Главная

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Документальная история войны по материалам государственных архивов Вологодской области

Воинские части, военно-санитарные поезда и эвакогоспитали

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Вологжане – Герои Советского Союза

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Вологжане – узники фашистских концлагерей

Фронтовые письма

Вологодский тыл – фронту

Труженики тыла – Оште

Помощь вологжан эвакуированному населению

Помощь блокадному Ленинграду

Дети войны

Поисковое движение в Вологодской области

Единая информационная база на погибших вологжан (Парфинский район, Новогородская область)

«Хранить вечно»: областной кинофестиваль документальных фильмов

Стихи о войне вологодских поэтов-фронтовиков

Военные мемориалы, обелиски, парки Победы на территории Вологодской области: фотоальбомы

© Вологодская областная универсальная научная библиотека, 2015 г.

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Наталья Михайлова
Письмо из прошлого

Семья защитника Сталинграда Александра Сергеевича Шуревского получила письмо дедушки спустя десятилетия.

«Здравствуй, Аня! Ты спрашиваешь, как я воевал?.. О войне много написано, пусть даже, может, фамилии всех солдат не указывают, но если читаешь книги, смотришь военные фильмы и видишь – солдат стреляет из винтовки, пулемета или едут на танках автоматчики, эти многие солдаты – это чьи-то дедушки, такие же, как я».

Александр Сергеевич отправил это трогательное письмо в 1983 году своей внучке Ане.

Александр Сергеевич Шуревский. Фото из семейного архива

Александр Сергеевич Шуревский. Фото из семейного архива

Уроки памяти

«Я тогда училась в школе, мне было лет 11-12, и, скорее всего, мне требовалась какая-то информация о дедушке для сочинения на тему войны. Не помню, какую оценку я тогда получила за эту работу, но вообще я хорошо училась, и сочинения писала на отметки не ниже «четверки», – вспоминает Анна, которая за эти годы успела повзрослеть, стать доктором, а также мамой двоих детей.

По словам вологжанки, она будто бы заново побеседовала с дедушкой, причем один и тот же рассказ для одного и того же человека – для маленькой и взрослой внучки – прозвучал совершенно иначе. «Я более осознанно восприняла эти строки, стала лучше понимать, какой была дедушкина судьба и вообще судьба его поколения», – говорит Анна.

После того как в 1983-м году сочинение было написано, о дедушкином письме забыли на несколько десятилетий, и уже в наши дни послание неожиданно обнаружили среди старых бумаг.

«Это была такая огромная радость! Когда мы прочитали письмо заново, мы так много вспомнили, а что-то и снова узнали про нашего папу и деда! К примеру, мы посмотрели, какие награды указывает мой отец в своем письме к Анне, и в Интернете отыскали его наградные документы!» – рассказывает Любовь Александровна, дочь ветерана Шуревского.

Как пишет сам Александр Сергеевич, он был награжден за бои на Орловско-Курской дуге медалью «За отвагу», а также медалью «За Победу над Германией». «На фронте мне пришлось воевать с винтовкой, автоматом, ручным пулемётом Дегтярёва, с танковым пулемётом «Максим», – рассказывает Александр Сергеевич для своей внучки. Он даже поделился с девочкой цитатами из любимых фронтовых песен, среди которых не только «Священная война» и «Синий платочек».

Как пишет ветеран, «каждые рода войск пели свою песню, мы, пулемётчики, пели:
«Ствол, кожух, рама,
Шатун с мотылём,
Возвратная пружина,
Ударник с ползуном».

Боевое крещение

Самыми тяжелыми для Александра Сергеевича стали первые бои. До войны семья Шуревских жила под Волгоградом, и сама судьба распорядилась так, что в 18 лет будущий глава рода угодил в самое сталинградское пекло. Лучше всего об этом рассказывает он сам:

«В 1942-м году нас, 17-18-летних юношей, стали призывать в армию, а кто и уходил добровольно. Из нашего села 1924 года рождения нас пять человек призвали в армию в одно время. Все мы попали в один стрелковый взвод в 38-ю мотострелковую бригаду, которая участвовала в боях на Сталинградском фронте. Аня, если придётся побывать в Волгограде, зайди в Центральный универмаг, там с левой стороны у входа мемориальная доска, на ней написано: «В этом доме находился штаб командующего немецкой армией фельдмаршала Паулюса, который был взят в плен войсками 38-й мотострелковой бригады под командованием Бурмакова. Правда, меня к тому времени уже там не было: я ранее выбыл из бригады, так как получил обморожение обеих ног III степени».

Чтобы внучка понимала, в каких условиях приходилось воевать солдатам, Александр Сергеевич приводит один боевой эпизод – сражение у деревни Цаца чуть южнее Сталинграда. 17-18-летние юноши-крестьяне оказались на передовой плохо вооруженными, не по-зимнему и разномастно одетыми, в чистом поле без всяких оборонительных сооружений. «Нам пришлось окапываться, но земля была такая мерзлая, что солдатской маленькой лопаткой нельзя было вырыть окоп. Кто зарылся в снегу, а кто лег в борозду из пашни, – описывает ветеран. – За день боя нас осталось из роты 12 человек, но занятый рубеж мы удержали в течение всей ночи».

Именно тогда юный воин обморозил ноги. «На мне были английские ботинки меньшего размера, чем мне требуется, на летнюю портянку надеты, да и сами узкие и как колодки кованые, не то что русские ботинки, просторные и мягкие», – объясняет внучке Александр Сергеевич. После боя в числе других раненых и обмороженных его подобрали санитары. «Задание мы выполнили с честью», – не без гордости сообщает дедушка внучке Анне.

Рядовой Шуревский был отправлен в череповецкий госпиталь. Подлечившись, он попал уже в 235-ю Витебскую дивизию.

Согнули в дугу

Александр Сергеевич участвовал и в еще одном историческом сражении — в танковой баталии на Курской дуге, причем к тому времени он получил звание сержанта и был уже командиром стрелкового отделения.

Вот его рассказ: «В 1943 году после обороны на Орловско-Курской дуге 5 июля 1943-го года наши войска перешли летом в наступление, в том числе и наша дивизия. Утром на рассвете наша артиллерия начала вести огонь по первой линии обороны немцев (они были по другую от нас сторону реки Зушь). Затем начали бомбить самолёты немецкую оборону, зашли на три круга, немцы также вели шквальный огонь из всех орудий и шестиствольных миномётов. Все гудело, грохотало кругом, земля дрожала. С нашей стороны били все орудия, включая «Катюши», небо заволокло сплошным дымом, а потом мы начали переправляться, форсировать реку. Немцы открыли ураганный огонь по переправе. Много было наших потерь, но все-таки мы переправились на тот берег, прорвались через проволочные заграждения и минное поле. К вечеру мы выбили немцев».

И вновь ранение, и вновь перевод в другую часть на Смоленском фронте. «В 1944 году меня как инвалида Отечественной войны комиссовали домой. Так что, Аня, до Берлина я не дошел».

После войны Александр Сергеевич очень много работал: был военкомом, трудился в колхозе, выучился на экономиста, работал инспектором Госстраха. Кроме того, стал замечательным отцом для троих сыновей и дочери и удивительным дедушкой для шестерых внуков.

Источник: Михайлова Н. Письмо из прошлого / Н. Михайлова // Премьер. – 2015. – 10 марта. – С. 15.