Главная

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Документальная история войны по материалам государственных архивов Вологодской области

Воинские части, военно-санитарные поезда и эвакогоспитали

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Вологжане – Герои Советского Союза

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Вологжане – узники фашистских концлагерей

Фронтовые письма

Вологодский тыл – фронту

Труженики тыла – Оште

Помощь вологжан эвакуированному населению

Помощь блокадному Ленинграду

Дети войны

Поисковое движение в Вологодской области

Единая информационная база на погибших вологжан (Парфинский район, Новогородская область)

«Хранить вечно»: областной кинофестиваль документальных фильмов

Стихи о войне вологодских поэтов-фронтовиков

Военные мемориалы, обелиски, парки Победы на территории Вологодской области: фотоальбомы

© Вологодская областная универсальная научная библиотека, 2015 г.

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Лазарьков Н.
Бились до последнего

Великая Отечественная война застала меня на посту редактора оштинской районной газеты «Голос колхозов». В октябре 1941 года, когда фашисты подошли к оштинскому рубежу, я, работая по-прежнему редактором газеты, был зачислен в истребительный батальон. Работы было невпроворот. Занимались эвакуацией колхозов, учреждений, организаций, вывозили в глубокий тыл хлеб, угоняли скот. До октября 1942 года мне довелось защищать родную Ошту от врага. Наш гарнизон стоял в обороне в Курвашах. Мы ходили в разведку до деревни Ивки и под Левино в лес, имели потери. Погибли Громцев, Беззаботин, Лукинский, председатель сельсовета Андреев. Шмятаков в одной из разведок потерял ногу, но боевое задание успешно выполнил, за что был награжден орденом Красной Звезды.

27 октября 1942 года я был призван в ряды Красной Армии, окончил курсы политсостава, получил звание старшего лейтенанта и был назначен заместителем командира пулеметной роты по политчасти в одну из воинских частей на Калужском направлении.

В июне 1943 года был откомандирован в резерв Западного фронта. С 1 ноября 1943 года был направлен в действующую армию III Белорусского фронта. С этого дня и началась «веселая» жизнь: бессонные ночи, тревожные дни. И так до самого конца войны.

Я прибыл в часть, когда шли бои за форсирование Днепра в районе Орша. Наш 494-й полк занял оборону после форсирования Днепра на плацдарме 3 километра. Немцы стояли на более выгодном рубеже. Перед нами была открытая местность. Очень трудно было нам и нашим солдатам, но, неся потери, мы продержались на занятом участке до весны. Были удачи, были и неудачи. Однажды в разведке боем наш первый батальон ходил за «языком». На самом узком участке обороны мы потеряли 30 человек, но «языка» так и не смогли взять. Я и мой товарищ чудом остались живы.

И все же, находясь в обороне, мы не теряли времени даром. Используя разведку и попутный ветер, забрасывали на территорию врага листовки. Использовали для этого даже специальные деревянные мины и запускали их с листовками с минометов. Устанавливали громкоговорители и выступали в траншеях на русском и немецком языках. Словом, всеми средствами вели идеологическую обработку немецких солдат, доказывали им всю несправедливость развязанной фашистами войны, убеждали их в том, что здесь, в России, они найдут себе неминуемую гибель.

В это время на нашем участке фронта шла интенсивная подготовка к весеннему наступлению 1944 года. И вот это наступление началось артподготовкой со всех видов оружия от нас справа, со стороны Витебска и так по всему фронту перекатом. В течение нескольких часов не смолкал гул артиллерийских залпов. Так началась операция «Багратион».

Продвигаясь вперед на марше, мы получили приказ развернуться и преградить путь отступающим немецким частям вдоль автострады Москва – Минск. Наш полк вступил в бой с немцами. Перед нами была деревня Белавичи, за ней на опушке леса мы заняли боевые порядки. Бой шел целый день. Потери с обеих сторон были немалые. Командир полка Г.С. Золотухин (сейчас он министр заготовок СССР) приказал мне пойти в один из наших батальонов. С ним была порвана связь. Надо было передать приказ держаться до подхода подкрепления. Я пошел по нитке связи и передал приказ. Так мы держались до вечера. Единственная рация, которая могла передавать с переднего края сведения в штаб полка, была разбита, радист ранен. Немцы начали поджигать деревню, обливая ее бензином. В это время с нашей стороны было много раненых, которых не успевали эвакуировать. Нас оставалось от батальона несколько человек, да еще поблизости стояла минометная батарея. Мы видели, как большая часть домов в деревне уже полыхала пожарами. Обстрел шел в глубину нашей обороны. Оставались не тронутыми пожаром всего несколько домов, и мы решили объединить свои силы с батареей, отстоять эти дома. И было нас 14 человек. Мы договорились: не сдаваться до последнего. И когда патроны, мины и снаряды кончились, мы пошли в полный рост в сторону врага. Фашисты явно оробели от такой «наглости», отошли, но, как потом мы узнали, и на Минск их не пропустили. За этот бой горстка нас, оставшихся в живых, была награждена орденами. Я получил орден Отечественной войны II степени.

После пополнения полка и небольшой передышки мы пошли в направлении Минска. Он уже был освобожден от врага. Дальше наш путь лежал на город Гродно. После ожесточенных ночных боев мы вошли в город. На одной из главных улиц мне было поручено водрузить красный флаг на здании с балконом, что я и сделал с величайшим удовольствием. Ликованию солдат и вышедших на улицу жителей города не было конца. Этот торжественный момент был запечатлен на фотографии, которую я хранил все эти годы.

Затем были бои в Польше. Форсировав Неман, мы наступали в направлении Восточной Пруссии.

С чувством глубочайшего уважения и преклонения вспоминаю о политработниках. Они были постоянно среди солдат, вели с ними работу, вдохновляли на ратный подвиг и словом, и делом. Шли впереди, когда было очень трудно. В одном из боев наступающая рота второго батальона была атакована немцами на противоположном берегу речки. Солдаты стали отходить. В это время я и парторг батальона Иосиф Иванович Дьяков находились поблизости. Мы, не сговариваясь, побежали вперед оба, но он остановил меня и сказал: «Останься на всякий случай». Быстрый бросок вперед, и он – среди солдат на переднем фланге. Он повел роту вперед. Рубеж был восстановлен. Дьяков был тяжело контужен в этом бою, не мог говорить, ничего не слышал, но благодаря его мужеству позиция была отбита у противника. За этот подвиг ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Оформить материал было поручено мне и, конечно, приятно было выполнить это поручение.

В боях за Польшу я потерял комсорга полка Сашу Замурцева. В ночной операции Саша был убит. Мы похоронили любимого комсорга с большими почестями. На траурном митинге, выступая с речью, я не мог сдержать слез.

В боях за освобождение Польши я был награжден орденом Красной Звезды. Затем были бои в Восточной Пруссии, потом нашу часть перебросили через Польшу на границу Чехословакии – немецкий город Яуэр.

В это время по автостраде Бреслау-Берлин наши войска, техника шли на Берлин. В Бреслау был окружен большой гарнизон немцев, откуда они всеми силами стремились вырваться. Это было недалеко от нашего участка обороны. Случилось так, что в расположении нашего полка оборону между батальонами держали штрафники. И вот ночью немцы, воспользовавшись особым участком, пустили самоходки и выбили нас с рубежа обороны. Наш первый батальон не успел переправиться на противоположный берег довольно глубокой речки и попал в плен. Завязался сильный бой на окраине села. Командование полка приняло решение отойти назад на километр, на более выгодные позиции. Мне и парторгу полка было приказано вместе с охраной штаба полка и автоматчиками залечь и принять бой, что и было сделано. Штаб полка был расположен в километре от нас у соседнего села. Мы же держались до подкрепления с утра до вечера, уничтожали немцев, пока были патроны. Соседний батальон занял оборону на правом фланге от нас и, естественно, не смог помочь нам. (За эти бои я награжден орденом Отечественной войны I степени). Вечером подошел резервный полк, наутро немцы были выбиты с плацдарма, но к радости нашей победы присоединилась и глубокая печаль: солдат первого батальона, которые попали к немцам, мы не нашли ни живыми, ни мертвыми. Это было в конце апреля – начале мая 1945 года. Там мы встретили 1 Мая. А 8 мая узнали о готовящейся капитуляции Германии. 9, 10, 11 мая мы шли в Чехословакию. Дошли до города Яблонец. Здесь отпраздновали вместе с жителями города нашу славную Победу, и вскоре нас с ликованием встречали жители города Львова, а оттуда – домой, в родные места!

Источник: Лазарьков Н. Бились до последнего / Н. Лазарьков // Красное знамя. – Вытегра, 1984. – 15 ноября.