Главная/Искусство/Владимир Корбаков/Жизнь. Труды
Владимир Корбаков : [Альбом] / Вологод. обл. картин. галерея, Благот. фонд "Музейно-творч. центр заслуж. худож. России В.Н. Корбакова ; [Сост. и авт. вступ. ст. В. Воропанов]. - Вологда : Арника, 1997



Владимир Воропанов

Художник на все времена

Вся жизнь заслуженного художника России Владимира Николаевича Корбакова связана с Вологодчиной. Здесь он родился и начинал свой творческий путь. В Вологде были созданы все основные произведения живописи и графики художника. Здесь - его мастерская. Здесь - его друзья и герои картин. Здесь - его душа и привязанность сердца.
На большой карте Вологодской области, которая вся испещрена реками и озерами, лесами и деревеньками, есть одно особенно дорогое для Корбакова место. Это - его малая Родина с таким поэтичным названием: Присухонье, Кубенозерье... В этих местах, в деревнях и поселках вокруг Кадникова, Сокола, Устья-Кубенского родились и начинали свой творческий путь многие известные живописцы, графики прошлого и современности. Среди них - портретист и мастер монументальной живописи XIX века П. С. Тюрин, выдающийся живописец и график нашего столетия А. Ф. Пахомов, известные вологодские художники Н. В. Бурмагин, М. А. Ларичев, Н. В. Баскаков, Л. Н. Щет-нев, Г. А. Асафов. Здесь начинал свой творческий путь В. Н. Корбаков.

История жизни

Корбаков родился 5 июня 1922 года в деревне Казариново Сокольского района Вологодской области в крестьянской семье. Хотя жизненная и творческая судьба художника позднее была в большой степени связана с Вологдой, Череповцом, Москвой, городами северного региона России, он и сегодня постоянно обращается к воспоминаниям детства. Для него малая Родина - волшебный заповедный край, сказочная глухомань. Здесь окна деревень смотрятся в реки, а деревенские праздники проходят с песнями, пивом и кольем. Дед Корбакова Павел был своеобразным деревенским чудаком, прослыл за колдуна, так как знал заговоры, особенные места для рыбалки и сбора грибов. До сих пор в деревне помнят "Корбаковскую просеку".
Свое творческое начало, некое таинственное энергетическое поле, как дар судьбы, Владимир Николаевич связывает с характером своего деда.
Отец художника, Николай Павлович Корбаков (1898-1959) вырос в большой крестьянской семье, где было пятеро детей. Его судьба, характерная для того поколения, отличалась яркостью и драматизмом. В 1916 году он был взят на воинскую службу на Балтийский флот, плавал на кораблях "Самсон", "Новик" и на линкоре "Марат". Он активно участвовал в событиях Октябрьской революции, был ранен при Кронштадтском мятеже, еще до революции вступил в партию большевиков. После демобилизации с 1923 года Корбаков старший жил и работал в Вологде. Он бросил крестьянство и пошел на службу: работал заведующим валютным отделом Вологодского губернского банка. Не обошлось и без трудностей. В конце 1930-х годов отец художника подвергся репрессиям, был исключен из партии и снят с работы. Владимир Корбаков вспоминает, что его родители были добрые, но бедные. Жилось совсем непросто, одно время все семь человек ютились в одной комнатке. В последние годы Николай Павлович Корбаков работал токарем в колесном цехе завода ВПВРЗ, плавал масленщиком и вторым помощником механика на пароходе "Ненец".
Мать художника, в девичестве Софья Михайловна Алексеева (1895-1971) происходила из крестьянской семьи Рязанской губернии. Ее жизнь пришлась на очень трудные годы, о которых она почти никогда не рассказывала. В круговерти революции и Гражданской войны она оказалась на Дальнем Востоке, потом перебралась в Петроград. От голода в 1918-19 году умерла ее дочь Вера. Сын Ваня погиб в 1939 году в Финскую войну. Он очень хотел стать художником и уже с 1936 года работал оформителем в художественных мастерских товарищества "Всекохудожник". В Вологде Серафима Михайловна Корбакова работала в Обществе Красного Креста, а на пенсии посудомойкой в столовой гостиницы "Северная".
Родители художника, бравый балтийский моряк и рязанская крестьянка познакомились в Петрограде в конце 1920 года. Поженились. В 1922 году мать уехала в родную деревню мужа на Сухоне, где и родила сына Владимира. Именно в деревне Казариново, а также в соседних Шере и Власьеве прошли детские и юношеские летние месяцы Корбакова. Он жил там у бабушки Анны, работал по хозяйству, начал рисовать и, как сам вспоминает, "дурачился" с тремя двоюродными братьями. Страсть к озорству и розыгрышам, интерес ко всему оригинальному и необычному во многом начались именно от этого деревенского "дурачества". От родных деревенских корней происходит в творчестве художника и редкое знание уклада крестьянской жизни. Любовь именно к северной природе с ее реками и озерами, умение увидеть в каждом собеседнике и герое портрета интересную, яркую человеческую судьбу. Воспоминание о небогатом, но добром деревенском доме, размышления о непростой жизни родителей отозвались особой эмоциональностью, повышенным драматизмом и тревожностью многих картин художника Корбакова.
Рисовать он начал с того момента, как себя помнит. Иногда, полушутя, полусерьезно, Владимир Николаевич говорит, что художник проснулся в нем еще в утробе матери. Рисование стало всепоглощающей страстью и смыслом его жизни. Хотя судьба вовсе не баловала Корбакова. Он прошел весь тернистый путь, уготованный тому поколению. Сам живописец говорит, что его жизнь распадается на три стадии. Это - война, институт и послевоенное творчество.
Начав рисовать с раннего детства, Корбаков только в 1940 году пришел в студию при Союзе художников в Вологде. До этого после семилетки он работал слесарем на ВПВРЗ, ходил штурвальным на пароходе. В начале 1941 года Владимир приступил к работе в мастерской Художественного фонда. Но тут началась Великая Отечественная война. По состоянию слуха будущего художника не взяли в армию, но он через горком комсомола ушел добровольцем на фронт в отдельный лыжный батальон. 11 мая 1942 года Корбаков был тяжело ранен и пролежал в госпитале до 30 сентября. Перенес четыре операции. Художник сегодня вспоминает, что буквально умолил врачей спасти ему правую руку, чтобы не отрезали. И все написанные им за многие годы произведения созданы этой раненой больной рукой.
Вновь война для Владимира Николаевича продолжалась с января 1944 до августа 1945 года. Он служил на Северном флоте. Вот почему матросская форма с боевыми наградами неотделима от его облика и представлена в нескольких автопортретах. Впервые он начал показывать свои работы еще на армейских художественных выставках. Боевой путь Корбакова был непростым. Он награжден Орденом Славы III степени и многими медалями. Но и сегодня продолжают болеть раны тех лет, ведь художник - инвалид Отечественной войны II группы. Суровые годы испытаний остались навсегда в памяти живописца. Они воплотились в уникальную для нашего времени портретную галерею ветеранов Великой Отечественной войны, над которой мастер начал работать с середины 1970-х годов. Военное братство для художника свято! Он много сделал для того, чтобы регулярно проводились выставки произведений вологодских художников-фронтовиков. Среди них - М. А. Ларичев, С. А. Теленков, К. А. Воробьев. Непростые размышления бывшего солдата о смысле времени с болью и остротой представлены в одном из последних автопортретов живописца "Украденная Победа" (1995).
Корбаков пришел в профессиональное искусство вместе с поколением своих современников. Все они буквально были опалены войной. По армейской рекомендации с 1946 по 1951 год он учился в Московском художественном училище инвалидов Великой Отечественной войны у К. Ф. Юона, К. А. Дорохова, Г. И. Цейтлина, Г. А. Сретенского. Училище он закончил с отличием. А председателем экзаменационной комиссии в то время был известный живописец Д. А. Налбандян. В 1951 году без экзаменов Корбаков был принят в Московский художественный институт им. В. И. Сурикова, где он учился до 1958 года у В. Г. Цыплакова, Ф. П. Решетникова и В. К. Нечитайло. Его соучениками по институту были такие яркие представители искусства шестидесятых-семидесятых годов как В. Попков, Т. Салахов, М. Савицкий. Особенная дружба связывала Владимира Корбакова с Виктором Попковым - и по личной схожести, но более всего по каким-то особенным, глубинным чертам творчества. "Скорбящая мать" Корбакова по своему трагическому размышлению о жизни и судьбе близка образам деревенских вдов из "Мезенского цикла" Попкова. Близкие интонации прослеживаются в портретах и картинах на тему войны у Корбакова и в циклах работ М. Савицкого "Цифры на сердце", "Черная быль".
Художник развивался и творчески взрослел вместе с московскими живописцами и графиками, которых связывают с таким ярким явлением в искусстве последних десятилетий, как "суровый стиль". Начинали все они вместе дерзкими и талантливыми. Меняясь, даже расходясь друг с другом в последующие годы, они сохранили в себе приоритетность искусства и живописи как таковой вопреки всем бедам и трудностям времени. Для Корбакова самыми близкими по художническому цеху были и остаются друзья его юности - В. Попков, Э. Браговский, П. Никонов, Н. Андронов, В. Иванов, П. Оссовский. Через мастерскую Корбакова эти художники, а также искусствоведы, критики и журналисты разных городов России открывали для себя красоту Вологодчины и всего Русского Севера.
Вся последующая биография Корбакова неотделима от его творчества. Можно прямо сказать, что жизнь Владимира Николаевича - это его искусство! Во всех возможных сочетаниях земного и вечного, обыденного и вневременного! Не случайно его персональная выставка 1992 года в Вологде получила название "Жизнь в искусстве". Иногда эта жизнь превращалась в горькую драму, а в другие моменты напоминала авантюрный любовный роман со сложным сюжетом. Корбаков был и остается изменчивым, влюбчивым, эмоционально открытым. Главное, чего он не терпит в жизни и искусстве - это скуку, однообразие, серость. Его влечет все талантливое, неординарное, щедрое на самоотдачу.
В биографии Корбакова зрелого периода жизни и творчества есть отдельные вехи, мимо которых пройти нельзя. Ведь именно они во многом сформировали личность художника, его взгляды на искусство, его позицию в обществе. Прежде всего - это творческая и общественная работа в Вологде. Владимир Николаевич вернулся на родину в 1958 году и сразу же окунулся в водоворот творческих дел и событий. В 1959 году его приняли в члены Союза художников СССР. В 1972 году ему было присвоено звание "Заслуженный художник РСФСР". С 1964 по 1977 год Корбаков избирался председателем правления Вологодской организации Союза художников РСФСР. За этими скупыми фактами и датами стоит очень большая и напряженная работа по созданию творчески сильной организации художников Вологодской области, по буквальному возрождению в крае традиций профессионального изобразительного искусства. Корбаков поднял престиж художника в обществе. Благодаря ему в Вологде строился Дом художника, появлялись новые творческие мастерские, проводились на высоком творческом уровне художественные выставки, дискуссии, встречи.
Заслуга Корбакова видится в том, что он вопреки всем жестоким требованиям идеологической цензуры 1960-70-х годов сумел создать и сохранить атмосферу личного разномыслия и художнической соревновательности в Вологодском творческом союзе. Вместе работала очень цельная по составу, но непохожая по индивидуальностям, группа единомышленников. Это - Д. Тутунджан и М. Ларичев, Г. и Н. Бурмагины и В. Сергеев, А. Смоленцева и Е. Соколов, многие другие. Корбаков приглашал на работу в Вологду и устраивал здесь талантливых живописцев из других городов страны, таких как А. Пантелеев и Я. Крыжевский.
Активная творческая деятельность художника протекала не только в Вологде. С конца 1950-х годов в течение трех десятилетий он обращался к мотивам и образам строящегося Череповца. Корбаков был инициатором и бессменным руководителем Череповецкой индустриальной творческой группы, в которую кроме вологжан входили живописцы и графики из других регионов России. Можно смело сказать, что он стал летописцем Череповецкого металлургического комбината, за что был удостоен звания Почетного металлурга. Художник не просто писал портреты и конкретные индустриальные пейзажи, а стремился передать нерв и ритм созидательной работы людей.
Нельзя не отметить тот факт, что долгие годы именно фигура Корбакова для очень многих как бы олицетворяла изобразительное искусство Вологодчины. Ведь в 1964 и 1968 годах он избирался членом правления Союза художников РСФСР, а с 1972 до 1981 года был секретарем правления по зоне "Север". Самое главное, что художник относился к своим выборным должностям неформально. Он кипел энергией созидания, объединял талантливых людей и творчески просвещал зрителей. Неоднократно в Вологодскую область для работы "на пленэре" приезжали живописцы и графики из разных городов России. Активно развивались творческие контакты с коллегами из венгерского города Мишкольца, побратима Вологды. До сих пор памятна многим вологжанам проведенная под руководством Корбакова в 1974 году в Вологде 4-я зональная художественная выставка "Советский Север". Ничего подобного по составу участников, уровню произведений современного искусства и общественному резонансу на Вологодчине еще не знали.
Корбаков обладает редким качеством сотоварища, собеседника и советчика. Он умеет руководить, направлять и вдохновлять. Художник способствовал объединению всех творческих сил города. Среди его друзей и героев картин - писатели и поэты, актеры и музыканты, журналисты и искусствоведы. Работы художника неотделимы от общего процесса культурного возрождения Вологды последних десятилетий, от творчества Н. Рубцова и А. Романова, от деятельности искусствоведов С. Ивенского и Л. Дьяконицына, от работы областной картинной галереи, музеев и театров края. Корбаков все время был на острие творческих проблем времени. Совершенствовался сам и стремился изменить все вокруг. Он привозил в картинную галерею новые выставки, которые вызывали острые споры, но будили энергию искусства. Так воспринимался приезд в Вологду тогда еще "неформальных" живописцев М. Греку и В. Иванова, Н. Андронова и Н. Кормашова. Постоянную поддержку мастера получали художники "новой волны" современного искусства, от А. Геннадиева и А. Сысоева до художников группы "Солнечный квадрат". "Художник на празднике жизни" - так видит Корбаков свой путь и свое предназначение. Он говорит: "Главное - это волнение души. Пишу так, как будто сердце свое растираю на холсте".
И еще раз убеждаешься в том, что именно такая жизнь, подобное осознание себя, своего предназначения в искусстве и смогли сформировать тот особый феномен культуры, который мы называем творчеством Корбакова.

Лики творчества

О таких незаурядных людях, как Владимир Корбаков, мы часто говорим, что они целованы Богом. И сам художник, полушутя-полусерьезно, постоянно вспоминает о своих недавних встречах с Музой. О напутствии Ангела в трудный момент жизни и искусства. С годами он все более утверждается в сознании своего особенного предназначения - творить Добро. Обращаясь к друзьям и гостям, он часто говорит, что путь в Историю лежит через его мастерскую.
Действительно, вокруг Корбакова и его произведений формируется какая-то особая аура. Она наполнена творческой свободой, доверительной искренностью и силой эмоционального переживания. Все это обусловлено редким даром художника держать себя, отказываясь от некоего холодка дистанции или манерничанья признанного человека. Иногда кажется, что Корбаков относится к каждому собеседнику как к цветку в поле. Искренне радуется всякому характеру и судьбе, располагает человека к открытости и уверенности. А слова художника воспринимаются сегодня как глубинные размышления вслух. С годами он все более освобождается от шелухи условностей и выходит на созданный им самим путь счастливого человека, полностью погруженного в свой труд, в свое искусство.
Творческая свобода не приходит сама собой. К ней Корбаков шел десятилетиями постоянной напряженной работы. Через сомнения и неудачи. Накапливая багаж находок и профессионального мастерства. Он - редкий труженик. Дарованная судьбой страсть живописания побуждает его писать постоянно. Без праздников и выходных дней. Без ссылок на дороговизну или нехватку тех или иных художественных материалов. Не кивая на отсутствие заказов и покупателей. Ведь времена не выбирают, а столько хочется написать, выразить, успеть сделать...
За сорок лет творчества Корбаковым выполнено более пятисот законченных живописных и графических произведений. Лучшие из них украшают коллекции самых разных музеев страны. Среди них - Третьяковская галерея и Государственный исторический музей, художественные галереи Твери, Петрозаводска, Сыктывкара, Тюмени и других городов России. А основное собрание работ художника сегодня хранится в Вологодской областной картинной галерее и в других музеях Вологодчины. С середины 1950-х годов Корбаков был непременным участником всех основных отечественных и многих зарубежных выставок. Дважды в 1983 и 1994 годах персональные выставки живописи и графики художника экспонировались в Москве, в разные годы показывались во многих городах России. Это - Киров, Архангельск, Ярославль, Сыктывкар, Мишкольц в Венгрии. А в Вологде Корбаков - наиболее часто экспонируемый художник. Каждая его новая работа обсуждается. О художнике говорят, спорят. Его любят, им восхищаются. Иные зрители Корбакова не понимают и не принимают. Это - естественный и неизбежный удел всякого неординарно мыслящего талантливого человека. Тем более находящегося постоянно в центре внимания общественности и всех любителей изобразительного искусства.
Безусловно, многое из сделанного художником за четыре десятилетия творческого труда подвергается пересмотру временем. Отходит на второй план заказное, сделанное по требованиям и условностям недавней эпохи. Так в значительной степени утратила свою привлекательность серия индустриальных пейзажей, прославлявшая промышленную энергию и мощь Череповецких заводов. Многие ранние портреты ветеранской и милицейской серий кажутся сегодня поспешно выполненными, созданными по заранее подготовленным парадным или бегло-репортажным канонам. На стеллажах в мастерской до лучших времен стоят картины, созданные как непосредственный личный отклик на те или иные волнующие события в жизни страны. Они еще не получили необходимого для художника яркого образного решения. Хотя и вызывают интерес своими злободневными сюжетами у многих зрителей. Это - естественный творческий процесс. Увлекающийся, страстный и постоянно меняющийся человек, Корбаков в пылу полемики по-разному оценивается современными зрителями и критиками. Важно одно, с годами его творчество становится все более искренним и психологически сложным. Совершенствуется мастерство. Искусство художника освобождается от неизбежных наслоений пережитого сложного времени и более всего обращается к истинным общечеловеческим ценностям.
Творческий путь Корбакова представляется непростой дорогой исканий. Это были сомнения и постепенное открытие себя. С одной стороны, художник развивался вместе со временем. С конца 50-х годов он открывал наследие искусства начала 20 века. Прорываясь сквозь кордоны запретов и умолчаний, увлеченно всматривался в своеобразие живописи импрессионистов. Будущий мастер воспринимал себя прямым наследником эпохи "Бубнового валета" московской живописи 1910-20-х годов. Его не миновала и "суровая проза жизни" эпохи 60-х годов. Он прошел через экспрессивный декоративизм в поисках броской и энергичной манеры живописи в натюрмортах, пейзажах и портретах. Ясно прочитывается и общая для стилистики времени романтическая, ретроспективная окрашенность ряда работ художника 70-80-х годов. В поздних картинах Корбакова как бы чередуются острогротескные формы, поиски сложной символики в большеформатных тематических холстах и разработка классической системы многослойной живописи в психологических портретах.
Сегодня все чаще художник "советуется" с большими мастерами разных эпох. От семнадцатого столетия до нашего века. Он погружается в глубины вечных ценностей профессионализма и волнующей образности. От богатства нюансов тональной живописи Рембрандта, маэстрии Веласкеса и духовной остроты Эль Греко до непредсказуемой дерзости Пикассо. И все это, постепенно переплавляется в поиск собственного стиля, в выявление "корбаковской" манеры живописи.
С другой стороны, за всеми видимыми сюжетными и формально-стилистическими изменениями в искусстве Корбакова всегда присутствует его индивидуальный личностный почерк. Меняясь, он всегда оставался сам собой. Испытывая влияние коллег и откликаясь на атмосферу времени, он не вписывался полностью ни в какие групповые стилистические рамки. Находясь в гуще событий, он всегда оставался как бы сам по себе. Наедине перед новым холстом и новым ощущением жизни. Корбаков никогда не был догматиком. Как губка, он жадно впитывал все интересное, творческое, истинно живое вокруг себя. Иногда казалось, что ему не хватало то ли характера, то ли времени, чтобы остановиться и реализовать себя полностью в чем-то одном, полностью завершенном и бескомпромиссном. Будем надеяться, что такие безусловные шедевры у художника еще впереди. Но уже сегодня, вновь и вновь просматривая созданные работы, утверждаешься в мысли, что "Избранное" Корбакова не только велико по объему, но и очень качественно. По самым серьезным меркам искусства! И с каждым годом ценность его лучших работ возрастает. Его картинам, "как драгоценным винам", приходит свой черед.
Попытаемся ответить на очень простой и вместе с тем такой трудный вопрос. В чем же истинное своеобразие искусства Корбакова? Ведь уже пришло время, чтобы из многообразия сделанного художником выделить самое главное, основное, составляющее его особую ценность. Это нелегко предпринять, ибо трудность всех ответов в области искусства всегда была обусловлена тонкостью самого материала, широким диапазоном личностных вкусов и пристрастий. А они сегодня подчас приобретают форму отстаивания тех или иных групповых интересов и приоритетов. Кроме того, даже занимаясь много лет творчеством художника и фиксируя все его новые работы, трудно в памяти и зрительном воображении представить даже большую часть произведений мастера. Тем более, что все прошедшие выставки живописи и графики Корбакова проходили с жестким отбором, оставляя за бортом экспозиций много интересного и неожиданного. По этой причине наши сегодняшние оценки творческого наследия Владимира Николаевича еще не совсем точны. Конечно, они основаны на искренней привязанности к работающему рядом мастеру, хотя и не лишены обусловленной временем критической избирательности в подборе и оценке самих произведений.
Часто приходишь к мысли, что в искусстве Корбакова главными слагаемыми являются Эмоции, Колорит и Фактура. Как правило, все начинается с эмоционального заряда, с вдохновения - от жизни, от женщин, от самого себя и от искусства. Без волнения художник не творит. Характерное для мастера импульсивное начало не позволяет ему подчас полностью реализовать замысел сюжетных картин. Но оно же придает удивительную эмоциональную силу и творческую энергию портретам духовно близких людей, пейзажам родного северного края и натюрмортам настроения. Корбаков - человек и художник настроения. Он говорит: "Не люблю скучную живопись. Мои картины - не для мебели. Они не рассказывают, а возбуждают".
По своеобразию живописи Владимир Николаевич - более всего колорист, цветовик. Не случайно после выставки пленэрных этюдов в 1994 году его назвали "дерзким цветопоклонником". В творческом арсенале художника мы видим весь спектр колористических возможностей. От тонко нюансированных тональных решений в портретах "Молодой парень из Вологды (1986), "Молодой журналист Олег Ларионов" (1985), до чистого локального колорита в пейзажах и натюрмортах "Красные дороги" (1963), "Северные сувениры" (1964), "После праздника" (1968). Но излюбленное дело художника - экспериментировать с цветом. Окрашивать предметы и элементы самой природы в несвойственные обычному зрению оттенки, которые становятся органичными только в едином образном решении картины или этюда. Таковы красные реки, желтые храмы и синие деревья в его пленэрных этюдах последних лет из цикла "По старинным городам Вологодской области". Они воспринимаются как необходимая колористическая метафора поэтически-сказочного восприятия меняющейся волшебной природы. В каждой картине Корбаков ищет ключевой цветовой аккорд, чтобы он зажигал весь колористический строй и выражал сгусток эмоционального переживания. Это трагические пятна интенсивного синего цвета в картине "Реквием" (1992), праздничный красно-коричневый тон рубашки "Автопортрета на лошади" (1975-87), теплая желтизна древесины в работе "Рыжая Оля" (1989).
Корбаков очень любит фактуру живописи. Он не просто пишет, а буквально лепит картину. Вот он касается поверхности холста, пытаясь сохранить ощущение целомудренной чистоты и свежести первого чувства в портрете "Врач Елена Ефремова" (1988). Или широкой кистью бросает на холст резкие, нервные и грубоватые по форме мазки в картине "Художник и модель" (1989), чтобы создать образ дерзкой откровенности. Многие портреты Корбакова написаны в ясно читаемой мазистой манере, когда краска ложится рельефно, густо. В портрете заслуженной артистки России Л. Филипповой 1985 года такая живописная фактура позволила подчеркнуть нежное, грустно-задумчивое состояние актрисы на фоне хаотично-тревожных рельефно положенных мазков фона. В последние годы художник разрабатывает технику многослойной живописи с лессировочным письмом на цветных лаках, что придает портретам более глубокое и сложное колористическое и образное звучание, как в работе "Портрет Т. Файнберг" (1995). Классическая живопись интересно сочетается с коллажем, как в работе "Портрет старшей дочери Наташи" (1995). Живопись портретов, пейзажей и натюрмортов дополняется и необходимо обрамляется специально подобранными профилированными рамами с росписью, рельефом и коллажем. Наиболее интересны в этом смысле работы из Венгерской серии 1981 года. Все эти профессиональные находки и изыски позволяют воспринимать лучшие картины Корбакова как самодостаточную ценность, имеющую не только оригинальность замысла, своеобразие технического воплощения, но и достойное обрамление. Подобная мастеровитость, внимание ко всем элементам картинного делания "от большого до малого" встречаются у современных мастеров живописи не так часто.
Корбаков - многопрофильный художник. Он работает практически во всех жанрах живописи и графики. Обращается к пейзажу, портрету, натюрморту. Пишет сюжетно-тематические и жанровые картины. Преобладание того или иного жанра было обусловлено возможностями и стилистикой времени, внутренними процессами творческой эволюции. Так серия сложных символико-аллегорических картин появилась у Корбакова только в последнее десятилетие. Ведь такие работы как "Возвращение ангелов на землю" (1989), "Рок-музыканты" (1987), "Реквием" (1992) вряд ли могли быть написаны, а тем более показаны на выставках в более раннее время. Обращение к натюрморту в шестидесятые годы давало простор для эксперимента в области формы, фактуры и колорита. Преобладание портрета, начиная с восьмидесятых годов, видимо, было связано с личностными мотивами размышления о смысле жизни, о судьбе и предназначении человека.
Корбаков начинал творчески работать как пейзажист. Вначале это были пейзажи средней полосы России - Подмосковье, Переславль. Затем основным мотивом стали вологодские северные города и деревни, поля и реки, жизнь людей на земле. Это пейзажи настроения, написанные широко, корпусно, с сильным эмоциональным зарядом. В них нет тишины созерцания. Когда смотришь холсты "Устье-Кубенское" (1962), "Над рекой Вологдой" (1960) - ощущаешь ветер, который гнет деревья, силу слепящего солнца; синеву холодной реки в работе "Рыбачья слободка" (1963), настроение тревоги и сказки темного вечера в картинах из серии "Деревянная Вологда" (1970-е), "Челищево. Родина космонавта П. И. Беляева" (1976).
Сквозная тема пейзажного творчества художника - старинные города Вологодской области. В этом цикле родной Вологде посвящено не так много работ, чуть более десяти. И почти все они написаны в сердце старого города, внутри и вокруг Вологодского кремля. Менялась стилистика работ: от импрессионистической до декоративно-плоскостной манеры письма. От тихих уголков художник переходил к общей монументальной панораме ансамбля. Неизменным оставалось одно - серьезное и вдумчивое отношение к истории, осознание строгой тишины и вневременной ценности наследия прошлых эпох. Таковы лучшие работы этого цикла: "Вологодский кремль зимой" (1955), "Вологда осенняя" (1958), "Вологда. Серый день" (1980), "Спасо-Прилуцкий монастырь в Вологде" (1992) . Можно сказать что Вологда - это еще не спетая песня художника. Он собирается посвятить своему любимому городу еще много холстов.
Буквально повезло многим старинным городам Вологодчины, еще не избалованным вниманием мастеров изобразительного искусства. В 1992-95 годах, выезжая вместе с группой художников на пленэры, Корбаков выполнил целую сюиту живописных и графических работ, посвященных Великому Устюгу, Тотьме, Белозерску, Чагоде, Устюжне, Кириллову. В этих работах мы увидели совсем новые черты - эмоциональную и чисто живописную экспрессию, импровизационность. Обращаясь к конкретным архитектурным ансамблям, улицам и домам, Корбаков прежде всего интересовался особенным ароматом историко-бытовой среды. Он написал тревожную драму элегической Устюжны и былинную древность Чагодощенской земли. Его Тотьма полна простора и романтической окрыленности, а Великий Устюг сказочной прелести каменного узорочья монастырей, храмов и старинных домов. Стоит только удивляться работоспособности и творческой энергии художника, сумевшего за столь короткий срок этих летних поездок не просто написать много работ, но и выразить в них целостное ощущение живого прошлого Вологодчины.
Корбаков сегодня более всего известен как портретист. Он выполнил уникальную для вологодского художника задачу. Создал обширную по представительству и разнообразную по творческому воплощению портретную галерею людей Вологодчины 1950-90-х годов. Благодаря портретам художника мы уже сейчас, не говоря о будущих поколениях, воочию представляем стиль жизни, образ мышления, настроение людей эпохи конца XX века. А если всмотреться лучше - то и страсти, переживания, надежды и идеалы наших современников, нас самих. Не случайно, отдельные портреты художника носят обобщающие названия: "Юность", "Мечты", "На пороге жизни", "Воспоминания", "Драма актрисы".
В портретном творчестве Корбакова можно выделить несколько серий, появление и развитие которых было определено своеобразием его творческого пути. Долгие годы мы знали художника как автора портретов знатных рабочих, ветеранов войны, колхозников. Среди них есть немало удачных, где вместо типичной для той эпохи парадности проявлялось знание судьбы и труда человека, искреннее и совсем не казенное отношение к избранной модели. Таковы работы "Портрет М. К. Подольской. Знатный льновод" (1970), "Русский солдат. 96-летний А. И. Брагин" (1981), "Борис Александрович Маслов - гвардии майор в отставке" (1995). Сам художник в 1988 году писал: "Не все портреты, разумеется, одинаково удачны, но все, безусловно, обладают исторической ценностью. Твердо верю: через сто, даже двести лет каждый найденный портрет героя Великой Отечественной войны будет определен как большая и бесценная историческая находка. Работа над этой серией будет продолжена".
Начиная с 1980-х годов в творчестве Корбакова все активнее развивается интерес к образам детства, юности, молодости. Именно в этих портретных работах художник как бы преодолевал сложившиеся в искусстве недавней эпохи стереотипы казенной скованности, колористической и фактурно-живописной усредненности. В его быстрых этюдных и длительных композиционных работах взволнованно и романтично начал звучать изысканно-выразительный колорит. То это единый голубовато-синий колорит в портрете студентки В. Быстровой (1987). Или трепетно-нежная живопись охристых оттенков в работе "Портрет дочери Наташи" (1989), темноватый грустный колорит и пастозная живопись широкой кистью в портрете-картине "Оля с куклой" (1982). Как воспоминание о собственном деревенском детстве, как стремление в сложном жанре группового интерьерного портрета раскрыть не просто характеры, а, может быть, и будущие судьбы своих молодых героинь воспринимается картина 1980 года "Крестьянские дети". Сам художник писал: "Что мне хотелось выразить в портретах нашей молодежи? Кроме обаяния юности меня всегда интересовало и интересует: а каков наш сегодняшний молодой человек, с чем он пришел в жизнь и чем хочет заявить о себе".
С конца восьмидесятых годов Владимир Николаевич Корбаков стал писать картины с мотивами обнаженного женского тела. Эту серию работ он назвал "Гимн красоте". Для художника это был очень смелый шаг. Ведь он вошел в ту область живописного искусства, которая имеет прекрасные образцы классики и очень мало разработана в отечественном искусстве. Тем более - в советское время! Оригинальность замысла и дерзостность самого поступка еще более очевидны в достаточно устоявшейся и консервативной вологодской художественной среде. Корбаков бросил вызов и времени, и обстоятельствам жизни. И остался верен себе. Работа с "ню" заставила художника многое пересмотреть в своем искусстве. Ведь в нем шла борьба между не совсем удачными "альковными" сюжетами в картинах "Сусанна и старцы" (1990), "Прекрасная Елена" (1990) и образами чистой красоты искреннего трепетного чувства - в картинах "Стыдливая" (1989), "Рыжая Оля" (1989), "Юность" (1991).
Как показало время, самые удачные портреты Корбакова все же связаны не с конкретизацией профессии, возраста или состояния модели. Художнику более всего удается настроение, творческая жизнь, внутренняя импульсивная энергия героев картин. Это прежде всего проявилось в самом большом цикле портретных работ художника, который посвящен творческой интеллигенции. Это - писатели и поэты, актеры и художники, журналисты и музыканты. Вообще - люди культуры и искусства. Это - постоянная среда жизни и искусства Корбакова, его друзья и коллеги, его почитатели и вдохновители. Ведь и творческая мастерская художника сама по себе напоминает театр и музей, и своего рода роман жизни. В этой среде откровенности и откровений, в меняющихся красках сцены и новых интонациях стихов и музыки рождаются лучшие артистические портреты художника. В них сам автор реализует постоянную тягу к творческой импровизации, к своему "дурачеству" и дерзкой смелости, к восторженному восприятию всего талантливого, яркого и художественно самобытного.
Ранние портреты людей творческой среды у Корбакова отличаются сдержанно-темноватым колоритом, грустью и тревогой. Таков портрет поэта А. Я. Яшина (1966), "Автопортрет в жабо" (1977), работа "Музыкант А. Васильев" (1978). И это понятно. Честный художник стремился выразить волновавшие его самого и близких друзей ощущения одиночества, непонятости, оскорбленности, ненужности истинных творческих начинаний. В 1970-80-е годы пришла к мастеру пора глубинных психологических портретов-размышлений, основанных на классической традиции. Он говорил, что надо больше уделять внимания таланту, думать о природе и судьбе одаренного человека, любить художника. К лучшим психологическим портретам тех лет можно отнести работы "Любовь Филиппова - заслуженная артистка РСФСР (1985), "Мечтатель", (1985), "Молодой журналист Олег Ларионов" (1985), "Портрет поэта Б. Чулкова" (1986), "Юный скрипач" (1989), "Автопортрет на лошади" (1975-87).
Живопись Корбакова всегда находится на эмоциональном острие времени. В своих работах он раньше других художников не просто улавливает, но и передает процесс обновления жизни, творчества, настроения людей. И ищет для этого смелые, порой неожиданные даже для себя самого новые живописно-пластические решения. По этой причине искусство художника не только не устаревает со временем, а выглядит особенно молодым и ярко современным по своей сути. С конца 80-х годов в работах живописца появились новые, ранее еще неизвестные нам черты. Это - условная театрализация композиции, открытая праздничная декоративность формального и колористического решения. Корбаков как бы полностью раскрепостил свой талант и вошел в новое пространство поэтически обобщенного ассоциативного мышления. Вокруг него - вихрь красочных видений и фантазий. На его холстах - буйство плодоносящей красочной материи. Он упивается радостью свободного творческого труда. Новое, живописно-театральное понимание личности и судьбы человека особенно ярко представлено в работах последних лет: "Венгерский скульптор Петер Сани" (1989), "Актер В. Григорьев в роли Кота в сапогах" (1991), "Актриса Лариса Алексеева в мужском костюме" (1990), "Танцовщица Вера Федотовская" (1994), "Портрет старшей дочери Наташи" (1995). Сегодня Корбаков находится в поре яркой зрелости своего таланта. Вся его мастерская заставлена недавно законченными или только что начатыми работами. Пишутся натурные портреты, обдумываются картины о проблемах современной жизни, создается совсем новая серия живописных натюрмортов "Цветы Корбакова". И каждое "свежее" произведение мастера сегодня воспринимается как открытие, откровение. А уже завтра оно входит в историю живописной культуры Вологодчины.

Радость общения

Корбаков - это целая эпоха в культурной жизни Вологодчины послевоенных десятилетий. Да, не во всем и не всегда он был прав. Трудно видеть в нем идеальный образец для подражания. Но он сделал для развития изобразительного искусства области, для формирования культурных традиций Вологды необычайно много. Корбаков сформировал и реализовал свой отличный от всех стиль искусства. Он - живописец и график. Организатор и активный пропагандист, хранитель и созидатель творчества. Из многого сказанного и написанного им формируется целостная программа служения своему делу, своему призванию.
Корбаков - редкий собиратель. Он объединяет вокруг себя талантливых людей. Он собирает старинную мебель, классические картины и книги. Иконы из коллекции художника сегодня украшают постоянную экспозицию областной картинной галереи. Его дом и мастерская стали маленькими музеями и символами артистического быта вологодской творческой интеллигенции. Корбакову удалось сделать то, что вряд ли по силам одному обычному человеку. Ведь он собрал около двухсот своих портретов, созданных в различных живописных и графических техниках многими отечественными и зарубежными современниками. Эта коллекция получила название "Меня рисуют друзья". Уже сегодня такая портретная галерея осознается как уникальное, и, видимо, единственное в своем роде культурно-историческое явление.
Коллекция портретов Корбакова может восприниматься, как вторая, потаенная линия узнавания и понимания самого художника. Зная его работы, интересно представить, как воспринимался автор коллегами-художниками. Ведь собранные портреты далеко не комплиментарны. Многие из них скрупулезно точны, иногда насмешливы и далее карикатурны. Лучшие из них застают модель в период творческого раздумья, переживания, радости или тревоги. Таковы работы В. Попкова, Э. Браговского, В. Иванова, Л. Дьяконицына, Д. Тутунджан. В работах известных мастеров образ Корбакова приобретает ту серьезность и значимость, которая порой не осознается нами в заботах повседневности. Таковы его графические портреты, выполненные И. Обросовым, И. Голицыным, И. Глазуновым. Дружеские "видения и фантазии" позволяют материализовать в созданном образе мастера те черты и характерные побуждения, которые мы всегда чувствуем лишь подспудно, находясь рядом с ним. Так в живописи А. Геннадиева Корбаков предстает "рыцарем странным", а в многочисленных графических листах М. Копьева то Паном и Пророком, то цаплей и кентавром, флиртующим дамским угодником или хитрым шахматистом. В 1977 году А. Пантелеев написал большой портрет Корбакова в образе усталого и очень умного актера - хозяина театра марионеток. Благодаря этому редкому по проницательности авторскому взгляду мы как бы приближаемся к пониманию сложнейших процессов взаимодействия реального и таинственного в жизни мастера..
Корбаков отличается редкими чертами подвижничества. Художник буквально всего себя отдает служению искусству, подчас не получая взамен ни нормальных условий для творчества, ни обеспеченной жизни. Все его ценности - картины, коллекции и... радость общения с интересными талантливыми людьми. Сегодня художник озабочен судьбой созданных произведений. Как они сохранятся, смогут ли его произведения постоянно видеть зрители? С этой целью в 1996 году, готовясь к 850-летию Вологды и своему семидесятипятилетию Владимир Николаевич Корбаков решил подарить все свои основные произведения и коллекцию портретов "Меня рисуют друзья" своему родному городу. В дар вошло более двухсот живописных и графических работ, созданных в 1950-90-е годы, а также более ста коллекционных портретов. Художник поставил только одно условие, чтобы эти работы постоянно экспонировались в специально созданном музее. Чтобы они были доступны всем желающим и тем самым творили в людях Добро и Красоту!
Благородные идеи художника нашли полное понимание среди энтузиастов, любителей искусства самых разных областей производственной и творческой деятельности. В 1996 году в Вологде был создан специальный благотворительный фонд "Музейно-творческий центр заслуженного художника России Владимира Николаевича Корбакова". Учредителями "Фонда Корбакова" стали Вологодская областная картинная галерея, акционерные общества "Вологодавтодор" и "ЛУКойл-Вологданефтепродукт", коммерческий банк "Вологжанин". Необходимо отметить, что именной фонд активно работающего художника - большая редкость. "Фонд Корбакова" всемерно поддерживает выставочные, творческие, научные и издательские программы, связанные с сохранением, изучением и пропагандой искусства мастера. Учредители фонда совместно со всеми любителями изобразительного искусства Вологодчины работают над воплощением в жизнь прекрасной идеи - создания в Вологде нового, активно действующего художественного музея, связанного с миром жизни и творчества заслуженного художника России Владимира Николаевича Корбакова.


Сочинения
Жизнь. Труды
Видео
Альбом
Ссылки
 
Вот что, нужен болт нержавеющий? Заходи