Главная

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Документальная история войны по материалам государственных архивов Вологодской области

Воинские части, военно-санитарные поезда и эвакогоспитали

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Вологжане – Герои Советского Союза

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Вологжане – узники фашистских концлагерей

Фронтовые письма

Вологодский тыл – фронту

Труженики тыла – Оште

Помощь вологжан эвакуированному населению

Помощь блокадному Ленинграду

Дети войны

Поисковое движение в Вологодской области

«Хранить вечно»: областной кинофестиваль документальных фильмов

Стихи о войне вологодских поэтов-фронтовиков

Военные мемориалы, обелиски, парки Победы на территории Вологодской области: фотоальбомы

© Вологодская областная универсальная научная библиотека, 2015 г.

Поисковое движение в Вологодской области

Варюхичев А.
На рубеже

Сегодня – 22 июня. Полвека без малого минуло с летнего рассвета в 1941-м. Того самого, что разделил черной чертой судьбу страны и многих поколений советских людей на периоды «до войны» и «после». А между ними – четыре долгих года жестоких сражений и высокого самопожертвования, неимоверных лишений и патриотизма.

Уникален мир человека. С его кончиной уходит в небытие целая вселенная души, по-своему неповторимая. В годы Великой Отечественной (по последним данным ученых) погибло 27-28 миллионов наших соотечественников. И каждый из них хотел житъ.

В Ошту, где в 1941-1943 годах шли напряженнейшие бои и где даже по самым скромным подсчетам в земле хранятся останки более трех тысяч неизвестных солдат, я ехал с противоречивыми чувствами.

С одной стороны, хотелось поскорее посмотреть на увлеченных ребят из сводного поискового отряда, взявшихся за непростое дело, – найти останки неизвестных героев и произвести их торжественное перезахоронение в оштинском поселковом сквере, там, где уже покоится немало других жертв минувшей войны.

С другой – оставалось в душе сомнение: а надо ли подымать из земли останки тех, кто пролежал в ней без малого пятьдесят лет? Не выглядит ли все это кощунственным?

Своими размышлениями я поделился с участниками поисковой экспедиции, как только попал на место расположения их лагеря. Ответ не заставил себя ждать. «А вы что, хотите, чтобы и дальше продолжалась несправедливость, чтобы для потомков так никогда и не сохранилась память о героическом подвиге их отцов и дедов? Чтобы они возлагали цветы только у абстрактных обелисков, так и не зная, где на самом деле похоронен и как закончил свой фронтовой путь близкий им человек?..».

Мнение это у руководителя поискового клуба «Неизвестный солдат» Виктора Караваева и его единомышленников сформировалось не в один день. Потребовалось четыре года напряженной работы в составе объединенных поисковых десантов на местах боевых действий под Ельней и Тихвиным, ребятам пришлось перекидать не один пуд земли на Новгородчине и Смоленщине, чтобы понять, насколько важно то дело, за которое они взялись.

Одна из «ветеранов» поискового отряда Ботовской средней школы шестиклассница Оля Мариничева мне призналась, насколько трудно пришлось им, школьникам, при раскопках под Ельней. Жили в лесу в палаточном городке, и ночами у ребят зуб на зуб не попадал от холода, питались неделями одной картошкой, комары одолевали. Да и «обрабатывать» в глинистой жиже останки давно умерших людей – занятие не для слабонервных. И все это делать приходилось с большой осторожностью. А вдруг среди комков грязи появится саперная лопатка, котелок или ложка с инициалами бойца? А уж когда удавалось найти медальон с данными погибшего, это было событие для всего лагеря. Ведь факт этот мог перевернуть многое в судьбах живущих еще людей... Правда, чтобы определить имена и адреса бойцов, требовалась долгая и кропотливая работа профессиональных экспертов.

И все же очередную находку в Оште ребята решили обследовать до конца. Каково же было изумление школьников, когда из гильзы медальона выпала прекрасно сохранившаяся бумага: «Селяков Иван Прокопьевич, красноармеец, 1909 г. рожд. Вологодская область, Рослятинский район, Зеленцовский сельсовет».

– Считайте, друзья, что теперь мы уже всю нынешнюю экспедицию оправдали, – прокомментировал эту находку инструктор поискового клуба «Неизвестный солдат» Валерий Палаткин.

И во многом он был действительно прав. Вскоре в Никольском районе удалось отыскать живых родственников солдата-земляка. И как рассказывали очевидцы, родственники, получив известие от поисковой группы, еще долго не могли поверить в саму возможность того, что спустя чуть ли не полвека все-таки удалось отыскать место гибели близкого им человека.

А ребята продолжали свое нелегкое дело. Солдатские каски, заржавевшие патронные гильзы и... новые солдатские медальоны, новые адреса. Открывались имена павших героев: «Минаев (?) Николай Васильевич, красноармеец 1906 г. рожд., Тюменский район, Макаровский сельсовет, деревня Макаровка. Семья: Ирина...»

«Апасов... Омская обл., город Тобольск, Ваганский (!) район, Митиский (?) сельсовет, деревня Казанская. Семья: Аслбек...».

Пусть меня заранее простят читатели за эти многочисленные многоточия и знаки вопросов. Но без них здесь не обойтись. Годы не пощадили не только останки бойцов, но и реликвии, сохраняющие уже в земле память о них. Но молчать о том, что все-таки сумели обнаружить, мы не имеем права.

За десять дней работы первого «поискового» десанта на оштинской земле удалось поднять и перезахоронить останки 167 неизвестных солдат. Причем имя одного старшего лейтенанта ранее значилось на обелиске совсем в другом месте. Что заставило предположить: а нет ли и других ошибочных захоронений?

Вскрывались неожиданно и другие факты. Скажем, старожилы утверждали, что близ деревни Рокса почти нет захоронений неизвестных солдат. В действительности там оказалось более ста останков. Благодаря отзывчивости местного населения, чуткости и вниманию к поисковой работе жителей Оштинского сельсовета на карте будущих раскопок появились новые адреса, нуждающиеся в скорейшем изучении.

Почему говорю «в скорейшем»? Да потому, что большая часть информации о горячих точках Оштинского рубежа идет от местных ветеранов минувшей войны. А их с каждым годом остается все меньше и меньше. Скажем, за шесть последних лет их число сократилось с 212 до 76 человек...

Заглядывая вперед, нужно сказать и о других проблемах, которые могут встать перед поисковыми отрядами.

Из общения с группой минеров-ветеранов, живущих в Оште и участвовавших в разминировании ее рубежей, стало ясно, что уже вскоре школьникам понадобится помощь профессиональных военных. Во всяком случае, со временем не исключается возможность выхода ребят на старые минные поля. Лимонки же дважды уже находили. Конечно, опытные инструкторы клуба «Неизвестный солдат» контролируют их работу, но вести самостоятельное разминирование они не смогут. Это надо учесть.

Как нельзя не подумать и о другом. На следующий год на Оштинский рубеж, по всей вероятности, приедет поисковый десант, значительно более многочисленный. Иначе всякая работа просто теряет смысл. Поэтому уже сегодня нужно серьезно задуматься, кто же возьмется за финансирование столь солидной акции?

В обкоме комсомола меня заверили, что в ближайшее время будет открыт специальный счет для финансирования подобных работ в рамках областной Вахты памяти. Как только это произойдет, мы обязательно опубликуем номер счета на страницах газеты. Чтобы каждый гражданин или организация могли вносить добровольные взносы на благородную цель – навсегда увековечить память тех, кто отдал свою жизнь на Оштинской линии обороны.

Источник: Варюхичев А. На рубеже / А. Варюхичев // Красный Север. – Вологда, 1990. – 22 июня.