронтовые письма

Вологодский тыл – фронту

Труженики тыла – Оште

Помощь вологжан эвакуированному населению

Помощь блокадному Ленинграду

Дети войны

Поисковое движение в Вологодской области

Единая информационная база на погибших вологжан (Парфинский район, Новогородская область)

«Хранить вечно»: областной кинофестиваль документальных фильмов

Стихи о войне вологодских поэтов-фронтовиков

Военные мемориалы, обелиски, парки Победы на территории Вологодской области: фотоальбомы

© Вологодская областная универсальная научная библиотека, 2015 г.

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

И. Зубов
Сапер или ошибается… или живет

Михаил Кузьмич Власов родился 23 февраля 1923 года в Мегре. Восемнадцатилетним мальчишкой 18 июля 1942 года был призван Вытегорским РВК на действительную военную службу и в связи с малым ростом (155 см) направлен на обучение в сапёрный батальон, базировавшийся в Ярославле. А в начале октября 1942 года новоиспеченный сапёр-минер попал на Калининский фронт.

Михаил Кузьмич Власов

Первое страшное воспоминание о войнe: на станции Земцы Калининской области больше шести часов просидели лесу, пока самолёты с крестами на крыльях, постоянно сменяя в небе друг друга, бомбили эшелоны. Один боец всё повторял вслух: «Первая же пуля меня и убьет!». Когда после бомбёжки стали собирать убитых и раненых, нашли этого солдата мёртвым – осколок попал ему прямо в висок. Многие, так и не приняв участия ни в одном бою, стали инвалидами. Их в чудом уцелевших на запасных путях вагонах увезли в тыловые госпитали. К Михаилу судьба оказалась в тот раз милостива.

С апреля по июль 1944 года Власов служил в технической разведке: проверял железнодорожные мосты, подходы к ним, рельсы на предмет минирования немцами. В том же году во время одной из разведопераций в Белоруссии он был ранен в лицо. Михаил Кузьмич вместе с товарищем попал в Полоцкий госпиталь, где их немного подлечили, затем выдали на руки истории болезни и отправили вместе с другими выздоравливающими дальше в тыл. Но вместо этого наш земляк, благо все необходимые документы были на руках, вернулся на фронт, в свой родной 8 отдельный сапёрный батальон 10 сапёрной бригады.

Во взводе прибытию недолечившегося рядового Власова удивились не особо, ведь в годы войны это было распространённым явлением. Там же, под Полоцком, получил он и свою первую боевую награду – медаль «За отвагу».

Немцы спешно отходили, реализуя на практике чудовищную тактику «выжженной земли», разработанную лично Гитлером, взрывая, сжигая и минируя всё, что можно взорвать, сжечь и заминировать. В первую очередь касалось это железнодорожных мостов и станций. Один из таких мостов через полноводную Западную Двину и поручил командир взвода обследовать на предмет минирования отступающим врагом вологжанам М. Власову и В. Сокову. Дело осложнялось тем, что отступали немцы грамотно, всегда оставляя в арьергарде мощное прикрытие. Поэтому выполнять боевую задачу пришлось под шквальным миномётным и пулемётным обстрелами. Вскоре Соков обнаружил на насыпи ящик с часовым механизмом, ему даже удалось его остановить. Вернулись обратно с докладом, но командир не был до конца уверен, что это единственный сюрприз, оставленный немцами на мосту, и отправил Власова обратно, поставив задачу – найти бикфордов шнур и повредить его в нескольких местах. И Михаилу Кузьмичу пришлось ещё раз вернуться в этот ад: ползти в ночи по насыпи, на ощупь искать в темноте зарытый в песок шнур, чтобы разрезать его в нескольких местах сапёрным ножом. Как выяснилось потом, для уничтожения железнодорожного моста немцы заложили под насыпь восемь фугасов по 1 тонне каждый, а часовой механизм был установлен на 21 сутки... Ветеран вспоминает, как доложил командиру о выполнении задания, тот поблагодарил за службу и приказал отдыхать (а в наступлении солдаты и офицеры не спали несколько суток, сон тогда вообще был непозволительной роскошью). На дворе стоял жаркий июль, поэтому бойцы улеглись прямо на цветущей и благоухающей мёдом поляне. А когда уже под вечер проснулись, то с удивлением обнаружили всего в нескольких шагах от места привала с десяток свежих воронок от мин. Иногда на войне бывают чудеса: ни одного бойца не задело, ни один даже не проснулся от шума взрывов... Медаль нашла героя уже в госпитале.

После окончания войны М. К. Власов продолжал служить в своей части до марта 1948-го гада в качестве сапожника. Домой добрался только в апреле. Работал столяром, заведующим сапожной мастерской, агентом-кладовщиком по заготовке строительных материалов на восстановление Ошты, мастером производственного обучения в Мегорской средней школе до 1975-го года, когда её директором была А. И. Пименкова, а затем девять лет связистом. Четыре года назад схоронил жену, с которой прожил более полувека, воспитал троих детей. Дочь и один из сыновей уже на пенсии, а другой, по специальности радист, ходит в экспедиции в Арктику начальником станции. Внуки и правнуки часто звонят и приезжают погостить к деду на крутой бережок Мегры-реки...

На мой вопрос, не забыл ли Михаил Кузьмич сапожное дело, он хитро улыбнулся и заверил меня, что хоть сейчас сможет, играючи, сшить женские модельные туфли.

Источник: Зубов И. Сапер или ошибается… или живет / И. Зубов // Красное знамя. – Вытегра, 2009. – 10 сентября. – С. 3.