Вологодская областная универсальная научная библиотека

Литературная игра: "Угадай книгу по отрывку" Выбрать другую категорию

- Пойдите вы! Я знаю в Европе десяток принцесс, которые босиком прибегут, лишь бы надеть корону Франции. Да вот, кстати, чтобы не ходить далеко, возьмем хотя бы мою племянницу Клеменцию Венгерскую... - сказал Валуа таким тоном, словно эта мысль только что пришла ему в голову, хотя он вынашивал свой проект в течение всей последней недели.

 Он замолчал, ожидая, как будет воспринято его предложение. Никто не проронил ни слова. Однако Людовик Сварливый поднял голову и с любопытством взглянул на дядю.

 - Она нашей крови, поскольку она из рода Анжуйских, - продолжал Валуа. - Ее отец, Карл Мартел, отказавшийся от неаполитанско-сицилийского трона ради трона венгерского, скончался уже давно, и, конечно, поэтому-то она не нашла еще себе достойного супруга. Но брат ее Шаробер правит сейчас в Венгрии, а дядя ее – король Неаполитанский. Правда, она, пожалуй, вышла из того возраста, в каком положено вступать в брак...

 - А сколько ей лет? - тревожно осведомился Людовик X.

 - Двадцать два года. Но куда лучше жениться на взрослой девушке, чем на девчонке, которую ведут к венцу, когда она еще в куклы играет, а с годами становится распутницей, лгуньей и мерзавкой. Да и сами вы, племянничек, тоже ведь вступите в брак не в первый раз!

 "Что-то слишком уж все гладко получается - должно быть, в девице есть какой-нибудь тайный изъян, - решил про себя Людовик Сварливый. - Эта самая Клеменция уж наверняка горбатая или кривая".

 - А какая она... с виду? - спросил он.

 - Самая красивая женщина во всем Неаполитанском королевстве, и, как мне говорили, тамошние художники наперебой стараются запечатлеть ее черты на церковных витражах в виде Девы Марии. Припоминаю, что уже в раннем детстве она сулила стать замечательной красавицей и, судя по всему, не обманула наших ожиданий.

 - Кажется, и впрямь она очень красива, - подтвердил его высочество д'Эвре.

 - И добродетельна, - подхватил Карл Валуа. - Я надеюсь обнаружить в ней все те качества, какими обладала ее дражайшая тетушка, моя первая супруга. Царствие ей Небесное. Не забывайте, что Людовик Анжуйский, ее другой дядя – следовательно, мой шурин, - отказался от престола, дабы уйти в монахи, и в Тулузе на могиле этого святого епископа совершаются чудеса.

 - Итак, у нас в роду будет второй святой Людовик, - заметил Робер Артуа.

 - Ваша мысль, дядюшка, кажется мне весьма удачной, - сказал Сварливый.

- Дочь короля, сестра короля, племянница короля и святого, красавица, добродетельная к тому же...

 Он замолчал, думая о чем-то своем, и вдруг воскликнул:

 - Ах, только бы она не оказалась брюнеткой, как Маргарита, потому что в таком случае ничего не выйдет!

 - Нет, нет, - поспешил утешить его Валуа, - будьте спокойны, племянник, она блондинка, нашей доброй франкской крови.

Выберите правильный ответ: