Главная

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Документальная история войны по материалам государственных архивов Вологодской области

Воинские части, военно-санитарные поезда и эвакогоспитали

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Вологжане – Герои Советского Союза

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Вологжане – узники фашистских концлагерей

Фронтовые письма

Вологодский тыл – фронту

Труженики тыла – Оште

Помощь вологжан эвакуированному населению

Помощь блокадному Ленинграду

Дети войны

Поисковое движение в Вологодской области

«Хранить вечно»: областной кинофестиваль документальных фильмов

Стихи о войне вологодских поэтов-фронтовиков

Военные мемориалы, обелиски, парки Победы на территории Вологодской области: фотоальбомы

© Вологодская областная универсальная научная библиотека, 2015 г.

Поисковое движение в Вологодской области

Нижегородская К.
Последний окоп

И спустя шестьдесят лет продолжается битва со временем

Корреспондент «РГ» вместе с вологодскими следопытами искала останки солдат Великой Отечественной. Непросто вырвать из забвения имена солдат, без вести пропавших во время войны.

Поисковик и сапер ошибаются лишь раз

Май 2004 года. Болотистый берег реки Лезна, что в 20 км от Любани Ленинградской области. Черная жижа неумолимо засасывает, и если бы не болотные бродни, давно бы уже в носках чавкала грязь. Второй день подряд землю на двухметровом пятачке топи пропускаем через свои руки. Даже в перчатках пальцы коченеют от мерзлой воды...

Останки троих бойцов, обнаруженных здесь накануне, уже подняли. Нерасстрелянные патроны, противогазы, пробитые каски, прогнившие пехотные лопатки, осколки смертоносных снарядов – каждый метр земли нашпигован металлом, покрытым полувековой ржавчиной. И среди этого – останки советских солдат.

Это те, кто так и остался лежать на поле боя и кого давно списали на «безвозвратные» потери, а попросту говоря, забыли.

Я осторожно предлагаю ребятам-поисковикам:

– Вроде весь боец собран. Всю землю вокруг этих берез уже прошерстили. Наверное, можно закончить...

– Чувствую, кто-то еще остался! – откликается, не прекращая разбирать дерн, Марина Петрова.

В обычной жизни она неприметный сотрудник областной библиотеки. Но в экспедиции... Именно к ней за помощью обращаются даже видавшие виды поисковики.

Павлу Ятвицкому, прапорщику вологодского конвоя, достаточно было лишь немного углубиться под корни самой березы. «Солдат мне руку протянул», – и в доказательство своих слов Паша отдает вытянутую из-под мощного березового корня человеческую кость. Под другой белоствольной в 1998 году, в поселке Ошта Вологодской области вдвоем с другом прапорщик Ятвицкий поднял 18 советских бойцов.

– Не касайтесь того, что вас не касается! Ничего не разбирать, не подрывать, в лагерь железо не носить! – словно «Отче наш» чеканит командир вологодского поискового отряда Иван Дьяков. Поэтому найденные поисковиками гранаты, снаряды, патроны, мины остаются в лесу для саперов, которые регулярно наведываются на места экспедиционных раскопок и в безопасном месте взрывают смертоносные находки.

Еще свеж в памяти случай, когда группа ребят, приехавших отдохнуть в лес на майские праздники, в паре километров от нашего лагеря всю ночь напролет взрывала снаряды. На следующий день всех оглушила весть – девушку, изрешеченную осколками, несли на носилках несколько километров по лесу, чтобы доставить в близлежащую больницу. Осталась ли она жива – неизвестно...

Удачи бы на кончике ножа!

Утро в поисковом лагере начинается со свежеприготовленной гречи с тушенкой и щедро заваренного чая. Щупы, миноискатель и пехотные лопатки – основное оружие поисковиков – наготове. Впереди – пятикилометровый марш-бросок в броднях по избитой лесной дороге.

– Ну, надо же! – не унывает, застряв в очередной луже, подполковник юстиции, старший прокурор-криминалист Вологодской области Вадим Павлов. – Кто бы мне вчера предложил отмотать пять километров, чтобы в обед лапшу из пакетов похлебать, – я в ответ у виска бы пальцем покрутил! А здесь другое измерение, что ли?

– Помните, от вашей внимательности и усердия зависит, вернем ли мы из небытия еще одного солдата Великой Отечественной или нет, – в словах Дьякова нет пафоса, и каждый прекрасно понимает значимость своей работы. Перед нами «целина» – место, куда еще не ступала нога поисковика и где не шныряли «черные следопыты», интересующиеся оружием, наградами, золотыми коронками. В поиске это большая удача. С первого разведочного дня стало понятно – работы здесь хватит на несколько полевых сезонов и не одному поисковому отряду.

Метр за метром следопыты исследуют землю металлоискателем или щупом – длинной палкой с металлическим прутом. Жесткий удар, несколько движений саперной лопаткой – и на свет появляется противотанковая мина. Таким «подарком» поисковиков не удивишь.

Но вот ножом срезаешь пласт многолетней дернины, отрываешь ее, и перед тобой как на ладони – страшная картина последних минут жизни бойца. Сантиметр за сантиметром просеиваешь на отвал землю: не пропустить бы мельчайшие косточки и личные вещи погибших – пуговицы, нательные крестики и т. д. Каждый из поисковиков надеется найти рядом с останками заветную эбонитовую капсулу черного цвета, размером с небольшой мундштук. Это медальон, в котором сокрыт бумажный вкладыш, куда вписывались все данные его владельца и родных. Если время и вода пощадили бумагу и чернила – есть возможность установить личность погибшего и отыскать его родственников.

Фортуна улыбнулась

Медальон – это большая удача и редкость, поскольку начиная с 1943-го года в Советской армии смертные медальоны, как их окрестили бойцы, были отменены, и установить личность погибшего удается зачастую только по личным подписанным вещам.

В эту экспедицию фортуна дважды улыбнулась поисковику с 20-летним стажем Валерию Палаткину. Ему повезло найти рядом с останками бойцов медальоны.

Первый принадлежал Якову Константиновичу Баранову, 1906 года рождения, уроженцу деревни Орловка Челябинской области. Второй – красноармейцу Николаю Ивановичу Голубеву. «Смертная: когда погибну, сообщите, пожалуйста, моей жене и детям: Ленинградская область, п/о Любытино, с/х «Воля» Голубевой Елизавете Егоровне» – ясно читалась надпись на самодельном бумажном вкладыше.

В Любаньской болотине встретил последний час своей жизни и наш земляк-вологжанин, уроженец Усть-Кубинского района деревни Житнихино Василий Беляев, 1901 года рождения. Созвонившись с райвоенкоматом, вологодским поисковикам удалось найти родственницу Василия Павловича, которая 10 мая приехала на воинский мемориал Чудской Бор Ленинградской области и присутствовала на торжественной церемонии захоронения останков поднятых под Любанью советских солдат.

Всего за тринадцать дней последней экспедиции вологодскими поисковиками были подняты останки 45 бойцов Красной Армии, 2 медальона, три именные ложки и фотография женщины, найденная у одного из солдат.

Следующая смена у поисковиков, «последних рабочих войны», начнется в сентябре 2004 года.

Источник: Нижегородская К. Последний окоп / К. Нижегородская // Российская газета. – 2004. – 22 июня. – С. 6 : фот.