назад

 
[Заломаиха]
// Лукина Н. Экспедиция в прошлое. – В кн.: Мой родной Вологодский район. – Вологда, 2009

VII

В 1 км от имения Порозово, на левом берегу р. Масляной, располагалось имение Михаила Алексеевича Зубова Заломаиха, где в 1869 г. он выстроил дом для своего сына Михаила Михайловича.

Михаил Михайлович Зубов (06.05.1837-22.09.1901, здесь и далее по старому стилю) окончил Николаевский военный инженерный корпус и в 1856 г. стал офицером-подпоручиком. Однако вместо инженерно-строительной деятельности он увлекся пением и стал брать частные уроки у преподавателя Петербургского театрального училища итальянца Риччи. Видимо, сильны оказались впечатления, полученные Мишей в детстве в музыкальном салоне отца в Вологде.

В 1858 г. Риччи, «предвидя в Зубове весьма полезного артиста для Русской Оперы, обладающего отличным голосом», просит о заключении с ним контракта. Директор Императорских театров обращается к министру Императорского двора с раппортом, в котором говорилось: «Удостоверившись, что Зубов имеет действительно прекрасный голос и приобрел уже много познаний в пении, ...имею честь испрашивать разрешения на заключение с ним контракта... Зубов ожидает только окончательного по сему предмету утверждения, чтобы подать прошение об увольнении его от настоящей службы по Инженерному корпусу.»

Контракт был подписан. Среди прочих в нем содержались следующие условия:

«1) Поступая на службу в звании артиста-певца к Императорским Санкт-Петербургским театрам, обязуюсь для усовершенствования себя в пении, постоянно посещать классы капельмейстера Риччи... и, обучаясь у него пению, употреблять все средства к усовершенствованию себя в оном.

2) по дебюте... моем на Театре обязуюсь играть в Русской и Итальянской Операх в качестве певца-тенора все те роли, которые будут мне... назначены, не отказываясь от оных ни под каким предлогом.

3) При поступлении на действительную службу, обязуюсь посвящать все мои дарования и способности ко благу и пользе... и играть данные мне роли..., где будет приказано, даже на двух театрах в один день, буде сие окажется нужным, не отговариваясь от того ни под каким предлогом.

4) Обязуюсь исправлять должность свою беспрекословно.»

Однако уже через год Михаилу Михайловичу пришлось уволится, т.к. Риччи уехал, и заниматься стало не с кем.

Осенью 1859 г., видимо, при поддержке отца, М.М. Зубов уезжает в Италию. Там он учится пению по итальянской методе у Прати, а потом у Буцци и выступает на сцене Миланского театра La Scala.

В Россию Михаил Михайлович вернулся через 6 лет в 1865 г. Выступал на сцене театра в Нижнем Новгороде, четыре года пел на сцене Киевской оперы, затем Харьковской и Одесской опер.

Осенью 1875 г., в возрасте 38 лет, Михаил Михайлович оставляет сцену, приезжает в Вологду и поселяется в имении Заломаиха.

На первых порах главным увлечением М.М. Зубова становится сельское хозяйство, огородничество и садоводство. В них Михаил Михайлович достиг удивительных для северной широты России результатов! Привыкший к итальянскому и южнорусскому изобилию овощей и фруктов, он выписывает экзотические растения и деревья – одних только американских орехов целых три. Из его письма узнаем, что в Заломаихе строится маленькая теплица и оранжерейка. В них зреют артишоки, томаты, растут и плодоносят клубника и ананасная земляника. Позднее созревают абрикосы, персики, дыни, арбузы и даже появляется очень красивый виноград.

Вторым увлечением Михаила Михайловича делается домашнее музицирование. В Заломаихе подолгу живут его брат Юлий Михайлович с женой Софьей Петровной – прекрасной пианисткой, и детьми. Играют трио: виолончель – Михаил Михайлович, скрипка А.С. Брянчанинов, фортепьяно – Софья Петровна. Если к ним присоединялись А.Е. Вознесенский или А.А. Бантле, то составлялся квартет. Играли даже в четыре виолончели: с товарищем председателя Окружного суда Рязановым, Поморским и директором Реального училища Никитиным; четвертая виолончель – Михаил Михайлович.

Такие же домашние концерты устраивались в вологодском доме Зубовых. Играли и в Дворянском собрании.

Для всех этих концертов М.М. Зубов выписывал ноты из Санкт-Петербурга, Лейпцига и Парижа. Пятнадцать переплетенных томов нот принадлежащих ему трио, как мемориальная память о Михаиле Михайловиче Зубове, находятся в архиве Государственного музея-заповедника А.С. Пушкина «Михайловское». И Вы поймете почему.

В последние годы жизни М.М. Зубов начинает сочинять музыку. Сначала иллюстрирует пьесу брата Юлия «Царство Света», затем пишет романсы и небольшие фортепьянные миниатюры – полонез, ноктюрн, мазурку и другие, позднее сочиняет сонату в 4-х частях. Три романса «Виновата ли я?», «Розовый цветок» и «Демон» были опубликованы в Санкт-Петербурге, вальс для цитры – в Лейпциге.

В 1892 г., в возрасте 55 лет, М.М. Зубов обращается к творчеству А.С. Пушкина и пишет оперу «Цыганы». Либретто по тексту пушкинской поэмы было составлено к ней племянником Петром Юльевичем Зубовым. Купив в рассрочку кабинетный рояль «Вирта», М.М. Зубов высиживает за ним с 7 часов утра до 10-ти часов вечера.

Менее чем за год опера была готова. «Я думал, что не буду в состоянии сделать того, что сделал, – писал он, когда я принимался за этот труд.»

В 1893 г. М.М. Зубов приступает ко второй опере на сюжет А.С. Пушкина – комической «Граф Нулин». Либретто по поэтическому тексту опять пишет племянник Петр Юльевич. Снова опера написана очень быстро и получилась превосходной!

В 1894 г. артисты Панаевского театра уже разучивали «Цыган», и М.М. Зубов много времени прожил в Санкт-Петербурге, занимаясь делами своих опер. «Я не перестаю постоянно думать о моих операх и это одно меня занимает», – писал он. Однако дело не только затянулось, но и кончилось неудачей – опера от постановки была отстранена Направником. И тогда М.М. Зубов, надеясь все-таки ее поставить на сцене Итальянской оперы в Санкт-Петербурге, переводит «Цыган» на итальянский язык; перевод был закончен 22 мая 1896 г. К сожалению дальнейшая судьба оперы неизвестна.

Вся надежда была теперь на «Графа Нулина», но и эта опера, несмотря на все усилия, не была поставлена.

Однако М.М. Зубов не отчаялся. В 1897 г. он пишет третью оперу, и опять на сюжет А.С. Пушкина. На этот раз это опера-драма «Бахчисарайский фонтан». С либретто опять помог Петр Юльевич Зубов. Зимой 1897-98 гг. Михаил Михайлович в Санкт-Петербурге снова хлопочет о постановке теперь уже новой своей оперы, но, видимо, были замечания, т.к. в одном из писем читаем: «Бахч.<исарайский> фонтан» выправлен окончательно, насколько я сумел – это меня так занимало в Заломаихе, что я не видел как прошли два месяца. Георгий берется оркестровать. (Георгий Николаевич – племянник, студент консерватории по классу композиции.)

Хлопоты со спектаклями потребовали, видимо, больших расходов, т.к. в 1899 г. Заломаиху пришлось сдать в аренду на шесть лет.

В 1900 г. М.М. Зубов еще надеется увидеть на сцене хоть одну из своих опер. Но все тщетно.

Однако надежда не покидает композитора. В начале 1901 г. в одном из его писем читаем: «Пуша (племянник Петр Юльевич) готов службу бросить и помочь мне..., предлагает ... еще либретто для оперы, которое кончает». Речь идет о комической опере «Барышня-крестьянка». Она была написана М.М. Зубовым в кротчайший срок, видимо, за полгода, т.к. впоследствии вошла в справочник «Пушкин в музыке», а следовательно прошла цензуру.

Однако 22 сентября 1901 г. Михаил Михайлович Зубов внезапно скончался в Вологде, в возрасте 64 лет, так и не увидев на сцене своих опер. Он был похоронен в зубовской усыпальнице в Спасо-Прилуцком монастыре.

Неудача с операми М.М.Зубова не свидетельствует о том, что они были плохо написаны. В семейном архиве Н.В.Лукиной в Москве сохранились клавиры двух опер – «Цыганы» и «Граф Нулин». Опера «Граф Нулин» в 1997 г. была прослушана (в исполнении на фортепьяно) руководителем и дирижером Московского муниципального театра «Новая опера» Евгением Колобовым и получила одобрительный отзыв. Как было бы замечательно, если бы она была поставлена на сцене в наше время, через 106 лет после ее написания, к 200-летнему юбилею со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина.

Н.В. Лукина

(Продолжение следует)

VIII

После смерти Михаила Михайловича имение Заломаиха перешло по наследству брату Юлию Михайловичу Зубову, но до 1905 г. оно находилась в аренде.

У Юлия Михайловича было 11 детей, и все они пользовались большой любовью и заботой Михаила Михайловича, так и не заимевшего своей семьи. Особые отношения, конечно, связывали его с Петром Юльевичем Зубовым, написавшим все четыре либретто к операм по поэмам А.С. Пушкина. Петр Юльевич и стал следующим владельцем усадьбы Заломаиха.

Петр Юльевич Зубов родился 24 июня 1871 г. (по старому стилю). Учился сначала в Кадетском корпусе в Москве, затем в Вологодском реальном училище. С детства он проявил себя как разносторонне развитый человек. Петр играл в спектаклях и в оркестре на виолончели, писал стихи, рисовал и вычерчивал планы зданий на заказ, мастерил что-то для дома, переплетал книги, производил химические опыты и т.д. Это был заводила и душа компании.

Летом 1889 г. Петр побывал с отцом за границей, были в Дании, Германии, Бельгии, Франции; вернулись на родину через Стамбул и Черное море. Свои впечатления П.Ю.Зубов опубликовал в журнале «Всего понемногу», который издавался учениками гимназии и реального училища и редакторами которого были сам автор и его друг, князь Сергей Волконский.

В 1894 г., в 23-летнем возрасте, Петр Юльевич поступил в Институт сельского хозяйства и лесоводства в гор. Новая Александрия Люблинской губернии Царства Польского, где проучился около двух лет.

Однако работать по специальности после окончания института он не стал. Петра Юльевича целиком захватила сцена. Сначала он играл в Вологодском театре, затем работал в театрах разных городов страны: Саратове, Борисоглебске, Козлове, Омске, а с 1899 г. принимал участие в спектаклях частного театра отца в Кадникове под Вологдой, в качестве актера, декоратора и машиниста сцены.

26 января 1898 г. П.Ю. Зубов женился на 16-летней Марии Ивановне Савельевой (1882-1941), сестре театрального парикмахера. 7 декабря (по старому стилю) у них родилась дочь Надежда, 16 мая 1900 г. София, а 24 декабря 1901 г. Нина.

В середине 1902 г. П.Ю. Зубов был назначен земским начальником 1-ого участка Никольского уезда Вологодской губернии. Поселился в селе Вознесенье, в 120 верстах от Никольска. Построил и организовал там несколько школ, а также самодеятельный театр, в котором играл вместе с женой. 5 октября (по старому стилю) 1903 г. родился сын Владимир, а 1 апреля 1905 г. – дочь Лариса. Семья вернулась в гор.Кадников.

В 1905 г. Петр Юльевич Зубов был произведен в губернские секретари, а в 1906 г. переведен на должность земского начальника 3 участка Вологодского уезда. В это время отец и передал ему полученное им в наследство от умершего брата Михаила Михайловича имение Заломаиха.

В 1907 г. П.Ю. Зубов стал коллежским секретарем, в 1909 г. получил чин титулярного советника со старшинством, в 1910 г. был избран членом Губернской земской управы и Попечительского совета 1-ой и 2-ой женских гимназий с чином статского советника, а в 1914 г. был выбран Вологодским уездным предводителем дворянства.

Во время Первой мировой войны П.Ю. Зубов – председатель правления Вологодского объединенного комитета по снабжению Армии.

В 1915 г. Заломаиху пришлось продать и купить дом в Вологде. В это трудное для России время резко меняется вся жизнь Петра Юльевича. Его юношеское стихотворение оказалось судьбоносным:

  Море бушует и плещет
На берег мутною влагой.
Молча сижу я. Трепещет
Пылкое сердце отвагой.

Знаю, коварное море,
Что впереди мне готовишь –
Ветер пошлешь мне на горе,
Бурей челнок мой потопишь.

Все же я парус поставлю,
Берег покину и море
Спорить с собою заставлю,
Спорить на радость иль горе.

Пусть же бушует и плещет
Море соленою влагой...
Парус надулся... Трепещет
Пылкое сердце отвагой!

Во время февральской революции 1917 г. П.Ю. Зубов вступает в конституционно-демократическую партию (кадетов), именовавшую себя «партией народной свободы», целью которой было установление конституционной монархии в стране. Вся его дальнейшая жизнь оказалась подчиненной политической борьбе.

По постановлению Городской демократической Думы, П.Ю. Зубов в 1917 г. занял пост товарища (заместителя) головы города Вологды. С весны 1918 г., в течение почти полугода, он был тесно связан с прибывшими из Петрограда посольствами продолжавших войну с Германией государств – США, Франции, Великобритании, Китая, Японии и многих других. По долгу службы ему приходилось заботиться о расселении, устройстве и снабжении в городе более чем 150 представителей иностранных держав.

27 июня 1918 г. большевики разогнали членов Вологодского городского самоуправления, и П.Ю. Зубов, утратив свои полномочия, вынужден был уйти в подполье.

С тех пор все, что было известно о Петре Юльевиче Зубове кому-либо из родных, из-за смертельной опасности тщательно скрывалось и утаивалось от детей, внуков и даже правнуков, т.е. трех поколений советских людей. Только сейчас появилась возможность узнать кое-что о нем из ныне открытой зарубежной или совсем новой российской исторической литературы.

Летом 1918 г. Вологда стала центром антибольшевистского подпольного движения, объединившегося вокруг члена Учредительного собрания Н.В. Чайковского. Был продуман план переворота и организации Временного Правительства Северной Области с центром в Архангельске. В ночь на 25 июля 1918 г. туда отправились представители иностранных держав, в Архангельск перебрался и Петр Юльевич Зубов. Его жена с детьми переехала в Москву. С тех пор они больше не виделись.

В ночь на 2 августа 1918 г. в Архангельске был совершен переворот, а днем учреждено Верховное Управление (позднее Временное Правительство) Северной Области. Большевистская власть пала. 3 августа 1918 г. П.Ю. Зубов был назначен Секретарем и Управляющим отделом внутренних дел, почт и телеграфа этого Правительства.

Какие только перипетии не происходили с тех пор с П.Ю. Зубовым! Так, уже через месяц вместе со всем составом Правительства он был арестован и отправлен на Соловки по приказу командующего войсками капитана Г.Е. Чаплина. По требованию представителей иностранных держав на следующий день Правительство было возвращено, а Г.Е. Чаплин отправлен на фронт.

28 сентября в Архангельске сформировался Отдел «Союза возрождения России», заместителем председателя которого стал П.Ю. Зубов. А 14 октября в его ведение было передано также Бюро печати «Вестника Временного Правительства».

В январе 1919 г. Н.В. Чайковский был вызван в Париж, чтобы войти в состав Российской дипломатической делегации Временных Правительств. Заместителем председателя Правительства Северной Области с 25 января был объявлен П.Ю. Зубов, фактически став его главой. В конце апреля 1919 г. к П.Ю. Зубову перешло и Управление финансов.

Союзные силы не выражали особого желания драться с большевиками и летом 1919 г. ушли. «Несмотря на настойчивые предложения английского командования эвакуировать и население, и войска, – писал 20 сентября П.Ю. Зубов Н.В.Чайковскому, – мы твердо решили бороться до конца и призвать к этой борьбе все население Области». Ему пришлось взять на себя еще и управление Отделами юстиции и земледелия.

Пять месяцев прожила еще Северная Область, защищаясь исключительно русскими силами. «Что бы ни случилось, на посту останусь до конца», – писал Зубов.

10 февраля 1920 г., когда положение стало критическим, члены Временного Правительства передали свои полномочия командующему войсками генералу Е.К. Миллеру. Возникло «Правительство спасения», просуществовавшее 4 дня и ставшее фактически правительством эвакуации. 19 февраля 1920 г. в числе других эвакуировавшихся на ледоколе «Козьма Минин» был и П.Ю. Зубов. Скончался он в Париже 26 октября 1942 г.

А что же Заломаиха? Как выяснила наша экспедиция, когда был разрушен барский дом – не помнит уже никто; наверное, в 1917-18 гг. Но «барыня», из тех кто купил имение, жила в людской Зубовых еще до 1930-32 гг., до новой волны преследования бывших дворян и раскулачивания зажиточных людей. В одну из ночей она просто сбежала из родного дома.

А в опустевшем здании сделали деревенский клуб, просуществовавший еще лет 60. Он и сейчас стоит посреди деревни, подавляя все остальные строения своими размерами. Сохранилось в Заломаихе и много старинных изб прошлого века.

На месте бывшей усадьбы можно встретить старый дуб, найти остатки древних липовых аллей, березовых посадок. Ландшафт сохранился удивительно хорошо! И брод на р.Масляной сейчас все такой же, как в XIX веке.

 

 назад