Главная

Вологодская область в годы Великой Отечественной войны

Документальная история войны по материалам государственных архивов Вологодской области

Воинские части, военно-санитарные поезда и эвакогоспитали

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Вологжане – Герои Советского Союза

Вологжане на фронтах Великой Отечественной войны

Участие вологжан в партизанском движении и движении Сопротивления

Вологжане – узники фашистских концлагерей

Фронтовые письма

Вологодский тыл – фронту

Труженики тыла – Оште

Помощь вологжан эвакуированному населению

Помощь блокадному Ленинграду

Дети войны

Поисковое движение в Вологодской области

Единая информационная база на погибших вологжан (Парфинский район, Новогородская область)

«Хранить вечно»: областной кинофестиваль документальных фильмов

Стихи о войне вологодских поэтов-фронтовиков

Военные мемориалы, обелиски, парки Победы на территории Вологодской области: фотоальбомы

© Вологодская областная универсальная научная библиотека, 2015 г.

Военные действия на территории области. Оборона Ошты (Вытегорский район)

Михеев В.И.
Оштинская оборона (1941-1944 гг.)

Ошта – районный центр на северо-западе Вологодской области, в нескольких десятках километров от южного берега Онежского озера. В годы Великой Отечественной войны этот район Вологодчины находился в зоне боевых действий и частично оказался во вражеской оккупации. Осенью 1941 г. обстановка на советско-германском фронте была очень напряженной. Враг блокировал Ленинград, угрожал Москве, рвался к Харькову, в Донбасс и Крым. Цель осенних операций фашистов была изложена в директиве №35 германского верховного главнокомандования от 6 сентября 1941 г.: группе армий «Север» предлагалось совместно с соединениями Финляндии – союзника Германии – окружить советские войска в районе Ленинграда, затем до 15 сентября высвободить значительную часть подвижных войск и авиации для переброски в группу армий «Центр», которой в конце того же месяца предписывалось перейти в решительное наступление на московском направлении. Гитлеровцы планировали также осуществить полное двойное окружение Ленинграда: сначала, ударив через Неву на север, создать внутреннее кольцо, а затем, наступая от р. Волхов в северо-восточном направлении, соединиться с финскими войсками на р. Свирь[1].

С падением Тихвина 8 ноября 1941 г. оказалась перерезанной последняя железнодорожная магистраль, по которой до побережья Ладожского озера шли грузы в осажденный Ленинград. Враг предполагал двинуться далее на Вологду и отрезать Советский Север от Центра. Значительную роль в своих планах гитлеровцы отводили Финляндии. Одна из финских армий, Юго-Восточная, должна была занять Карельский перешеек и во взаимодействии с войсками группы армий «Север» захватить Ленинград; другая, Карельская, – наступать между Онежским и Ладожским озерами и соединиться на Свири с гитлеровцами[2]. Реакционные финские круги, стоявшие тогда у руководства страной, лелеяли замысел создания «Великой Финляндии». Так, финский военнопленный капрал Тютренен показал на допросе: «Финские офицеры убеждают солдат, что финская армия воюет за «Великую Финляндию»[3]. После того, как финнов остановили на Свири, их оборона на участке от Ошты до Свирьстроя включила плацдарм на южном берегу реки[4].

Первый удар противника на подступах к Оште приняли на себя бойцы местного истребительного батальона. Решение о его организации Вологодский обком ВКП(б) вынес еще в конце июня 1941 года Непосредственное участие в создании батальона принял Оштинский райком ВКП(б). Командиром батальона был назначен его секретарь Е.Я. Беззаботин, комиссаром – первый секретарь А.Е. Ершов, начальником штаба – заведующий военным отделом Ф.И. Игнатьев[5]. Батальон был сформирован на добровольных началах. Его костяк составили партийные, комсомольские и профсоюзные активисты, учителя, врачи, агрономы, рабочие, колхозники, учащиеся старших классов Оштинской средней школы. Подразделение подчинялось Оштинскому райкому ВКП(б), его командование отчитывалось также перед Вологодским обкомом партии и областным управлением НКВД. Среди бойцов выделялись опытом, полученным в первой мировой и гражданской войнах, директор Оштинского леспромхоза Н.В. Поскачев. заведующий РОНО А.П. Болгачев, заведующий избой-читальней Ф.П. Малахеев. В составе батальона насчитывалось 125 человек[6].

Первая задача, которая встала перед воинами батальона, – немедленная эвакуация населения из угрожаемого района, а также имущества государственных и кооперативных предприятий. С поставленной задачей они справились: было эвакуировано население пяти сельсоветов и районного центра Ошты, более 15 тыс. человек[7].

Вскоре оштинские народные мстители вплотную столкнулись с финскими войсками. «В ночь на 7 октября в кабинете первого секретаря Оштинского райкома партии Александра Ефремовича Ершова собрались командиры истребительного батальона... Еще несколько часов назад это были совсем штатские, правда, до смерти уставшие, партийные и хозяйственные руководители района, агрономы, учителя. А с этой минуты нет больше здесь председателей колхозов, учителей, агрономов. Все они – командиры подразделений одного батальона, бойцы одной огромной армии, поднявшейся на защиту родной земли... В каком направлении отступили наши части, неизвестно, говорил Ершов, обстановка сложная. Наши войска оставили Вознесенье (поселок в устье р. Свирь, примерно в 20 км севернее Ошты. – В.М.). Установить с ними связь не удалось. Возможно, что впереди у нас нет никакого заслона. Это даст возможность врагу, несмотря на распутицу, двигаться до Ошты без остановки.

Во всяком случае, первые группы вражеских разведчиков могут появиться уже через несколько часов. Мы должны быть готовы к встрече с ними. Выступаем через час... Черная ночь. Только шуршат под ногами опавшие листья. Это второй отряд вышел навстречу врагу. Ведет его командир батальона Евгений Яковлевич Беззаботин. Остановились, когда впереди замелькали огни. Ветер доносил обрывки чужой речи... Отряд замер. По цепочке передается: собрать в голову колонны все имеющиеся в отряде бутылки с горючей смесью... Почти одновременно в разных местах деревни Симаново вспыхивают огни. А следом в ночную тишину врываются отчаянные крики, брань, звон стекол, выстрелы.

Беспорядочно отстреливаясь, шюцкоровцы[8] отступили в лес... Этой же ночью встретился с врагом и первый отряд, вышедший к Вознесенскому тракту»[9].

В течение 12 часов оштинцы сдерживали натиск врага. Но противнику все же удалось овладеть рядом населенных пунктов западнее Ошты. Группы вражеских автоматчиков просочились в деревни Тарасино, Рагозино, Осипово, заняли дер. Залесье. Продолжая сопротивление, бойцы истребительного батальона поджигали бутылками с горючей смесью дома, где расположились финны, забрасывали врага гранатами.

В бою за дер. Симаново братья И.Ф., А.Ф. и П.Ф. Стафеевы подожгли собственный дом, в котором находились шюцкоровцы. Самоотверженно дрались комиссар отряда, бывший заместитель начальника Оштинской МТС А.А. Сотин, бойцы батальона И.К. Сотин, Ф.Г. Петров, Н.С. Кулев, А.С. Чванин, А.И. Барбашев и др.

На помощь оштинцам подоспели регулярные части 272-й стрелковой дивизии, предпринявшие попытку с ходу перейти в наступление[10]. Дивизия была в спешном порядке переброшена на этот оголенный участок фронта из-под Петрозаводска, где вела бои с начала войны. «Тогда, осенью сорок первого, – вспоминал командир дивизии генерал-майор З.Н. Алексеев, – все преимущества... в этом районе были на стороне врага. Его части подошли к Оштинскому рубежу    полнокровные, свежие. А 272-я дивизия к этому времени провела в боях уже несколько месяцев». Вот что доносил штаб дивизии 3 ноября 1941 г. о состоянии 1065-го полка, который занимал оборону в районе Ошты: «В результате непрерывных боев полк имеет в отдельных ротах до 12-15 человек, почти не имеет командного состава... Требуется срочное пополнение людьми: не менее 3-4 тысяч и почти 80% командного состава полков»[11]. Но преимуществом советских солдат были мужество, героизм, упорство, рожденные сознанием того, что они выполняют свой священный долг.

Вскоре противник был выбит из дер. Залесье. В течение нескольких дней бойцы 1065-го стрелкового полка вели бои за дер. Симаново, вновь занятую финнами 19 октября. Ворвавшись в деревню, они встретили упорное и организованное сопротивление хорошо вооруженного противника. Враг вел непрерывный артиллерийский и очень плотный минометный огонь, обстреливая наших бойцов с чердаков и из других укрытий. Пришлось залечь, а затем отойти. В бою погибли командир 7-й роты А.Ф. Бондарчук и несколько бойцов. В ночь на 21 октября деревня была вновь атакована 8-й ротой, скрытно сосредоточившейся на ее подступах, а затем были отбиты у врага деревни Коромыслово, Осипово, что вынудило его перейти к длительной обороне. На участке фронта, протянувшемся по вологодской земле на 20-25 км, шли схватки, которые в боевых донесениях обычно называли боями «местного значения». Но советские воины, сражавшиеся здесь, отвлекали на себя силы врага и тем самым облегчали положение наших частей под Ленинградом и Тихвином.

Оштинскому истребительному батальону, согласно приказу командования, поручалась оборона левого фланга, в который входило несколько деревень. Хорошо зная местность, бойцы батальона были прекрасными разведчиками, проникали в глубокий тыл врага и приносили ценные сведения, передававшиеся в штаб дивизии. Многих славных воинов недосчитались тогда оштинцы, а в 1942 г. оставшиеся вступили в ряды Красной Армии, и тогда же весной на смену 272-й стрелковой дивизии подошла 368-я стрелковая дивизия, сформированная в августе 1941 г. в Тюмени. Командовал ею полковник Ф.А. Осташенко – участник гражданской войны, кадровый офицер. «1 апреля, – рассказывает комиссар дивизии Ф.М. Напалков, – прибыли в район деревни Патрикеевской, на рассвете 3 апреля полки и батальоны дивизии произвели смену обороняющихся частей 272-й стрелковой дивизии. Всего 300-400 м, а на отдельных болотистых участках до 1-1,5 км отделяли позиции 368-й с. д. от белофиннов... По фронту участок обороны дивизии составлял около 15 километров»[12].

«С момента занятия нами рубежей обороны, – сообщало командование 368-й дивизии в Вологодский областной комитет партии и облисполком, – враг не только не смог сколько-нибудь продвинуться вперед, а, наоборот, на отдельных участках мы улучшили свои позиции, потеснив белофиннов. В нашем соединении, как и во всей Красной Армии, зародилось движение истребителей врага – стахановцев фронта. Снайперские выстрелы на нашем участке фронта не смолкают ни днем, ни ночью. Благодаря широкому развитию снайперского движения дивизия удерживает инициативу в своих руках. Истребители загнали врага в землю, нагнали на него животный страх. Белобандиты не видят покоя ни днем, ни ночью. Одна наша часть за три месяца уничтожила более тысячи белофиннов»[13]. Инициатором снайперского движения на оштинском участке фронта стал старшина 272-й стрелковой дивизии С.А. Закатов. Однажды, поднявшись на чердак полуразрушенного деревянного дома, где размещался его взвод, Закатов внимательно осмотрел сверху ту сторону, где окопался враг. Оккупанты ходили тогда по чужой земле, как у себя дома, в полный рост. Бывший тихвинский лесничий для начала сразил троих. Затем его счет заметно вырос. Закатов снимал то часового, то денщика, отправленного за обедом для офицера... К концу 1942 г. в дивизии насчитывалось уже 653 снайпера[14].

Противник, захватнические планы которого оказались сорванными, вымещал злобу на мирных жителях, подвергая поселки артиллерийскому обстрелу. Ошта была полностью разрушена, чудом сохранились только часть церкви и двухэтажный дом без окон. Жестоко истязали враги пленных красноармейцев[15].

Весной 1944 г. Карельский фронт начал подготовку к проведению Свирско-Петрозаводской наступательной операции. Победы Красной Армии на фронтах Великой Отечественной войны и героическая работа тружеников советского тыла создали необходимые условия для удара и по группе финских войск, захвативших Южную Карелию. Однако, опираясь на водные преграды, они пытались максимально усилить оборонительные рубежи. Не благоприятствовала продвижению наших войск и местность: более пятой части района боевых действий занимали болота и заболоченные участки[16]. Предстоявшая операция требовала тщательной подготовки, значительных сил и средств, высокого воинского мастерства. Она началась 21 июня 1944 года. В течение первого дня советские войска форсировали р. Свирь, прорвали главную полосу вражеской обороны на участке шириной в 12 км и продвинулись вглубь до 6 километров[17]. С утра 22 июня после короткого огневого налета два полка 368-й стрелковой дивизии форсировали Свирь на подручных средствах в районе Иваньково и захватили плацдарм. Местность оказалась заболоченной, и для личного состава дивизии возникли дополнительные трудности. Командование отдало приказ Онежской военной флотилии обеспечить форсирование Свири 368-й стрелковой дивизией в районе Вознесенья. Вступили в бой реактивные минометы, а также реактивная артиллерия, имевшаяся на судах военной флотилии; значительная поддержка наступавшим была оказана высадкой десанта.

Враг имел здесь глубоко эшелонированную оборонительную систему: дзоты и доты с развитой сетью траншей, ходов сообщения, проволочных заграждений, минных полей. Через каждые 3-4 км нужно было с боем преодолевать укрепления. Это очень затрудняло наступательные действия наших войск, но не могло остановить их натиск. Воины Красной Армии упорно продвигались вперед, к Петрозаводску и вдоль восточного берега Онежского озера. Победное наступление советских войск заставило Финляндию признать, что война ею фактически проиграна. 4 сентября 1944 г. финское правительство вынуждено было заявить о разрыве отношений с фашистской Германией, а 19 сентября, спустя две недели, в Москве было подписано перемирие с Финляндией[18].

На освобожденных от врага территориях предстояла большая работа по восстановлению мирной жизни. Ущерб, причиненный противником, был весьма значительным. В информации Вологодского обкома партии о мероприятиях по оказанию помощи Оштинскому району, в частности, говорилось: «Артиллерийским огнем врага полностью разрушены районный центр, 12 колхозов, МТС, лесопункт и одна запань. На территории, подвергшейся военным действиям, полностью уничтожены 1166 зданий, из них 11 школьных, 7 медицинских, 13 промышленных, 2 электростанции и другие. 29 колхозов почти полностью лишились рабочего и продуктивного скота»[19]. По неполным данным, району был нанесен ущерб на сумму 13 783 млн. руб., без учета материальных ценностей, утраченных при эвакуации колхозами и предприятиями, колхозниками, рабочими и служащими[20].

Сразу же после изгнания врага районная партийная организация возглавила работу по восстановлению разрушенного войной хозяйства. В течение августа – сентября 1944 г. было реэвакуировано 318 хозяйств, заканчивалась реэвакуация еще 237[21]. Предстояли также сложные и опасные работы по разминированию освобожденной территории. По данным инженерного управления Карельского фронта, в районе имелось 123 минных поля (на площади 124 кв. км), на которых было свыше 56 тыс. мин[22]. Разминирование началось 26 июня 1944 года. Для этого прибыл саперный батальон, состоявший в основном из молодых девушек-комсомолок, посланцев Вытегорской и Оштинской организаций ВЛКСМ. Подготовку и обучение они прошли в Вытегре.

На практике им пришлось столкнуться с немалыми трудностями. Вот что рассказывает одна из участниц разминирования, командир взвода Т.А. Котовская (Некрасова): «Повсюду обгоревшие пни, землянки, колючая проволока. Работать невыносимо трудно. Густая трава по пояс. Некоторые мины установлены еще в 1941-1942 годах, обросли толстым слоем дерна, находились под кирпичами и при этом были самых разнообразных типов. В целом насчитывалось до 30 различных видов мин, к тому же множество неразорвавшихся снарядов разного калибра. Финские землянки были тоже заминированы самодельными минами. Вначале мы вели работы вручную, были случаи подрыва, затем получили миноискатели. Помню, как погибла Женя Панфилова. Она шла в 200 метрах от меня. Был жаркий летний день. На отдыхе она заплела себе косички, смеялась, разговаривала, а когда вновь приступили к работе, через несколько минут раздался оглушительный взрыв противотанковой мины. И она погибла... В первый год многие мои товарищи подорвались на минах: Шура Харитонова, Тася Новожилова, Маруся Кипрова, Надя Терехова. В ходе разминирования погибли 13 человек, 50 были ранены»[23]. Всего на разминировании здесь работало 165 человек[24]. К 20 сентября 1944 г. комсомольцы разминировали 15 минных полей площадью 48 кв. километров. В числе лучших минеров следует назвать Л. Ивойлову, А. Красильникову, A. Заморину, Л. Квасову, И. Еремину, B. Гришкину и других, проработавших три лета. Это был подлинно героический подвиг советской молодежи. Затем работы по разминированию были продолжены регулярными воинскими саперными подразделениями.

Дорогой ценой далась советским людям борьба за мирную жизнь в Оштинском р-не (ныне Вытегорский р-н) Вологодской области. В центре Ошты высится памятник. На его мраморных плитах высечены имена павших. Их много. Это те, кто отдал здесь свою жизнь за счастье жить, трудиться во имя социалистической Родины.

Примечания:

1 История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945. Т. 2. М. 1961. с. 208.

2 3убаков В.Е. Ленинград – город- герой. М. 1981, с. 16.

3 Вытегорский краеведческий музей Вологодской обл., науч. ф., д. 272-й стрелковой дивизии.

4 История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945. Т. 4. М. 1962, с. 136-137.

5 Очерки истории Вологодской организации КПСС. Вологда. 1969, с. 494; Партийный архив Вологодской области (ПАВО), ф. 2522, оп. 3, д. 74, л. 35.

6 ПАВО, ф. 725, оп. 2, д. 155, л. 41.

7 Очерки истории Вологодской организации КПСС, с. 494-495.

8 Шюцкор – военизированная организация финляндской буржуазии и кулачества, которая во время второй мировой войны вошла в состав вооруженных сил Финляндии.

9 Спивак Т. Оштинская тетрадь. Б.м. 1972, с. 14-17.

10 Малков В. На Оштинском рубеже. В кн.: Дорогие сердцу места. Архангельск. 1979. с. 93.

11 Спивак Т. Ук. соч., с. 20-21.

12 Напалков Ф. М., Вечер М.Н., Медведев Е.В. От Тюмени до Киркенеса. Свердловск. 1976, с. 19.

13 Малков В. Ук. соч., с. 94.

14 Напалков Ф.М., Вечер М.Н., Медведев Е.В. Ук. соч., с. 53.

15 Вытегорский краеведческий музей Вологодской обл., науч. ф., д. 368-й стрелковой дивизии.

16 Битва за Ленинград. 1941-1944 гг. М., 1964, с. 492-493.

17 История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945. Т. 4, с. 143, 145.

18 Там же, с. 150.

19 Вологодская область в годы Великой Отечественной войны. Сб. док. Вологда. 1971, с. 199.

20 Красный Север, Вологда, 23.VI.1979.

21 Там же.

22 Вологодская область в годы Великой Отечественной войны, с. 199.

23 Коммунист, Череповец, 9.V.1984.

24 Вологодская область в годы Великой Отечественной войны, с. 198-199.

Источник: Михеев В.И. Оштинская оборона (1941-1944 гг.) / В.И. Михеев // Вопросы истории. – 1985. – № 2. – С. 180-184.