Главная

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Документальная история войны по материалам государственных архивов Вологодской области

Воинские части, военно-санитарные поезда и эвакогоспитали

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Вологжане – Герои Советского Союза

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Вологжане – узники фашистских концлагерей

Фронтовые письма

Вологодский тыл – фронту

Труженики тыла – Оште

Помощь вологжан эвакуированному населению

Помощь блокадному Ленинграду

Дети войны

Поисковое движение в Вологодской области

Единая информационная база на погибших вологжан (Парфинский район, Новогородская область)

«Хранить вечно»: областной кинофестиваль документальных фильмов

Стихи о войне вологодских поэтов-фронтовиков

Военные мемориалы, обелиски, парки Победы на территории Вологодской области: фотоальбомы

© Вологодская областная универсальная научная библиотека, 2015 г.

Воинские части, военно-санитарные поезда и эвакогоспитали

А. В. Лебедева
Штурвальный плавгоспиталя

Жительнице Белозерска, ветерану речного порта, участнице Великой Отечественной войны Антонине Васильевне Лебедевой уже 87-й год. Но память ее цепко хранит воспоминания о военных годах, когда ей довелось работать на санитарном пароходе «Волхов», доставлявшем раненых в госпитали.

Сегодня вашему вниманию мы предлагаем рассказ А.В. Лебедевой, записанный ветераном речного порта, краеведом М.И. Верещагиным.

– В 1942 году я закончила семь классов. Училась хорошо. Но продолжать учебу не было возможности. Материальное положение семьи было тяжелым. Капитан теплохода «Свирь» Г.М. Карпов устроил меня матросом. Но поскольку «Свирь» был грузопассажирским судном, а мне, молоденькой девушке, переносить грузы было не под силу, меня перевели матросом на санитарный теплоход «Волхов». Капитаном был П.Е. Доронин. На «Волхове», кроме погрузки дров для котла, тяжелых работ не было. Почти все его помещения были оборудованы для перевозки раненых.

В первый рейс мы вышли 19 апреля 1943 года на Вологду, там к нам прибыл медперсонал во главе с пожилым врачом, затем направились на Вытегру... Шел «Волхов» без света, везде была маскировка. Горели огни только на мачте и бортовые отличительные. Прожектора даже осенью не включали. Мы приучились смотреть в темноте, как кошки.

Рулевое управление было ручным и тяжелым. Поэтому меня с первого дня вызывали в ходовую рубку помогать крутить штурвал. Первый помощник капитана Н.П. Смирнов научил швартоваться. И это дело я освоила быстро. Поэтому вскоре перевели меня из матросов в штурвальные.

Дальше Андреевского шлюза нас не пустили, так как накануне была бомбежка. Раненых привозили из вытегорских госпиталей. За зиму они были переполнены, и мы сделали много рейсов, чтобы их разгрузить. Часть раненых бойцов доставляли в госпитали Белозерска, а тяжелораненых везли в Вологду. Погрузка раненых бойцов производилась ночью при свете бортового фонаря. Лишь на воротах шлюзов горел слабый сигнал. Работники шлюза, военные, выглядели суровыми. На наши вопросы старались не отвечать. А нам, молодым, было все любопытно... К тому времени покатилась война на запад. Стали нас по Онежскому каналу дальше посылать, все ближе к фронту, но опять ночами.

Осенью 1943 года шли большие бои на Волховском фронте. Нам было видно по ночам зарево, за много десятков километров доносилась канонада...

Навигация 1943 года закончилась...

Весной 1944 года плавгоспиталь вышел на линию снова. Там, где мы останавливались, везде оставила свой след война. Вокруг были блиндажи, землянки, замаскированные дерном и кустарником.

Сразу же по приходу в Вознесенье началась погрузка раненых на теплоход. Им только что была оказана первая медицинская помощь в ходе боя. Раненых брали и с машин, буксирных теплоходов и небольших суденышек. И только тут я по-настоящему осознала, что такое война: после сильного боя под Оштой пароход был переполнен стонущими ранеными: у кого-то не было ноги, у кого-то руки, все в окровавленных повязках.

Раненых мы выгружали в Белозерске и сразу же шли обратно в Вознесенье, где нас уже поджидали. Рейсов сделали много. В Белозерске на улице Фрунзе прибытия теплохода уже ждали машины, на которые забирали раненых бойцов и развозили по госпиталям...

Так протекала наша жизнь на плавгоспитале «Волхов». Команда втянулась в повседневные будни... Все ждали конца войны и дождались. Весной в навигацию 1945 году «Волхов» сделал только один рейс. Радио у нас не было. О победе узнали в шлюзе. Мы очень радовались и плакали, ведь многие потеряли в войну родных и близких. Наша семья тоже получила похоронку: в октябре 1944 года в Восточной Пруссии погиб мой единственный брат Саша, наводчик тяжелого орудия...

После навигации я сама попала на госпитальную койку с диагнозом «суставный ревматизм». Сказались проживание в железе, холодная вода, постоянные сквозняки, ветры и штормы. В общем, с флота меня списали, перевели на легкий труд. Но я не унывала. Впереди была еще целая жизнь, а годы флотской юности не забудутся никогда.

От редакции. Всю свою дальнейшую трудовую жизнь (более 40 лет) А.В. Лебедева посвятила речному порту. В навигацию работала кассиром на пристани, а затем речном вокзале, зимой – на инвентаризации флота, в бухгалтерии. Ее многолетний добросовестный труд и участие в Великой Отечественной войне отмечены множеством наград. Здоровья и бодрости Вам на долгие лета, уважаемая Антонина Васильевна!

Источник: Лебедева А. В. Штурвальный плавгоспиталя / А. В. Лебедева ; запись М. И. Верещагина ; [прим.] ред. // Белозерье. – 2013. – 8 мая. – С. 8.