Главная

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Документальная история войны по материалам государственных архивов Вологодской области

Воинские части, военно–санитарные поезда, сформированные на территории Вологодской области

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Вологжане – Герои Советского Союза

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Вологжане – узники фашистских концлагерей

Фронтовые письма

Вологодский тыл – фронту

Труженики тыла – Оште

Помощь вологжан эвакуированному населению

Помощь блокадному Ленинграду

Дети войны

Поисковое движение в Вологодской области

«Хранить вечно»: областной кинофестиваль документальных фильмов

Стихи о войне вологодских поэтов–фронтовиков

Военные мемориалы, обелиски, парки Победы на территории Вологодской области: фотоальбомы

© Вологодская областная универсальная научная библиотека, 2015 г.

Поисковое движение в Вологодской области

Ржевцев Ю.
Подвиг политрука

Более 40 лет судьбу этого замечательного человека, величие совершенного им подвига терпеливо хранило от нас безжалостное время, скрывая их за щемящими сердце строками фронтовых извещений: «Пропал без вести».

Но годы не властны над памятью о тех, кто не вернулся с кровавых полей сражений, и благодаря кропотливому следопытскому поиску, участником которого был и автор этих строк, удалось выяснить многие эпизоды из жизни и детали последнего боя инструктора пропаганды 112-го горнокавалерийского полка 21-й горнокавалерийской дивизии старшего политрука Ивана Ивановича Горбунова. О нем и пойдет мой рассказ.

К сожалению, ответить на вопросы, когда и где родился И. Горбунов, не смогли даже в архиве Министерства Обороны СССР. Почему-то заполняя служебные анкеты, Иван Иванович указывал только домашний адрес отца Ивана Федотовича Горбунова: колхоз «Дружба», Белозерский район, Вологодская область.

И поэтому нам трудно сегодня представить себе его детские годы, пору его гражданского становления. Можем лишь догадываться, что рос он на Вологодчине волевым и решительным юношей. Имеющиеся у меня подробные воспоминания о герое относятся к 1940 году, когда он уже опытным политработником Красной Армии прибыл в город Наманган Узбекской ССР нa должность инструктора пропаганды 112-го горнокавалерийского полка и сразу же с головой окунулся в дела и заботы нового воинского коллектива.

Общительный, любящий добрую шутку, с одной стороны, принципиальный и строгий в вопросах службы и партийного долга, с другой, он сразу завоевал огромный авторитет и уважение командиров и красноармейцев. Старший политрук постоянно находился в гуще людей, вел их за собой, вдохновлял на новые рубежи в повышении боевой готовности части.

«И.И. Горбунов остался в моей памяти, – вспоминает его сослуживец по полку, ныне генерал-майор танковых войск в отставке А.П. Зотов, – отзывчивым наставником, человечным человеком, требовательным к себе и товарищам. С нами, командирами взводов, он часто проводил занятия по методике организации в подразделениях политического воспитания бойцов, где открыл для нас, молодых лейтенантов, немало полезных секретов индивидуального, душевного подхода к подчиненным, к их запросам и нуждам».

Как все советские люди, с ненавистью к врагу воспринял Иван Иванович весть о нападении на нашу Родину фашистской Германии. В полку, перешедшем на штат военного времени, 22 июня состоялись собрания и митинги личного состава и на них с особой яростью и верой в победу звучали слова страстного пропагандиста.

Всем сердцем И.И. Горбунов рвался на передовую, и вскоре мечта его осуществилась.

В ночь на 14 июля 1941 года в 21-ю горнокавалерийскую дивизию, как лучшую в округе, пришел приказ срочно грузиться в вагоны и следовать на фронт в составе конной группы генерал-полковника О.И. Городовикова.

Сборы были недолги. На вокзал Ивана Ивановича пришла провожать супруга Александра Александровна с детьми. Не первый раз она расставалась с мужем из-за его неспокойной профессии, но это прощание было самое трогательное, словно чувствовали оба, что это их последняя встреча...

На период следования по железной дороге И.И. Горбунова назначили комиссаром эшелона, в котором двигался третий сабельный эскадрон.

Здесь хорошо знали и любили старшего политрука, и конники сразу потянулись к нему, оживились. Нашел Иван Иванович и общий язык с командным составом подразделения. Вспоминает бывший командир третьего эскадрона, ныне майор в отставке А.Е. Мануйленко: «Я очень благодарен судьбе, что она меня так близко свела с этим замечательным человеком. За дорогу мы с И.И. Горбуновым много говорили, спорили. Он был на редкость проницательным, душевным собеседником, много знал, отлично разбирался в военном деле. Когда мы выгружались на станции Унеча Брянской области, я предложил ему остаться в третьем эскадроне политруком, которого здесь с 1940 года не было и его обязанность приходилось выполнять мне самому. Он мне ответил: «Я коммунист, и куда партия пошлет, там и буду». Иван Иванович никогда не искал для себя привилегий».

21-ю горнокавалерийскую дивизию готовили к заброске в тыл противника, поэтому прибывший к кавалеристам герой гражданской войны Ока Иванович Городовиков потребовал от них не только усиления бдительности и боевой готовности, но и повышения уровня партийно-политической работы, цементирующей моральный дух войск. Старший политрук И.И. Горбунов воспринял это как приказ. Он успевал навестить на марше сабельников и артиллеристов, пулеметчиков и саперов, воинов других специальностей, и везде звучала убедительная, вселяющая веру в победу речь.

1 августа 1941 года обстановка в полосе действий 13 армии резко обострилась, и 21 горнокавалерийскую дивизию полковника Я.К. Кулиева внезапно бросили на место прорыва гитлеровцев на территории Шумячского района Смоленской области.

Рано утром 2 августа 1941 года 112 горнокавалерийский полк неожиданно при подходе к шоссе Кричев-Рославль обнаружил крупные силы врага. Пользуясь темнотой и беспечностью немцев, кавалеристы, как вихрь, в конном строю, с обнаженными клинками влетели в деревню Криволес, где ночевал штаб тыла 4 танковой дивизии фашистов.

Схватка была короткой. Закрепляя успех, полк двинулся к деревне Пустосел, но был обстрелян артминометным огнем, затем на спешившие эскадроны рванулись в атаку танки со свастикой на башнях.

Противник думал броневым кулаком легко расправиться с советскими воинами, но не тут-то было. Разгорелось ожесточенное сражение.

Отбив танки, конники сами перешли в наступление, однако в ходе многочасового боя фашисты все же сумели отрезать 112 горнокавалерийский полк от главных сил дивизии и взять его в «огненный мешок».

Именно в эти критические минуты и проявил себя с особой силой инструктор пропаганды полка. Он лично, как указано в книге А.С. Кибальникова «Огненные рубежи», изданной в 1979 году в Ашхабаде и посвященной 21-й горнокавалерийской дивизии, презирая опасность, неоднократно поднимал красноармейцев в контратаку и, увлекая их своим примером, в одной цепи с ними бежал навстречу свинцовому ливню. Он стал тогда для всех эталоном выдержки и героизма, олицетворением образа воина-коммуниста.

Но поднимающего в очередной раз бойцов в штыки бесстрашного комиссара сразила вражеская пуля.

«Истекающего кровью И.И. Горбунова, – пишет в своих воспоминаниях начальник штаба 112 горнокавалерийского полка, ныне генерал-лейтенант в отставке X.Л. Харазия, – положили в машину командира полка майора Трубникова и отправили в тыл. С того момента никто больше не знал его судьбы, считали без вести пропавшим».

Что же все-таки произошло с тяжело раненным Иваном Ивановичем после, стало известно совсем недавно от местных жителей, очевидцев его последнего боя.

Колонну автомашин из тылового обеспечения 112 горнокавалерийского полка, по-видимому идущую на соединение с главными силами дивизии, сражающейся южнее у станции Понятовка, гитлеровцы обнаружили и атаковали превосходящими силами утром 3 августа 1941 года у райцентра Шумячи. Схватка была недолгой, но яростной и жестокой.

Когда колхозники пришли хоронить наших погибших бойцов, дравшихся до последнего патрона, то у одного из них из нагрудного кармана извлекли залитый кровью партийный билет на имя старшего политрука Ивана Ивановича Горбунова.

Вот так жил и погиб этот мужественный воин, несгибаемый коммунист.

Мне бы очень хотелось, чтобы, прочитав эту статью, откликнулись родные и близкие И.И. Горбунова, люди, знавшие его, прислали бы мне воспоминания о нем по адресу: 290028 г. Львов-28, ул. Гвардейская. 32, ибо имя героя не должно быть забыто, оно такое же бессмертное, как и его подвиг.

Источник: Ржевцев Ю. Подвиг политрука / Ю. Ржевцев // Новый путь. – Белозерск, 1984. – 31 июля. – С. 2.