Главная

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Документальная история войны по материалам государственных архивов Вологодской области

Воинские части, военно-санитарные поезда и эвакогоспитали

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Вологжане – Герои Советского Союза

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Вологжане – узники фашистских концлагерей

Фронтовые письма

Вологодский тыл – фронту

Труженики тыла – Оште

Помощь вологжан эвакуированному населению

Помощь блокадному Ленинграду

Дети войны

Поисковое движение в Вологодской области

Единая информационная база на погибших вологжан (Парфинский район, Новогородская область)

«Хранить вечно»: областной кинофестиваль документальных фильмов

Стихи о войне вологодских поэтов-фронтовиков

Военные мемориалы, обелиски, парки Победы на территории Вологодской области: фотоальбомы

© Вологодская областная универсальная научная библиотека, 2015 г.

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Наталья Чуева
Снайпер

Войну в семье Морозовых не ждали. Отец – убежденный коммунист с 1924 года (даже ребят звали коммунистовы), свято верил в заключенный с Германией пакт о ненападении. Тоня, только что закончившая 8 классов, прибежала домой. Отец был понурый и даже постаревший: «Дочка, война!». С этими словами у девочки детство кончилось, и началась военная юность. Огненным смерчем полыхал над страной 1942 год.

Школа снайперов

Окончившую к этому времени курсы медсестер и военной подготовки Тоню Морозову вместе с несколькими сокольчанками направили в центральную женскую школу в Щелкове. Судьбу решила отличная стрельба из винтовки.

В школе новобранцев разделили по ротам, и началась военная жизнь. Хрупкая на вид девушка удивляла своей выносливостью. Сколько бегали и ползали будущие снайперы в полном снаряжении – трудно представить. Учились стрелять из оптической винтовки, маскироваться и окапываться. От умения зависела их жизнь. Поэтому учились делать все основательно. Обстановка была приближенная к фронту.

И вот наконец учеба закончилась. Отправка на 3-й Белорусский фронт, в гвардейскую дивизию, где их очень ждали. Разместили в землянке на 10 человек.

По бокам – нары, в средине – печка-времянка. Вместо постели – хвоя, подушка – вещевой мешок. Спали, не раздеваясь, укрывшись шинелями. Работали парами – снайпер и наблюдатель. У Тони Морозовой напарницей была тоже Тоня.

Первое боевое

Шли бои под Витебском. Март. Снег подтаял. То тут, то там виднелись трупы. В первое наблюдение вышли обе Антонины затемно. Окопались, замаскировались в вырытой ячейке так, чтобы не видно было ни их, ни винтовки. Лежали долго, промерзли до костей. Но никто девчат не тревожил. Фашисты были где-то совсем рядом, на стыках передовой. Наши и вражеские траншеи сходились до 50 метров.

И вдруг увидели «эсэсовца» в черной форме. Он стоял, не остерегаясь, во весь рост, потягиваясь. Девчонки от неожиданности растерялись и вскочили на ноги. Это был первый немец, которого они увидели так близко.

Конечно, их заметили. И что тут началось! Немцы палили из пулеметов и даже минометов. Девушки упали в воронку и залегли. Позднее, совсем закоченевших, их подобрали свои солдаты.

Зато потом они уже не терялись. Первый убитый немец был пулеметчиком. И первое ощущение – не радость, а какое-то удовлетворение, торжество.

А дальше это стало обыденным. Вскоре на оптической винтовке появились засечки – по числу убитых немцев. И награда – медаль «За отвагу».

Гороховое поле

1944 год. Шли бои в Белоруссии. Наши воинские части то наступали, то отступали. В ожидании очередного боя окопались на опушке леса.

А впереди пред девчатами простиралось разделенное дорогой, большущее гороховое поле. За ним – немцы.

Снайперской паре, двум Тоням, было дано задание следить за дорогой. И стрелять в любого, кто бы по ней ни шел.

Дело было в июле. Выбрали подходящее место. Стояла жара. Высоко в голубом небе заливался жаворонок. И, казалось, нет никакой войны.

И вдруг на дороге показалась женщина. Она гнала корову. Приказ девчата помнили, но стрелять в нашу советскую женщину не могли. Мысли терзали ум и сердце: «Как быть!?». Неожиданно пришло решение. Хоть и жалко было корову, Тоня Морозова выстрелила ей в ногу.

Женщина убежала, но начался обстрел. В этой перестрелке был уничтожен пулеметный расчет. Девушек наградили (уже второй раз) медалью «За отвагу».

В одном из боев Тоню тяжело ранило. Маленькая, худенькая она лежала в беспамятстве на носилках. Мимо проезжал замполит. Он остановился, наклонился к девушке, прикрытой шинелью, и поцеловал: «Поправляйся, дочка, и возвращайся, «гвардеюшка», побыстрее. Ты нам нужна».

Три месяца госпиталей и 23 осколка вынуты из хрупкого девичьего тела.

Литва

После госпиталя снова направление на фронт. Но в дороге открылась рана. И Тоню определяют медсестрой в батальон выздоравливающих недалеко от Вильнюса. Хоть фронт и откатился на Запад, но в лесах прятались недобитые фашисты и бендеровцы.

Они появлялись чаще по ночам. Атак как Тоня была снайпером, ее отправляли сопровождать раненых. Как-то раз бендеровцы напали на повозку с ранеными. На девушку не обратили внимания и не приняли в расчет. Но она и еще два автоматчика расстреляли бандитов. И за это Антонина Морозова была представлена к очередной награде. Ей вручили медаль «За боевые заслуги».

Были и такие случаи, от которых горький осадок на душе остался на всю жизнь. Поймали старшину мародера, грабившего мирное население. Судили! Приговорили к расстрелу. Привести приговор в исполнение должна была снайпер Морозова. Но не смогла она этого сделать. Отказалась.

Ванюша

В жарко натопленной землянке сидели девушки. Их совсем недавно привезли для пополнения отряда и выполнения ответственного военного задания. Они обустраивались, занимались своими делами.

Раздался стук, и в землянку вошел молодой военный в полушубке, без каких- либо знаков различия. Завязался шутливый разговор. Он назвал себя Ваней. Тогда одна из девушек, бойкуша такая, села ему на колени, стала гладить по голове и расчесывать волосы, приговаривая: «Бедненький Ванюша, вспотел весь». Из-под полурасстегнутого полушубка виднелось множество орденов и медалей.

Впоследствии выяснилось, что этот молодой человек – «бедный Ванюша» – не кто иной, а Герой Советского Союза Иван Черняховский, генерал армии в 1944 году.

Фронтовая дружба

Нет дружбы крепче, чем фронтовая, закаленная в огне. Свела и сдружила судьба четырех фронтовиков: лейтенанта Владимира Полякова, комсорга батальона Андрея Сапронова, комсорга роты Анатолия Носова и ефрейтора Антонину Морозову. Они старались быть ближе друг к другу. Тоне посвящали нехитрые стихи.

Не грусти, не надо, Тоня,

Всей душой в тебя влюблен

Лейтенант Андрей Сапронов,

Вся санчасть, весь батальон,

– писал комсорг роты, рядовой, впоследствии рязанский журналист А. Носов.

Повезло. Все остались живы. Переписывались после войны. Были и встречи. Все мечтали собраться вместе. А Тоня от природы скромная и стеснительная, сомневалась. Все ее фронтовые товарищи выросли по службе, а она простая медсестра. «Вот чудачка», – упрекнул ее как-то при встрече Владимир Поляков, – разве дружба признает чины?».

Была у Тони и первая чистая любовь с Иваном Тарашом. Любили друг друга беззаветно. Ничем не обидел ее Ваня. Из-за него она не осталась работать в Москве, когда ей предлагали, рвалась на фронт к своему Ванечке. Но время разводит людей, развело и их.

Незабываемая встреча

Войну Антонина закончила в Восточной Пруссии. Демобилизовалась и приехала домой в Сокол, где ждали ее мать, отец, братья. Все пережили войну и остались живыми.

Вскоре познакомилась она с Васей Котоминым, лейтенантом-танкистом, приехавшим на побывку. Поженились. Василий уехал служить в Польшу, а Антонина осталась ждать вызова. И вот встреча состоялась.

Добиралась к мужу с трудностями военного времени. Но довезла в котелке свои домашние соленые огурцы. И зажили бедно, но счастливо.

Как-то в один из выходных дней им удалось купить сметану. Сели обедать. Посуду занимали у соседки. От избытка чувств, переполнявших их, баловались, мазали друг друга сметаной.

И вдруг в комнату вошли военные. Их было много. Оказалось, что Маршал К. К. Рокоссовский приехал в часть с инспекторской проверкой. Пришел познакомиться с условиями жизни офицера Советской Армии. Василий стоял перед ним, вытянувшись в струночку, измазанный сметаной и босиком.

Военные улыбались, а Маршал спросил: «Лейтенант, у вас есть зеркало?». На подоконнике лежал осколочек. Рокоссовский обвел глазами небольшую комнату, где кроме стола не было никакой мебели. Приказал сопровождающим: «Найдите срочно мебель для лейтенанта».

На другой день привезли шкаф, трюмо и кровать. Шкаф и трюмо сохранились до сих пор как память о тех незабываемых днях.

Мирная жизнь

После демобилизации Василия переехали в Сокол. И всю свою жизнь Антонина Николаевна посвятила медицине. Активная, неунывающая. Ее уважали и любили. Не раз избирали депутатом городского Совета.

У нее прекрасные дети и внуки. Антонина Николаевна давно на заслуженном отдыхе. А те далекие, незабываемые военные дни остались в памяти навсегда. О них напоминают фотокарточки и награды.

Восемь лет назад, на заре перестройки, какой-то подонок без чести и совести пробрался в дом и украл боевые медали, заработанные кровью.

Больно и обидно было бывшей фронтовичке. Но она пережила и это.

Источник: Чуева Н. Снайпер / Н. Чуева // Сокольская правда. – 2001. – 20 июня. – С.2.