Главная/Государство. Общество. Армия/Константин Душенов/Жизнь. Труды
П. Мусьяков

Флагман I ранга : к 70-летию со дня рождения

И знаменитая ночь октября 1917 года в Петрограде, и грузный шаг морских батальонов, подступающих к Зимнему дворцу, и те «десять дней, которые потрясли мир» – все эти исторические факты были также и факты личной биографии Кости Душенова, матроса с «Авроры».
Отштурмовали Зимний, а спустя короткое время балтийцы опять – отряд за отрядом – покидали свои корабли. Эшелоны увозили их на север, запад, юг, восток – на гражданскую войну. Там они пересаживались на коней и бронепоезда, там грудь на грудь сходились с белой гвардией в пехотных атаках. Матросы дрались за революцию яростно, с великой верой в слово и дело ленинской партии.
Костя Душенов – сильный и грубоватый, как и большинство его товарищей, уверенный в себе и малость озорной, что тоже свойственно матросскому характеру, – даже в этой, не терпящей «лицеприятности» среде, выделялся исключительной прямотой характера.
Говорят, человек – это то, что он может из себя сделать. Душенов никогда и ничего с собой не «делал», не выдумывал подходящий для себя стиль поведения. Он с начала своей сознательной жизни и до конца был таким, каким был, – открытая, откровенная натура, человек без компромиссов, типичный коммунист гражданской войны.
И недаром выбрали его членом судового комитета крейсера, а после взятия Зимнего он возглавил охрану дворца и всемирно известной художественной коллекции Эрмитажа.
Однажды двадцатидвухлетнему начальнику караула доложили, что два дипломата из посольства просят их принять.
Душенов их принял, усадил, предложил чаю. А они предложили ему чек на крупную сумму в любой валюте, заграничный паспорт и посольскую автомашину для выезда в Финляндию. Взамен он должен был посодействовать в переправе за границу трех-четырех «маленьких полотен» из Эрмитажа.
Душенов их выслушал и молча вынул маузер. Дипломаты обомлели. Тот, что помоложе, стал громко икать.
– Зазнобило? – спросил Душенов. – Не бойсь. То я сгоряча маузер лапнул. Николай Ильич Подвойский строго приказал ваших, которые из посольских, не трогать... Марш!
...Кончался 1923 год, когда Константин Иванович Душенов, прошедший к тому времени еще и хорошую школу военно-хозяйственной работы (был командиром портов Астрахани. Баку, Севастополя и других), поступил в Военно-морскую академию. Возглавляли академию, большинство ее кафедр и циклов бывшие царские адмиралы и офицеры – люди с большим опытом и отличной теоретической подготовкой, приверженцы классических принципов военно-морского искусства. Проповедуемые ими идеи «большого флота», борьбы за господство на обширных морских театрах с обязательным артиллерийским боем линейных эскадр и т. п. – все это абсолютно не учитывало реальную обстановку.
В начале 20-х годов у Советской республики фактически не осталось флота, во всяком случае то, что было, не представляло собой грозной боевой силы. Но отсутствие материальной базы для классических операций на море никак не означало тупика для отечественной военно-морской науки. Ее нужно было приблизить к насущным задачам флота и тем помочь использовать его возможности – пусть пока что и ограниченные.
Во имя этой цели новый слушатель академии Константин Душенов организует в академии военно-научное общество и становится его фактическим руководителем. «Это общество, – писал он в «Морском сборнике», – возникшее в борьбе с последователями старой идеологии, бросило вызов старым идеологическим школам и этим предопределило свою борьбу с ними как в научной, так и в общественной жизни Красной Армии».
Борьба эта завершилась уже через много лет – после того как Душенов с отличием окончил академию и, поработав на флотах, вернулся в нее уже в качестве ее начальника и комиссара. По его почину преподавательский состав принял активное участие в создании первого советского Боевого устава флота. Устав был пронизан идеей взаимодействия с армией, идеей, которая так успешно осуществлялась практически в годы Великой Отечественной войны.
С начала 1931 года, работая начальником штаба Черноморского флота, Душенов и здесь неуклонно проводил в жизнь эту идею. Во время флотских учений штаб всегда стремился привлекать к ним армейские части сопредельных округов.
Флотом тогда, командовал И. К. Кожанов – талантливый, волевой и довольно крутой человек. Сработаться с ним мог не каждый.
Как-то мне поручили готовить для флотской газеты материал о старших командирах, в том числе о К. И. Душенове (тогда шла партийная чистка). Я попросил командующего флотом Кожанова разъяснить одно место из аттестации на его начальника штаба. Душенова. Иван Кузьмич выслушал меня, хитро подмигнул:
– Самостоятельный? Очень. Иногда даже сверх! Крепкий мужик, вологодский. Правду-матку режет, не стесняясь. Мне, положим, это не всегда нравится, и другому не нравится, третьему... А делу польза... Такой глупости не потрафит, будь она хоть от самого господа бога...
В начале 1935 года мы, черноморцы, проводили Душенова на Север. Он был назначен командующим Северной военной флотилией, которая вскоре стала флотом. До его проезда дела там шли неважно. Прежде всего потому, что в Наркомате обороны некоторые руководители не понимали роль, какую может сыграть флотилия, случись война.
Душенов сразу же, в свойственной ему манере обратил внимание центра на несоответствие стратегического значения Севера и реальных возможностей флотилии. Особо остро стояла проблема ремонта кораблей. Плавали много, а ремонтироваться негде.
Вместе с членом Военного совета П. П. Байрачным и начальником политуправления флота П. М. Клиппом Душенов добился обсуждения на заседании Политбюро ЦК партии вопросов, связанных с развитием Северного флота. И вот Политбюро уже обязывает Наркомат обороны, планирующие и строительные органы страны более действенно помочь молодому флоту.
Сохранилось несколько любопытных документов, характеризующих деятельность Душенова на Севере. Вот что писал тогда командир отдельного дивизиона эсминцев В. А. Фокин:
«Чем свирепее шторм, чем гуще туман, тем чаще посылает товарищ Душенов наши корабли в океан, да еще ночью, да еще без огней. Не каждый командующий решится взять на себя такую ответственность. Но Душенов – человек исключительной воли, опыта, знаний, и потому удача нам сопутствует всегда. Он нам говорит: «Плавать надо в наиболее сложной обстановке, но каждый выход надо сопровождать глубоким расчетом и глубокой подготовкой. Туман, «заряд», шторм надо сделать нашими союзниками».
Когда несколько лет назад я напомнил адмиралу Фокину эти слова, Виталий Алексеевич сказал, что он и сейчас подписался бы под ними обеими руками. «Не раз мы вспоминали на войне, – заметил Фокин, – нашего флагмана за то, что приучил нас находить союзника в туманах и Штормах. Вспоминали, разумеется, в узком кругу: официально Душенов числился «врагом народа».
Рассказал Виталий Алексеевич и еще одну интересную вещь. На служебном совещании в 1937 году Душенов развил перед командирами, видимо, давно вынашиваемую мысль о подводных лодках в современной войне. Он говорил, что вместе с авиацией подводные лодки скоро станут глазным оружием флота. При этом брал в руки циркуль, чертил на карте Атлантики линии и окружности, тут же производил расчеты. Образно сравнивая взаимодействие авиации и подводных лодок, Душенов говорил, что двумя такими мощными руками командующий флотом может решить большинство боевых задач даже вдали от берегов.
Все соратники Константина Ивановича отмечают его разносторонность. Как-то, роясь в комплектах «Морского сборника», я обнаружил любопытную статью Душенова. Командующий писал о подготовке коков. Кажется, «боковая тема»? Я тоже сперва так подумал. А когда прочитал, понял, почему такие флотоводцы, как Ушаков, Лазарев, Нахимов, всегда лично следили за питанием матросов, а адмирал Степан Осипович Макаров нашел время написать наставление по варке флотского борща.
Флагман 1 ранга К. И. Душенов, как и многие советские военные деятели, был репрессирован в годы культа Сталина. Он погиб, и уже без него вступил в вооруженную борьбу с фашизмом Северный флот. Но в том, что Советское Заполярье стало крепостью, успешно отразившей все атаки гитлеровских наземных, авиационных и морских сил, была большая заслуга и Душенова. Его труд, его ум, энергия и большое сердце коммуниста жили в боевых делах воинов.

Источник: Мусьяков П. Флагман I ранга : к 70-летию со дня рождения / П. Мусьяков // Красная Звезда. – 1965. – 8 августа. – С. 3.
Жизнь. Труды
Альбом