Главная/Наука. Медицина. Техника/Матвей Мудров/Жизнь. Труды
Матвеева, С. А. М. Я. Мудров - выдающийся основоположник отечественной медицины (225 лет со дня рождения) // С. А. Матвеева, М. А. Иванова, З. В. Пшенина // Клиническая медицина. - 2002. - Т. 80, - N 5


М. Я. МУДРОВ - ВЫДАЮЩИЙСЯ ОСНОВОПОЛОЖНИК ОТЕЧЕСТВЕННОЙ МЕДИЦИНЫ (225 лет со дня рождения)
С. А. Матвеева, М. А. Иванова, З. В. Пшенина


Матвей Яковлевич Мудров родился 23 марта 1776 г. в Вологде в многочисленной и бедной семье священника. Детство и юность его протекали в тяжелых материальных условиях. М.Я. Мудров учился в Вологодской духовной семинарии, где был вынужден собственным трудом, главным образом переплетным искусством, зарабатывать деньги на приобретение учебных пособий. Вспоминая о своем детстве, Матвей Яковлевич Мудров писал: "Когда я был еще мальчишкой, почасту на улице игрывал с детьми городского переплетчика, сдружился с ними, хаживал к ним в дом и с любопытством, бывало, сматривал на переплетную работу, даже и сам несколько перенял из этого мастерства. Поступивши в семинарию, начал я порядком переплетать тетради, сперва себе, после товарищам и до того наторел в этом деле, что иногда помогал самому переплетчику" (цит. [6]).
Позднее, в старших классах, Матвею существенную помощь оказывал городской штаб-лекарь О. И. Кирдан, у детей которого он был домашним учителем.
Желание стать врачом владело М. Я. Мудровым с юных лет. С одной стороны, сказалось влияние отца, мечтавшего дать сыну медицинское образование, а с другой - постоянное общение с О. И. Кирданом, ознакомившим юношу с основами своей специальности. По окончании духовной семинарии и народного училища в Вологде Матвей пешком с котомкой за плечами отправился в Москву; О. И. Кирдан снабдил его деньгами и рекомендательным письмом к своему другу, профессору Московского университета Ф. Ф. Керестури. Отец, провожая сына, благословил Матвея, подарил на дорогу старую фаянсовую чашку с отбитой ручкой, которую он хранил всю жизнь, и 25 копеек медными деньгами. При этом отец дал сыну такое наставление: "Ступай, учись, служи, сохраняй во всем порядок, помни бедных и бедность, так и не позабудешь нас, отца с матерью, и утешишь". Чтобы поступить в университет, М. Я. Мудрову пришлось предварительно пройти старший класс университетской гимназии, после чего, в 1796 г. он был зачислен студентом I курса медицинского факультета.
Преподавание медицины в то время стояло на очень низком уровне. Лекции часто читались на латинском языке и не всегда были понятны слушателям. Практических занятий почти не было. Многие профессора преподавали по несколько предметов, притом чрезвычайно разнообразных. При такой постановке дела занятия в университете не могли увлекать студентов, но Матвей целиком отдался науке и блестяще сдавал экзамен за экзаменом, получив за время учебы 2 золотые медали.
В 1800 г. М. Я. Мудров блестяще окончил университет и выехал в Петербург. Там он был прикомандирован в качестве ординатора к Морскому госпиталю, где проработал 1,5 года. В стенах Морского госпиталя М. Я. Мудров впервые столкнулся лицом к лицу с практической медициной того времени, в частности с клиникой цинги, которая имела чрезвычайное распространение на флоте и в армии, и убедился на опыте как велика была разница между университетской теорией и повседневной врачебной практикой.
В середине 1802 г. М. Я. Мудров получил право выехать за границу для усовершенствования в науках. За границей он изучал хирургию, терапию, акушерство, глазные, инфекционные болезни. В Берлине М. Я. Мудров избрал для занятий клинику знаменитого Христиана Гуфеланда, который оказал наиболее значительное влияние на его мировоззрение, так как отличался аналитическим складом ума и во всех действиях руководствовался практическими направлениями. В Вюрубурге М. Я. Мудров совершенствовал свои знания по анатомии и хирургии. В Вене его заинтересовала ведущая клиника по болезням глаз, которой руководил профессор Беер. В Париже он слушал лекции ведущих профессоров Пинеля, Порталя, Бойе, работал в разных клиниках. В 1804 г. Матвей Яковлевич прислал в Московский университет свою диссертацию под названием "О самопроизвольном отхождении плаценты", за которую медицинский факультет удостоил его ученой степени доктора медицины и звания экстраординарного профессора.
М. Я. Мудров всю жизнь чувствовал влечение и любовь к педагогической деятельности. Он был прекрасным оратором и талантливым, требовательным к себе педагогом. Незадолго до возвращения в Москву, в 1807 г., М. Я. Мудров, взволнованный размышлениями о предстоящем занятии профессорской кафедры, изложил в письме к попечителю Московского университета В. Н. Муравьеву свои взгляды на педагогическую работу: "Чем же могу я блеснуть при начале моего служения в университете? Велеречием? Обыкновенное прибежище белоручек. Сочинениями? Нет пользы в собранных правилах без собственной опасности в искусстве, которая есть результат долговременных опытов, наблюдений и работ. Удачею в городской практике? Верное средство быть полезным себе, а не учащимся. Препаратами анатомическими, клиникою в госпитале, препаратами патологическими, упражнениями в операциях ручных, перевязочных, инструментальных. Вот предметы, с коих я начинать должен. Но, не имея ничего готового, я должен положить начало самим начинаниям. И я робею, смотря на сие поле трудов, для коих я недовлителен" (цит. [6]).
В 1807 г. на обратном пути в Москву М. Я. Мудров остановился в Вильно, где в течение года занимался лечением свирепствовавшей там дизентерии. В июне 1808 г. Матвей Яковлевич вернулся в Москву и приступил к работе. В 1809 г. он занимает кафедру патологии и терапии в Московском университете и становится директором Клинического института. С этого момента началась особенно плодотворная деятельность ученого, продолжавшаяся непрерывно более 20 лет.
М. Я. Мудров и многие из его учеников в период Отечественной войны 1812 г. мужественно боролись за жизнь раненых и больных русских воинов. По возвращении в 1813 г. в опустошенную и сожженную Москву он с величайшей энергией принялся за восстановление медицинского факультета университета, деканом которого был избран и впоследствии переизбирался на эту должность 5 раз.
1819 г. был знаменательным для Матвея Яковлевича Мудрова. В этот год было закончено сооружение нового анатомического театра, строительство которого он курировал. В 1820 г. открывается Клинический институт, построенный исключительно благодаря М. Я. Мудрову и по его проекту. В двухэтажном каменном корпусе размещались 50 кроватей для хирургического, терапевтического, акушерского отделений, были комнаты для занятий со студентами, аудитории для лекций. Именно отсюда началась деятельность клинических больниц, в которых у постели больных вместе с врачами стали работать и студенты.
В эти годы Матвей Яковлевич приобрел авторитет первого и лучшего врача Москвы. Вспомним "Войну и мир" Л. Н. Толстого: "Как бы переносил граф болезнь своей любимой дочери, если б он не имел возможности рассказывать подробности о том, что Метивье и Феллер не поняли, а Фриз понял, а Мудров еще лучше определил болезнь..."
У М. Я. Мудрова было много учеников и последователей. Н. И. Пирогов, еще будучи студентом, слушая его лекции, восхищался талантливым изложением клинической медицины. В своих воспоминаниях он писал о М. Я. Мудрове: "Гений, чудо - не профессор, читает божественно". Н. И. Пирогов был всю жизнь благодарен своему учителю за то, что он привил ему интерес к патологической анатомии, ведь Матвей Яковлевич Мудров придавал большое значение установлению связи между клинической картиной болезни и патологической анатомией, всегда посещал вскрытия и часто сам производил их [1].
М. Я. Мудров очень уважительно относился к своим коллегам. Он всегда охотно совещался со старыми опытными врачами и ценил те знания, которые заимствовал у них. Сам же, приглашаемый на консилиум, никогда горячо не спорил, не порицал мнений и действий врачей, но излагал свои мысли или возражения тихо, вразумительно, без надменности и насмешек.
Личная жизнь М. Я. Мудрова не всегда складывалась гладко, ему довелось пережить немало горьких минут. В 1824 г. старший сын Матвея Яковлевича заболел пневмонией, болезнь протекала тяжело, и помочь ему было невозможно, мальчик умер. А через месяц после того, как похоронили старшего, заболел и младший сын. Ему было всего 2 года, когда он скончался [7].
В 1830 г. в России началась эпидемия холеры, быстро распространявшаяся по стране. Для борьбы с этим бедствием была организована Центральная государственная комиссия. Членом комиссии был назначен Матвей Яковлевич как виднейший профессор-терапевт и талантливый организатор. Ему была поручена организация 2 холерных больниц. В июне 1831 г. холера начала свирепствовать в Петербурге. М. Я. Мудрова срочно вызвали на борьбу с эпидемией, число жертв которой возрастало с каждым днем. 7 июля Матвей Яковлевич почувствовал признаки болезни, на борьбу с которой он отдал все свои силы, а 8 июля утром он скончался. Похоронили М. Я. Мудрова в Петербурге [6].
Вся деятельность М. Я. Мудрова была посвящена людям. Во имя их здоровья и благополучия он отдал и свою жизнь.
Матвей Яковлевич Мудров по праву считается основоположником самобытной русской медицины, которая получила дальнейшее свое развитие в работах таких ученых, как А. Г. Захарьин, С. П. Боткин, А. А. Остроумов. Особенностью подхода М. Я. Мудрова к работе с пациентом было то, что он рассматривал больного в неразрывной связи с окружающей средой, а именно с теми факторами, которые являются источниками и пособниками заболеваний. Для выявления таких факторов он тщательно опрашивал своих пациентов, выясняя все детали их жизни. Сбор анамнеза путем расспроса - это метод врачебного исследования, введенный в практику именно М. Я. Мудровым. Позднее в клинике факультетской терапии медицинского факультета Московского университета Г. А. Захарьин довел до совершенства схему сбора анамнеза, поэтому не случайно в Западной Европе стали говорить о русском методе расспроса больного.
Другое нововведение М. Я. Мудрова - план написания истории болезни. Истории болезней велись и до М. Я. Мудрова, однако им придавалось крайне малое значение, и там отсутствовал важнейший раздел - анамнез. Матвей Яковлевич к историям болезней относился очень серьезно, заводил их на каждого больного, хранил, за свою практику собрал более 20 тыс. историй и считал этот фонд бесценной частью своей библиотеки. Он советовал вести историю болезни так: "...писать все, писать в порядке, писать ежедневно и ежедневно проверять ход болезни с лечением... История болезни должна иметь вид точного повествования, в ней подлежат описанию лишь достоверные факты" [3, 4].
Схема истории болезни, предложенная М. Я. Мудровым, включала 5 разделов. В I разделе описывался больной: как он выглядит, его возраст, сложение. II раздел - исследование причин заболевания: образ жизни пациента, болезни прошедшие, болезни наследственные. III раздел - болезнь - включал описание развития болезни с самого начала и исследование настоящего состояния больного. IV раздел - определение болезни, т. е. диагноз. Матвей Яковлевич рядом с диагнозом указывал и прогноз. Предвидение исхода заболевания он считал одной из важнейших обязанностей врача и писал о ней следующее: "Кто хочет успеть в сей науке предвидения, коей нет труднее, полезнее и славнее для врача, тот имеет для сего два средства: первое - изучение семиотики или науки о знаках... второе - ежедневное наблюдение перемен при постели больного" [4]. V раздел - лечение.
Схемой М. Я. Мудрова вот уже 200 лет пользуются многие поколения врачей. Все, что предложено им, осталось, усовершенствовано его учениками, добавились лишь как следствие научно-технического прогресса разделы "план обследования" и "результаты лабораторных и инструментальных исследований". Матвей Яковлевич являлся сторонником индивидуального подхода к лечению, что было тогда ново: "Одно лечение прилично мужчинам, другое - женщинам, которые чувствительнее и слабее первых. Одно лечение потребно младенцу, другое - мужу, третье - старцу. Бедным - покой, добрая пища. Богатым - труд и воздержание" [4]. "Поверьте же, что врачевание не состоит ни в лечении болезни, ни в лечении причин. Так в чем же оно состоит? Я скажу вам кратко и ясно: врачевание состоит в лечении самого больного. Вот вам вся тайна моего врачебного искусства" [4].
Весьма охотно он применял физиотерапию: водолечение, физические упражнения [3]. Важное место отводил искусству психотерапии, и взгляды его соответствуют современным представлениям: "Весьма выгодно для врача и больных не допускать их до страха и печали. Неприятные чувства предрасполагают тело к принятию заразы, напротив, радость, уверенность в безопасности, надежда на Бога и врача в опасности способствуют ее избежанию" [4]. М. Я. Мудров считал, что в поведении врача не может быть ничего незначительного. Вот как он высказывался о таком, казалось бы, простом действии, как написание рецепта: "Больной делается крайне сомнительным к искусству нашему, ежели врач долго будет сидеть над чистым рецептом, станет его перемарывать, либо рвать старый и писать новый. Рецепт должно... писать одним разом и четким почерком. Прочитать оный внимательно, положить перед больным и протолковать ему предстоящий образ приема предписанного лекарства, сказать вкус, цвет, запах и действие оного. Тогда больной будет принимать его с восхищением, а сие восхищение, радость и уверенность бывают иногда полезнее самого лечения" [4]. По мнению Матвея Яковлевича, внешний облик врача, умелое поведение у постели больного, умное слово способны исцелять, "...сим искусством сообщается та твердость духа, которая побеждает телесные болезни" [4]. По его мнению, для успешного лечения врач обязан уметь внушить больному веру в свое медицинское искусство, в благополучный исход [2, 3]. Все это отражено в фундаментальном труде М. Я. Мудрова "Слово о способе учить и учиться медицине практической или деятельному врачебному искусству при постелях больных".
Помимо лечебного дела, М. Я. Мудров развивал профилактическое направление в медицине. Идея предупреждения болезней путем уменьшения вредных воздействий внешней среды получила наиболее полное развитие в трудах по военной гигиене.
С военной медициной Матвей Яковлевич был тесно связан всю свою жизнь. Перед окончанием университета он проходил практику в Лефортовском военном госпитале (ныне Главный госпиталь им. Н. Н. Бурденко), в Морском госпитале в Петербурге, в Европе посещал госпитали зарубежных армий и слушал лекции по военной медицине. В Вильно в Главном госпитале действующей армии был заведующим отделением. Там же М. Я. Мудровым был написан на французском языке и опубликован его первый труд по военной медицине "Принципы военной патологии, касающиеся огнестрельных ранений и ампутаций конечностей на поле сражения, или о последствиях лечения, развертываемого у постелей раненых".
Будучи в Европе в то время, когда наполеоновская армия одерживала победу за победой, М. Я. Мудров понимал, какая опасность грозит России, понимал, что России не избежать войны с Наполеоном, и очень хотел свои знания, свой опыт приложить для улучшения санитарного состояния армии и, следовательно, ее боеспособности. Приступив к работе в Московском университете по возвращении из-за границы, М. Я. Мудров начинает читать лекции по военной медицине. Курс лекций состоял из 4 частей: военная хирургия, военная терапия, военная гигиена, полевая фармакопея. Своими лекциями он заложил основы военно-медицинской подготовки в России [5]. М. Я. Мудров рассказывал о медицинском обеспечении армии, об управлении госпиталями, принципах эвакуации раненых, о наиболее часто совершаемых в военное время операциях и наиболее частых болезнях, учил студентов накладывать простые удобные повязки.
В 1809 г. с целью привлечь внимание военной и медицинской общественности к вопросам сохранения здоровья солдат Матвей Яковлевич на торжественном собрании университета выступил с актовой речью "Слово о пользе и предметах военной гигиены или науки сохранить здравие военнослужащих". Эта речь явилась высокохудожественным произведением, проникнутым любовью к своему Отечеству и горячим желанием как можно больше воинов спасти, уберечь от болезней и увечий. Он пишет о предмете военной гигиены: "...правила к сохранению драгоценного здравия военных людей есть предмет сей науки, предмет, достойный внимания всякого патриота, ибо драгоценнейшее богатство государства есть - кровь сограждан" [4]. "Имев щастие служить в мирное и военное время Российскому воинству в гошпиталях, мне вверенных, и навыкнув видеть болезни солдат и испытывать их причины, я считаю себе славою воззвать сию науку из мрака забвения в недре моего любезного Отечества". В чем же миссия военного врача по словам М. Я. Мудрова? "Туда, где ад истощил всю лютость и искусство к убийству и мучению смертных! - Туда идет врач, человеколюбием одушевленный, чтобы облегчить лютые мученья, перевязать кровоточащие раны и исхитить из челюстей смерти жертвовавших жизнею за веру и Отечество" [4].
Его труд "Слово о пользе и предметах военной гигиены" включает 3 части: исторический аспект проблемы, общая гигиена и частная гигиена. В 1 части М. Я. Мудров пишет: "Мыслить о сохранении здравия солдат не есть новая материя в ученом свете. Древние писатели оставили нам множество отрывков о сем предмете"... [4]. Здесь он цитирует своих предшественников и приводит яркие исторические примеры. II часть посвящена вопросам общей гигиены. В нее входят главы о гигиене труда, питания, отдыха воинов, в которых М. Я. Мудров дает простые советы, как препятствовать "проникновению в армию вредоносных причин". Именно в "преграждении проникновению вредоносных причин" он видел суть общей гигиены, считая, что "гораздо легче беречь, нежели возвращать потерянное здоровье" [4]. В III части - частной гигиене - вся жизнь солдата, начиная от рекрутского набора и заканчивая возвращением к гражданской жизни, представлена как поле деятельности для осуществления профилактических мер. М. Я. Мудров высказал ряд мыслей, актуальных и в настоящее время. Так, в деле профилактики заболеваний он придавал большое значение заботам о повседневных нуждах солдат, постоянным физическим тренировкам, умению солдат быстро оказывать взаимо- и самопомощь, знанию особенностей топографии театров войны и распространенных среди местного населения болезней, а также поддержанию высокого морального духа войска [5]. "Слово о пользе и предметах военной гигиены" переиздавалось трижды и длительное время служило руководством и для студентов, и для врачей. М. Я. Мудров фактически суммировал эмпирически приобретенные знания своего времени и придал им научный характер.
В 1831 г. после гибели М. Я. Мудрова в "Вестнике естественных наук и медицины" было опубликовано посмертное слово: "М. Я. Мудров представляет собой целую эпоху усовершенствования медицинских наук в России и особливо в Московском университете. Смело можно сказать, что ученики М. Я. Мудрова составляют особое поколение врачей в России, врачей и образованных и просвещенных..." [4].

ЛИТЕРАТУРА
1. Затравкин С. Н. Новые данные о роли М. Я. Мудрова в становлении патологической анатомии в России. Арх. пат. 1992; 11: 41-43.
2. Кацнельбоген А. Г. М. Я. Мудров и вопросы врачебной этики. Сов. здравоохр. 1983; 10: 58 - 61.
3. Кузьмин М. К. М. Я. Мудров - основоположник клинической медицины в России. Тер. арх. 1977; 1: 137 - 140.
4. Мудров М. Я. Избранные произведения. М.: Изд-во АМН СССР; 1949.
5. Нестеренко А. И. М. Я. Мудров и военная медицина. Клин. мед. 1975; 5: 145 - 147.
6. Смотров В. Н. Мудров. 1776 - 1831. М.: Медгиз; 1947.
7. Чазов Е. И. Истоки: Из истории русской медицины и Московского университета. М. Я. Мудров. М.; 1994.

Сочинения
Жизнь. Труды
Альбом