Главная/Государство. Общество. Армия/Александр Кутепов/Жизнь. Труды
Владимир Аринин

«Залил труп цементом…», или Тайна гибели нашего череповецкого земляка, генерала Кутепова

В этом детективном трагическом деле оказался лишь один свидетель. Некий Стейметц, уборщик клиники, вышел на улицу, чтобы выбить пыль из ковра. Улица была пустынна, хотя это было недалеко от центра Парижа. Казалось, ничто здесь не предвещало недоброго. Но бывает у человека предчувствие...
И Стейметцу показалось подозрительным, что неподалеку, около автомобиля, два дюжих молодых человека чего-то ждали с деланно безразличным видом. Но на углу он увидел полицейского и успокоился...
Через некоторое время Стейметц снова вышел из здания и увидел, что эти двое затаскивают в автомобиль пожилого человека, который отчаянно сопротивляется. Стейметц хотел поднять тревогу, но тут к автомобилю подскочил полицейский. К удивлению Стейметца, он помог этим двоим впихнуть пожилого человека в машину и сам вскочил в нее. Автомобиль тронулся...
Это произошло в Париже 26 января 1930 года. В этот день русский генерал Александр Кутепов, как указывает Советская историческая энциклопедия, бесследно исчез из Парижа».

Мы сидим за чашкой чая в уютной гостиной Череповецкого музея. Только что закончился поэтический спектакль «Души первопрестольный град» по поэме Александра Брагина. Музей в марте 1996 года отмечает свое столетие, и к этой знаменательной дате разработана большая программа праздничных мероприятий. Систематически ведется здесь сбор материалов о знаменитых череповчанах. Как раз сейчас речь идет о них. О художнике Василии Верещагине, о поэте Игоре Северянине и других знатных земляках, которыми гордятся череповчане.
– И генерал Кутепов – тоже наш, череповецкий, – говорит директор музея Татьяна Ивановна Сергеева. И начинается разговор о трагической судьбе генерала.
Он родился и вырос на череповецкой земле, родом из местных дворян. Правда, в советское время череповчане либо не знали его совсем, либо относились к нему подчас отрицательно, как к белогвардейскому генералу. Ныне многое изменилось. И череповчане могут гордиться своим знатным земляком: он был смелым воином и талантливым военачальником, прошедшим путь от юнкера до генерала, отличившимся в русско-японской и первой мировой войнах. Он был удостоен многих боевых наград.
Писатель С. Рыбас пишет: «Когда Господь выбирал судьбу Александру Павловичу Кутепову, он, должно быть, решил, что этот смертный будет героем. Кутепов с детства следовал своему предназначению. Он участвовал в трех войнах, потрясал врагов, основал российскую государственность на берегах Дарданелльского пролива рядом с турецким Константинополем, вел непримиримую борьбу с контрразведкой Лубянки, был похищен в центре Парижа и бесследно исчез. Его имя стало знаменитым среди белых...» («Книжное обозрение» № 33, 1992 г.).
О Кутепове С. Рыбасом и Л. Таракановой написана книга «Похищение генерала». Он был одним из тех, кто боролся с большевиками до конца, видел в них непримиримых врагов России. Так было и во время знаменитого ледового похода на юге России, когда он являлся близким сподвижником генерала Корнилова по созданию Добровольческой армии, и во время похода Деникина к Москве, и в Крыму, рядом с Врангелем. И это был последний жестокий бой с большевиками на русской крымской земле. Хочу пояснить свою позицию. Не записывайте меня в апологеты белого движения. Моя позиция близка гуманисту и поэту Максимилиану Волошину, который жил тогда в Крыму и страстно призывал к прекращению кровавой русской усобицы. Но его не услышали. И он с горечью писал: «Стою один я среди них в ревущем пламени и дыме. И всеми силами своими молюсь за тех и за других». Я понимаю, насколько была иллюзорна позиция Волошина, но сердцем разделяю ее.
Но я отдаю должное и нашему земляку, русскому генералу Александру Павловичу Кутепову, мне многое нравится в нем. После поражения в Крыму он многое сделал, чтобы облегчить участь русских эмигрантов.
«В полуразрушенном турецком городке Галлиполи на берегу Дарданелл он возглавил Русскую армию, сведенную в корпус... Боролся с разложением армии, он не останавливался перед самыми жестокими мерами. Сначала его боялись и ненавидели, потом – уповали как на единственную надежду. В Галлиполи появились православные церкви, гимназии, газеты, театр, технические курсы, спортивные кружки, детские сады.
После Галлиполи армия была преобразована в Российский Общевойсковой Союз (РОВС), который объединил все белое движение. Кутепов стал его председателем». (С. Рыбас).
На этом посту, находясь в Париже, генерал продолжал неравную борьбу с большевиками. Он подготовлял эмигрантские белые части к «освобождению» России, по его приказу в СССР постоянно засыпались белые агенты, которые не останавливались и перед диверсиями. Естественно, на Лубянке чекисты считали его злейшим врагом, и там был разработан план похищения генерала.
В тот день, 26 января 1930 года, Кутепов должен был по своему обычаю пойти к заутрене в ближайшую церковь. Он пошел и ... исчез.
Постепенно стало очевидно: Кутепов был похищен чекистами. Но существовало несколько версии его гибели. По одной из них, его вывезли на советском судне в СССР и там, в подвалах Лубянки, через некоторое время он был расстрелян. По другой версии, похищенный генерал умер от разрыва сердца на борту советского судна, когда оно приближалось к Новороссийску.
Но корреспондент «Литературной газеты» Кирилл Привалов в сентябре 1990 года рассказал третью версию убийства генерала.
По ней складывалась иная картина происшедшего. К независимому французскому историку Жану Элленстайну однажды пришел старый коммунист Морис Онель. Он сказал, что чувствует приближение смерти (у него неизлечимая болезнь) и хотел бы облегчить душу перед смертью. По его словам, в похищении Кутепова советским чекистам оказали помощь французские коммунисты. В частности, брат Онеля принял непосредственное участие в операции, переодевшись в форму полицейского. Вместе они выследили генерала на улице и набросились на него.
«По словам Онеля, Кутепов – человек смелый и сильный – оказал агентам такое сопротивление, что они не могли вести машину. Тогда брат Онеля заколол генерала ножом. Программой это предусмотрено не было. В страхе возмездия из Москвы убийцы ринулись в дом к брату Онеля. Там, в парижском пригороде Лева-плуа-Перре, тело Кутепова сначала спрятали в гараже, а потом Онель отрыл яму и тут же, в гараже «залил труп цементом».
Ныне провести расследование и вскрыть цементную могилу генерала невозможно: это место застроено многоэтажными зданиями. Означает ли все сказанное, что тайна гибели генерала раскрыта? Трудно сказать...
Но генерал Кутепов несомненно своей жизнью и смертью вошел в нашу историю.


Источник: Аринин В. «Залил труп цементом...», или Тайна гибели нашего череповецкого земляка, генерала [А. П.] Кутепова / В. Аринин // Русский Север. – 1995. – 21 ноября. – С. 10.


Жизнь. Труды
Альбом