Вологодская областная универсальная научная библиотека

Литературная игра: "Угадай книгу по отрывку" Выбрать другую категорию

Странным показалось Христофорову, что он тут, почти у незнакомого, на заре. Он вышел на балкон. Было видно очень далеко – пол-Москвы с садами, церквами лежало в утренней дымке, уже чуть золотеющей; вдали, тонко и легко, голубели очертания Воробьевых гор. Христофоров курил, слегка наклоняясь над перилами. Внизу бездна – далекая, тихая улица; ему казалось, что сейчас все мчит его какая-то сила, от людей к людям, из мест в места. "Все интересно, все важно, - думал .он, - и пусть будет все". Он вдруг почувствовал неизъяснимую сладость - в прохождении жизнью, среди полей, лесов, людей, городов, вечно сменяющихся, вечно проходящих и уходящих. "Пусть будет Москва, какой-то Ретизанов, кофе на заре, бега, автомобили, Анна Дмитриевна. Это все – жизнь".
 - Кофе? - говорил сзади Ретизанов. - Конечно, кофе сюда. Нет, а по-вашему как?
 Он тащил уже столик, а за ним Никодимов вышел со своими бутылками. Ретизанов беспокоился, хлопотал, размахивал руками. Все делал он сам - не особенно складно, но шумно и с оживлением.
 - А вы, может быть... - сказал он Христофорову и вдруг улыбнулся доброй, детской улыбкой, - может быть, голодны?
 Христофоров тоже улыбнулся, слегка даже покраснел и ответил:
 - Нет, почему же я голоден...
 - У вас такой вид, - продолжал Ретизанов, с упорной наивностью,что, может быть, вы голодны... А то я вас ветчиной угощу.
 - Вчера с ним славная была девица, - сказал Никодимов, кивая на Христофорова. - Вы хотя и вроде монаха... в женщинах понимаете.
 Христофоров опять смутился.
 - Машура была со своим женихом... - неловко сказал он. — А я, просто потому, что у них гостил.
Никодимов засмеялся.
 - Не оправдывайтесь. Жених довольно нескладен... и удрал. Не зря, видно. Нет, чокнемся. Такую подцепил... - Он свистнул. - Ди-те-но-чек! - И прибавил грубое слово.
 - Ну, уж это черт знает! - закричал Ретизанов. - Нет, уж я вас знаю. Цинизм разводит. Да вы вообще циник. Нет, я просто не понимаю: такое утро, мы сидим чуть не под небесами, солнце, прелесть, а он... гадости. И еще с этаким... джентльменским видом. Джентльмен! Вы знаете, - обратился он к Христофорову, - он всегда надо мной издевается. Например, когда я влюблен...
 - Каждый месяц, - сказал Никодимов.
 - Подождите, не перебивайте... Когда я влюблен, он мне черт знает что говорит.
 Он сел с Христофоровым рядом и вперил в него синие, взволнованные глаза.
 - Я вот и сейчас влюблен. - Ретизанов говорил тише, но очень серьезно. - В Лабунскую... Нет, это замечательная девушка. Когда вы увидите, то скажете. Она танцует.
 - Вместо того, чтобы... - сказал Никодимов, - он посылает ей букеты, отождествляет с греческими рельефами... ну, это известное... рождение Венеры. И, кажется, намерен в кабинете воздвигнуть алтарь для служения ей.

Выберите правильный ответ: