Копничева Г.М. Если под Вологдой и есть алмазы, добывать их не будут – слишком сложно и дорого... : [беседа с нач. упр. по геологии и использованию недр Г.М. Копничевой] / записал В. Романов // Вологодские новости. – 1998. – 2-8 июля. – С. 7.
 
 
© Вологодская областная универсальная научная библиотека, 2014 г.
 

Г.М. Копничева
Если под Вологдой и есть алмазы, добывать их не будут – слишком сложно и дорого... : [беседа с нач. упр. по геологии и использованию недр Г.М. Копничевой]

В последние годы после активизации на Вологодчине региональных геологических исследований на нефть, газ и алмазы заметно возрос интерес к ее подземным кладовым. Рассказать о перспективах алмазодобычи в области и ответить на ряд вопросов мы попросили начальника управления по геологии и использованию недр Г. М. Копничеву.

 

– Галина Михайловна, насколько помнится, еще 10-12 лет назад о возможных месторождениях алмазов в нашей области нигде широко не говорилось, и лишь с начала 90-х годов в прессе стали появляться первые публикации о наличии залежей драгоценных камней. На чем основывается эта уверенность?

– Геологическое картирование области началось в 60-х годах. Но лишь в начале 90-х в результате специальных геолого-геофизических исследований в северо-восточной части области (а это Великоустюгский, Тарногский и Нюксенский районы) были выявлены перспективные на алмазы территории.

– А вы не боитесь, что после этого интервью в вышеназванные районы нагрянут толпы полуподпольных алмазодобытчиков?

– Нет, не боюсь. Во-первых, сейчас выделены лишь перспективные площади. Во-вторых, если месторождения и будут обнаружены, то частным лицам, вооруженным лопатами, кирками или экскаваторами, их «полуподпольно» не достать. Дело в том, что, по предварительным данным, алмазосодержащие породы залегают довольно глубоко от поверхности в небольших по площади телах кимберлитовых трубок.

Сверху они перекрыты мощной (50 метров и более) толщей суглинков, глин, песков и гравия. Для того чтобы определить, где именно находятся эти трубки, есть ли в них алмазы и на какой они глубине, необходим большой комплекс исследований, в том числе и бурение скважин.

– И много их уже пробурили?

– В 1994 году в результате конкурса на геологическое изучение и последующую добычу коренных (кимберлитовых) алмазов заветная лицензия досталась архангельскому АО «Кратон». Специалисты этого предприятия выполнили магнитную съемку, шлиховое опробование, пробурили несколько скважин глубиной от 40 до 100 метров. Но пока о конкретных результатах говорить рано.

– О том, находили или не находили в нашей области алмазы, в прессе до сих пор существуют разночтения...

– Ранее при бурении на одной из площадей были найдены единичные алмазные зерна.

– И все-таки вы надеетесь, что алмазные залежи на Вологодчине будут открыты?

– Со 100-процентной гарантией я этого утверждать не берусь, хотя все предпосылки к возможному залеганию в наших недрах алмазов, вроде бы, имеются. Во-первых, найдено много минералов-спутников алмазов: пиропов и хромшпинелидов. Во-вторых, при бурении подняты образцы брекчированной горной породы (предположительно, это кимберлитовая брекчия). В-третьих, оптимизм внушает открытие месторождений алмазов в соседней Архангельской области.

– Насколько я понял из ваших слов, самыми перспективными считаются три района на северо-востоке области. А могут ли коренные алмазы залегать где-нибудь поблизости от Вологды, например, в Прилуках или под Соборной горкой?

– В принципе, подобной возможности я не исключаю. Но, согласно исследованиям, такие месторождения находились бы на очень большой глубине. Поэтому затраты даже на их изучение в настоящее время нецелесообразны.

– Галина Михайловна, в свое время наша газета подробно сообщала о поисках нефти на Федотовской площадке. Основной информацией читатели наверняка владеют. Поэтому, чтобы не повторяться, ответьте только на один «нефтяной» вопрос: действительно ли прогнозируемые запасы «черного золота» в недрах Вологодской области оцениваются в 650 миллионов тонн?

– Да, а по мнению некоторых ученых, даже больше.

– Скажите, крупные месторождения природного газа в области могут быть?

– Это маловероятно. Все полученные до сих пор данные свидетельствуют о том, что в недрах нашей области на протяжении многих геологических периодов существовали более благоприятные условия для формирования жидких углеводородов, т.е. нефти.

– За вашей спиной висит карта полезных ископаемых области, испещренная множеством значков и пометок. Неужели наши недра так богаты?

– Насколько именно богаты недра нашей области, мы до сих пор знаем недостаточно, так как, по сравнению с соседними областями, наша изучалась менее активно. Поэтому на карте показаны только месторождения общераспространенных полезных ископаемых, залегающих практически на поверхности. И как вы, наверное, заметили, месторождения по области распространены крайне неравномерно. На учете в управлении геологии состоит около 2000 месторождений торфа и почти 600 месторождений других полезных ископаемых. Одних только видов песков у нас около полудюжины: это пески для производства силикатного кирпича, бутылочного стекла, пески строительные, песчано-гравийные смеси для бетона, дорожного строительства. Очень ценными качествами обладают формовочные пески одного из месторождений в Вытегорском районе. Они на 98 процентов состоят из кварца и пригодны для производства оконного стекла.

– А что еще есть в наших подземных кладовых?

– Разнообразные глины. Это и кирпично-черепичные, глины для производства керамзитового гравия. А в Вытегорском районе имеется месторождение красящих глин-охр, пригодных для производства густотертых красок. Выявлены перспективные участки на светложгущиеся глины.

Область богата торфом. Его можно применять не только как топливо или удобрение, но и получать воск, а также использовать в виде кормовых дрожжей. Совсем недавно специалистами «Тверьгражданпроекта» на основе торфа создан новый строительный материал – геокар. Он представляет собой стеновые блоки с пожароустойчивой пропиткой и хорошими теплоизоляционными свойствами.

Добывают в области известняки и доломиты. На северо-востоке находится крупнейшее в регионе месторождение флюсовых известняков, используемых ОАО «Северсталь» в конвертерном производстве. Известняки Бабаевского района пригодны как для применения в сельском хозяйстве (известкование кислых почв), так и для производства строительной извести.

Другим богатством нашей области являются подземные минеральные воды. На базе некоторых месторождений организован промышленный розлив. Вода Великоустюгская, Никольская, Вологодская разнообразна по вкусу и целебным свойствам. О наших минеральных водах можно рассказывать очень долго. Вообще, это отдельная тема.

– Знаю, что на этот год в области принята большая программа геологоразведочных работ. Она предусматривает финансирование в объеме 2 миллионов 400 тысяч «новых» рублей. Откуда у нашей области, задыхающейся в тисках неплатежей, такие деньги?

– В соответствии с законодательством о недрах, с предприятий, добывающих полезные ископаемые, взимаются отчисления на воспроизводство минерально-сырьевой базы, т.е. на поиски новых месторождений. Для обеспечения целевого использования этих средств создан бюджетный фонд. В программе геологоразведочных работ на 1998 год предусматривается проведение поисков стекольных песков для чагодощенского и харовского заводов, питьевых подземных вод для водоснабжения Кадникова, песчано-гравийного материала для строительной индустрии Вологодского района.

– В завершение нашей беседы хотелось бы задать несколько чисто обывательских вопросов, ответы на которые, думается, будут интересны даже плохо разбирающимся в геологических тонкостях. Скажите, в нашей области возможны разрушительные землетрясения?

– Нет. Но, что интересно, в летописях Великого Устюга XVII века говорится о некоем «страшном трусе». Если это действительно было землетрясение, то для того чтобы испугать летописца и его современников, сила подземных толчков должна была составлять не менее 4 баллов. По предположениям ученых Института географии Академии наук, эпицентр полумифического землетрясения мог находиться в нескольких сотнях километров к северо-востоку от Великого Устюга.

Других сведений о землетрясениях в нашей области нет. Вологодчина не считается сейсмоопасной зоной. Мы находимся в пределах Русской платформы. А это такая континентальная структура, в недрах которой уже не происходят бурные процессы. До нас могут дойти лишь слабые колебательные движения (сейсмические волны) от сильных землетрясений в тектонически активных регионах. Когда в 1977 году в Румынии произошло разрушительное землетрясение силой 10 баллов в эпицентре, слабые подземные колебания в 3-4 балла дошли до Москвы. В Вологде же они почти не ощущались.

– Недавно по телеканалам прошел сюжет о том, что в центре Москвы образовалась 30-метровая воронка,«засосавшая» автомашину и часть близлежащего здания. Вологде такие катаклизмы не грозят?

– Природного характера – нет, а вот техногенные аварии прогнозировать сложнее. В той же Москве провалы образовались в местах прорыва подземной теплотрассы.

Безопасность зданий от влияния экзогенных (поверхностных) геологических процессов обеспечивается еще на предпроектной и стадии инженерно-геологических изысканий. Определяются гидрологические условия, физико-механические свойства и несущая способность грунтов, которые будут лежать в основании фундамента здания.

– У меня есть подробный атлас Советского Союза, выпущенный в 1954 году. На одной из карт, где показаны действующие и потухшие вулканы, обнаружил любопытный значок. Оказывается, на берегу Онежского озера располагается древний вулканический кратер. Может ли такое быть или в атлас вкралась опечатка?

– Вулканическая деятельность на территории, где сейчас расположено Онежское озеро, действительно имела место. Но это было в позднем протерозое, около миллиона лет назад.

– В Архангельской области есть несколько крупных пещер. А у нас?

– По характеру происхождения известно около десятка различных видов пещер. Наиболее распространены пещеры, образовавшиеся в результате подземного карста (растворения водой слабых горных пород). В нашей области (на северо-западе и западе, где залегают карбонатные пород – известняки и доломиты) развит поверхностный карст. Результатом его деятельности стали многочисленные воронки, а также ряд котловин, в которых сейчас расположены такие озера, как Шимозеро, Куштозеро и другие.

Беседу вел В. Романов.

Источник: Копничева Г.М. Если под Вологдой и есть алмазы, добывать их не будут – слишком сложно и дорого... : [беседа с нач. упр. по геологии и использованию недр Г.М. Копничевой] / записал В. Романов // Вологодские новости. – 1998. – 2-8 июля. – С. 7.