Бондаренко О. В зырянском плену / О. Бондаренко // Дым Отечества, 2004-2005. – Сыктывкар, 2010. – Вып. 5. – С. 594-596.
   
 

Бондаренко О. В зырянском плену

В августе 1914 года на улицах коми села Выльгорт зазвучала непривычная для местного населения немецкая речь. Позднее и в других населенных пунктах Коми края можно было встретить людей, не только разговаривавших на других языках, но и одетых по-иному. Это были подданные Германии и Австро-Венгрии. С началом Первой мировой войны Россия, как и другие страны, предприняла ряд мер против подданных стран-противников, проживавших на ее территории. Мужчины призывного возраста из центральных городов высылались под гласный надзор полиции на окраины. Село Выльгорт стало одним из мест такой высылки.

Германских подданных, определенных на местожительство в Выльгорт, звали так: Пендерак Фридрих, Латняк Эмиль, Гониш Иосиф, Ботур Юлиус, Ботур Вильгельм, Дин Вибель Август, Бобка Карл, Лискес Карл, Ванпих Готлиб, Стасрецкий Станислав, Палетта Курт, Рауволф Корнелий, Денгер Рихард, Клингельб Вилли, Мюллер Густав, Рейф Отто, Нешке Кондрат, Дикман Гейнрих, Видеман Отто, Мира Константин, Артур Карлов. Уездный исправник сообщал выльгортскому уряднику: «...Все посылаемые Вам военнопленные до объявления войны проживали в Российской империи и объявлены военнопленными со дня объявления войны лишь только потому, что они соответствуют по возрасту лицам, призванным на действительную военную службу. Все они должны жить, не занимая квартиры с комфортом, а могут лишь только семейные занимать одну комнату с женой, а холостые занимать одну комнату, в которой должны помещаться от 2 до 4 человек. Вся получаемая на них корреспонденция должна просматриваться, письма вскрываться и уже по просмотре передаваться по назначению, а также следует поступать и с посылками... Военнопленные не должны выходить на улицы позже 8 часов вечера, не собираться на улицах и площадях группой более трех человек, виновных в нарушении обязательного постановления привлекать к ответственности...»

В этот же день уряднику поступило другое донесение: «С посылаемыми к Вам военнопленными, германскими и австрийскими подданными, нужно обходиться корректно, и не вызывать никаких осложнений, и не допускать таковых со стороны населения, так как всякие осложнения вызовут вмешательство иностранных посольств, и через это могут произойти нежелаемые осложнения».

Высланные могли получать корреспонденцию, переводы. Денежные переводы выдавались под расписку получателей. Им запрещалось без разрешения покидать места поселений, в случае нарушения они подвергались аресту, доставлялись в полицейское управление и заключались в тюрьму. В случае необходимости могли посетить Усть-Сысольск, для этого должны были получить проходное свидетельство, в котором делались отметки о прибытии в город.

В 1916 году произошло ужесточение порядков содержания военнопленных. Урядникам предписывалось завести «именной список военнообязанных и проверять последних как непосредственно, так и через находящихся в уезде стражников ежедневно не менее одного раза...»

Прибывшие на территорию Коми края оказались в затруднительном материальном положении. Деньги, привезенные с собой, быстро иссякли. Для оказания нуждающимся был создан комитет помощи из самих высланных.

Кроме Выльгорта, высланные проживали в Яренске, Усть-Сысольске, а также в Усть-Выми, Айкино, Жешарте, Серегово, Коквицах, Часово, Туръе, Глотово, Гаме и т.д. Среди них были люди разных профессий: бетонный мастер, живописец, официант, кочегар на пароходе, шофер, механик, агроном. Не каждый смог подыскать себе работу. В ответах на вопрос «причины отсутствия заработка» часто встречались объяснения: «по специальности нет предложений», «никто не предлагает работу». Удачливее других оказался высланный Кербер. Будучи рыбоводом-инструктором, он в Айкино с успехом занимался работами по штукатурному и печному делу, а также конопатием. Садовник Лоренц здесь же работал на заготовке дров, занимался земледелием, исполнял другие работы. Квигирау в Серегово производил починку часов. Но из-за отсутствия инструментов часто починка не доводилась до конца.

Высланные поначалу находились без родных. Затем последовало разрешение правительства России о возможном пребывании рядом с ними жен, матерей, сестер. Жены приезжали вместе с детьми. Это создавало дополнительные трудности: нужно было искать помещение, да и прокормиться семейству было гораздо сложнее. Тем не менее некоторые из высланных оставались на территории Коми края более трех лет.

В годы Первой мировой войны во многих городах России открылись специальные пункты для размещения военнопленных. В Усть-Сысольске такой пункт появился летом 1916 года. Сюда направлялись пленные офицеры австрийской армии. Первыми военнопленными офицерами австрийской армии, привезенными в город 19 июля 1916 года из Кинешмы, были чех Чепнек Эммануил и поляк Энох Людвиг. Удалось установить имена трех офицеров болгарской армии, привезенных в Усть-Сысольск. Это Крестов Крестю, Хитров Панайот, Салашев Степан. В столицу Зырянского края направлялись военнопленные и из других городов России за совершенные побеги, антироссийскую пропаганду среди солдат. Содержались они здесь исключительно на тюремном режиме, им запрещались и прогулки по городу.

Пункт размещения военнопленных был рассчитан на 60 человек. За весь период его существования через Усть-Сысольск прошло более 200 человек. В их числе были и рядовые австрийской армии. Среди пленных находились люди разных национальностей: чехи, румыны, украинцы, русские, сербы.

Для размещения военнопленных было выделено старое помещение женской гимназии. Здесь пленные проводили круглые сутки. Духота и теснота вредно влияли на их здоровье. Для снабжения продовольствием привлекались подрядчики. Чай, сушеную и соленую рыбу пленные могли покупать в магазинах города. Четыре поста, созданных в Усть-Сысольске, были призваны поддерживать порядок. Для несения караула сюда отправили 15 солдат из 670-й пешей Костромской дружины. Позднее прибыли еще пять ратников из Нижегородской дружины.

Несмотря на охрану, иногда случались побеги. Так, в ночь с 6 на 7 августа 1916 года бежали пять офицеров. Их полиция задержала через семь дней в 70 верстах от города. Незнание местности и коми языка не могли обеспечить побег. Наказание же последовало жестокое: три месяца после поимки беглецы содержались под замком.

Информация об условиях содержания офицеров и солдат в Усть-Сысольске попала за пределы России. В июле 1917 года Красный Крест Дании через особый комитет помощи военнопленным передал заявление австрийского Красного Креста касательно дурного обращения и недостаточного питания военнопленных в Усть-Сысольске. Королевская шведская комиссия писала, что «по дошедшим до комиссии сведениям, условия жизни в офицерском лагере в последнее время ухудшилось. Ощущается большой недостаток в пище, и, кроме того, офицеры подвергаются также весьма суровому обращению». Эти заявления требовали объяснений. Уездный земский начальник в отчете напомнил, что в Усть-Сысольске военнопленные содержатся на строгом тюремном режиме, но вынужден был признать, что жилищные условия у них неблагоприятные. Продолжительность прогулки с этого времени увеличили с одного часа до двух. Требование же военнопленных о прогулках по городу было отменено воинским начальником по той же причине, «что в г.Усть- Сысольске проживает много высланных из России германских и австрийских подданных, которые при этих прогулках несомненно будут искать встреч с военнопленными и вести тайную переписку». Все эти события приобрели нежелательную огласку. В 1918 году пункт размещения военнопленных в Усть-Сысольске закрыли.

Ольга БОНДАРЕНКО,
доцент Сыктывкарского университета.
«Дым Отечества», 18 декабря 2004 года.

Источник: Бондаренко О. В зырянском плену / О. Бондаренко // Дым Отечества, 2004-2005. – Сыктывкар, 2010. – Вып. 5. – С. 594-596.

 
 
© Вологодская областная универсальная научная библиотека, 2014 г.

н
а
в
е
р
х