Главная/Государство. Общество. Армия/Анатолий Дрыгин/Жизнь. Труды
Викулов С. Из когорты фронтовиков // Наш современник. - 1995. - № 1


Сергей ВИКУЛОВ

ИЗ КОГОРТЫ ФРОНТОВИКОВ

Более двадцати трех лет Анатолий Семенович Дрыгин возглавляет Вологодскую областную партийную организацию. Почти четверть века! И вполне естественно было бы начать рассказ о нем как о партийном вожаке, обладающем огромным опытом сложнейшей работы, ставшей для него профессией.
Но мне все-таки хочется прежде вспомнить о годах войны накануне 40-летия Победы это будет кстати, - вспомнить о той работе, которой долгих четыре года он был занят на фронте. Политрук роты, комиссар и командир батальона, а с 1943 года - командир стрелкового полка - это, согласитесь, работа, да еще какая! В любое мгновение она могла стоить жизни...
Трижды раненный, Победу он все же встретил под знаменем родного гвардейского полка, на алом шелке которого посверкивали ордена Суворова, Кутузова и Александра Невского.
Никогда не помышлявший о воея\нной карьере (в 1935 году А. С Дрыгин закончил сельскохозяйственный институт в г. Мичуринске), молодой научный сотрудник Башкирского НИИ социалистической реконструкции сельского хозяйства в грозный для Родины час стал мужественным и верным ее солдатом. Четыре боевых ордена красноречиво свидетельствуют не только о его храбрости, но и военном таланте. Победы, которые одерживал полк, обеспечивались тактически грамотными его решениями и кропотливой, по-суворовски, боевой и политической подготовкой солдат.
Молодой комполка понимал, что самый хитроумный тактический ход может оказаться битым, если он не утвердился в голове солдата, не стал его верой и даже страстью, граничащей с азартом... И потому малейшую возможность, какая представлялась в боевой обстановке, офицер Дрыгин использовал для личных контактов с солдатами и командирами. Ему мало было знать, сколько штыков осталось в строю, сколько в батальонах боеприпасов, - он хотел своими глазами видеть местность, где придется полку обороняться или наступать, знать наиболее уязвимые или, наоборот, выгодные для атаки направления, а главное - знать людей, особенно командиров, их настроения, их характеры, и значит, степень надежности в бою...
Он не забывал, что в тот миг, когда вздрогнет от артподготовки земля, и поле боя скроется в дыму разрывов, а с батальонами, как случалось не раз, оборвется связь, у него, может быть, одно только и останется - надежда, что люди, в которых он столько вложил, не подведут...
Вот такой была его военная работа. И в этом смысле, как он убедился потом, она не очень разнилась с работой партийной.
Демобилизовавшись в 1946 году, А. С. Дрыгин взялся было за прерванные войной занятия: директорствовал в одном из хозяйств Всесоюзного института растениеводства, потом в совхозе "Скреблово" под Ленинградом - занимался чисто хозяйственными и, в меру возможностей, научными делами... Однако той самой, приобретенной на фронте, наступательной, а по сути своей партийной струнки в характере своем, в стиле работы не утратил. И это не осталось не замеченным руководителями области.
Вскоре его избирают председателем Лужского райисполкома, а потом - первым секретарем горкома партии.
Ленинградский обком КПСС уверенно и, надо думать, с перспективой растил, пестовал коммуниста-фронтовика Дрыгина. Вскоре последовали новые назначения: заведующий сельскохозяйственным отделом обкома КПСС, первый заместитель председателя облисполкома, секретарь Ленинградского обкома КПСС...
...Шел 1961 год. И вдруг - весть: ЦК КПСС рекомендует Дрыгина Анатолия Семеновича на должность первого секретаря Вологодского обкома КПСС! Товарищи по работе встретили эту новость с удовлетворением: столь высокое назначение получал не кто-нибудь - воспитанник Ленинградской партийной организации! Было высказано немало добрых напутствий, но кое-кто вместе с тем выразил ему и откровенное сочувствие: нелегкая, дескать, область досталась тебе, брат... Так что лавров не жди, настраивайся на самую трудную работу, которую одним махом, наскоком не решить.
Когда Анатолий Семенович вспомнил об этом, я спросил его: а как он сам представлял тогда Вологодскую область?
- Товарищи были правы, - ответил он. - Область в самом деле не из легких. Мелкоконтурные, закамененные поля, болота, леса, бездорожье, десятки тысяч мелких деревушек, таивших в себе множество противоречий, которые потом и проявили себя во всю силу... И вдобавок - безлюдье, как одно из тяжелых последствий войны... Фронт только краешком задел Вологодскую область, она была прифронтовой. Но право же, от этого ей было не легче. Людские ресурсы ее были сильно подорваны. Даже женщины - очень многие - были брошены на рытье окопов, они же работали в цехах, в том числе на заводах осаженного Ленинграда... С землей управлялись, как могли, старики да подростки... Да что об этом говорить - знаете не хуже меня...
Прошли годы, среди молодежи стали очень популярны песни "Едем мы, друзья, в дальние края...", "Здравствуй, земля целинная!", и молодежь откликнулась на этот призыв... А тут еще и своя "целина" под боком - строился, набирал силу неслыханный для этих издревле землепашеских краев металлургический завод-гигант в городе Череповце. Из ближайших районов - Череповецкого, Шекснинского, Кадуйского и других он, как сильнейший магнит мелкие гвоздики, вытаскивал из деревень еще не успевших уехать на целину парней. А вслед за ними потекли из колхозов и девчата. И не только в Череповец. В области круглогодично действовали 43 леспромхоза, начиналось строительство крупнейшего в стране Вологодского подшипникового завода.
Многие деревни пустели буквально на глазах. Тракторов, комбайнов, автомашин явно не хватало. Урожайность не превышала 6-8 центнеров, надои - 500 кг от коровы в год, скот содержался в основном в старых дворах, где все - раздача кормов, поение, дойка, уборка навоза - делалось вручную.
Все это, конечно, не было неожиданным для нового секретаря: не с неба свалился, из соседней области приехал... Но, чтобы начать наступление (по фронтовой привычке он любил повторять это слово), умозрительных представлений было явно недостаточно. Требовалось увидеть своими глазами землю, на которой предстояло хозяйствовать, а главное - узнать людей, и как можно быстрей. Для него любое дело становилось конкретным, обретало плоть и кровь, да за ним он видел человека. Иными словами, думать о делах для него означало думать о людях. И эту радостную, а подчас - что греха таить - и горестную работу узнавания людей он, приступив к исполнению высоких обязанностей, с первых дней поставил, как говорится, во главу угла, причем, приехав в тот или иной район, не всегда начинал с правого фланга и не обязательно по ранжиру. Правофланговых, то есть руководителей района, можно было и в Вологду пригласить, а вот с председателями колхозов, бригадирами, механизаторами, доярками, специалистами лучше было знакомиться на местах. И не просто знакомиться, а пристально приглядываться к ним, внимательно прислушиваться... Курочка, гласит пословица, клюет по зернышку. Ему тоже нужны были "зерна" опыта, рожденного практикой жизни в самых низах.
Более четырехсот хозяйств в области, и только в двух десятках из них ему не довелось пока побывать лично. Но ведь кроме колхозов и совхозов - еще и сотни промышленных предприятий. Конечно, главной его заботой были райкомы, и особенно - первые секретари. Любое серьезное дело требует энтузиазма, всеобщего подъема. И тут слово за райкомами, за первыми секретарями. Все ли готовы к такой роли? Понять, разглядеть в каждом из них и сильные, и слабые стороны, в ком-то укрепиться верой, кого-то встряхнуть, помочь найти свое место в строю, а кого-то, может быть, для пользы дела и заменить... Очень непростая эта работа. Не изобретено пока (да и не будет изобретено) своеобразного рентгеновского аппарата, который бы просвечивал душу человека, показывал бы, что в ней - жажда деятельности, творчества или остывший пепел равнодушия? А дело осложняется еще и тем, что пепел-то не прочь свой серый цвет порой выдать за серебристый, сверкающий и переливающийся искрами...
- Ну, например, кем-то сделан хороший почин. Дело стоящее, обещает немалую выгоду, - размышляет Анатолий Семенович. - Один еще думает, проверяет, а другой, глядишь, уже поднимается на трибуну. Слова у него правильные - не придерешься, обещания громкие... Хочется выделиться человеку... Слушаешь и думаешь: а ведь сойдет с трибуны и тут же забудет, что говорил. А коли спросишь потом, ответ один: старался - не вышло... Но есть и такие, которые действительно стараются, но по неопытности свою энергию направляют не туда. Некоторые райкомы в течение последних трех лет по нескольку раз заслушивали отчеты одних и тех же партийных организаций и руководителей колхозов, а положение дел в них не изменилось. Живая организационная работа была подменена сбором справок, статистических отчетов... Контрольная папка при таком отношении к делу неимоверно разбухает, а воз, как говорится, ни с места...
Другие свою инертность, безынициативность - и даже скажу более резкое слово безответственность - и, как результат, плачевное состояние дел научились скрывать за многословными записками, просьбами, приукрашенными отчетами... Так распишут порой, что ничего другого, кажется, не остается, как броситься их, горемычных, утешать, пот и слезы им утирать... Есть и такой тип руководителей.
Начинаешь анализировать, откуда у человека все это? И выясняешь: не прошел он хорошую школу жизни, не поварился в котле народных дел и забот. Стол, заваленный резолюциями и решениями, кресло в кабинете - решил он - самая естественная среда обитания... Ну, еще сидение в разных президиумах, штабах, комиссиях. А уж на "черновую" работу, предполагающую общение с людьми, у него времени не остается... А между тем - сужу по себе - сколько интересной и полезной информации получаешь во время встреч, бесед, выступлений на предприятиях, в колхозах, совхозах, перед творческой интеллигенцией!
Очень точные, рожденные огромным опытом партийной работы мысли высказал по этому поводу К. У. Черненко: "...нельзя уходить от открытого разговора с людьми. Причем надо не только уметь разъяснять нашу политику, учить массы, но и уметь учиться у масс, что называется, заряжаться на массах. Это должно быть не только обязанностью, но и потребностью каждого руководителя"* [Материалы Пленума ЦК КПСС 14-15 июня 1983 г., стр. 64].
И тем, кто забывает об этом, приходится сказать: нет, уважаемый, твой стиль работы в ленинской партии давно осужден, и название ему ты знаешь не хуже меня: бюрократизм. Руководить районом, заводом, колхозом - значит быть все время в гуще масс, знать настроения людей, знать все, как учил Ленин, чтобы своей компетентностью завоевать их абсолютное доверие, а завоевав, повести за собой.
Анатолий Семенович с отеческой теплотой и вполне понятной гордостью рассказывает о первом секретаре Вологодского горкома КПСС В. А. Купцове, первых секретарях райкомов Т. Н. Чухиной, В. А. Коробицыне, Г. М. Колпакове, К. Н. Мясникове, М. Г. Бондареве, В. В. Елхачеве - талантливых, умелых организаторах, вполне соответствующих этой высокой партийной мерке. И я догадываюсь, что и к выдвижению их, и к становлению он имел прямое отношение.
- Или взять первого секретаря Грязовецкого райкома партии Валерия Дмитриевича Солдатенкова... Настоящий партийный вожак! - с большой убежденностью добавляет Анатолий Семенович. - Все есть у человека: доскональное знание дел, которыми заняты люди, постоянная настроенность на ту жизненную волну, на которой звучит все новое, передовое. Услышать, не прозевать, и не ради праздного любопытства, а для того чтобы немедленно разобраться, понять - и внедрить! Его редко можно застать "дома", он все время в партийных организациях, но, заметьте, не как гость, а как старший товарищ, с готовый к самому заинтересованному участию в делах организации, хозяйства в целом. К участию, но не к подмене - этот грех далеко еще не изжит в практике партийной работы... Кстати, при такой манере поведения руководителя полнее, зримей раскрываются деловые качества людей. А для нас ведь это как раз и ценно!
Вспомнил Анатолий Семенович и еще об одном секретаре райкома - Михаиле Павловиче Зыкове. Район этот - в полном смысле глубинка даже для такой области, как Вологодская. И тем не менее дела там идут в гору, решена одна из самых острых проблем - проблема животноводческих кадров. На фермы пришла молодежь. Как там, в Тарногском районе, добились этого? Может, агитация сработала, уговоры? Нет, где агитация не подкреплена делом, положение не меняется.
Работники райкома, как и сам Зыков, часто бывая в колхозах, поняли, что молодежь в принципе не против приобретения сельскохозяйственных профессий, но уж больно далеко СПТУ... Вот если бы оно было здесь, в районе, - другое дело. Такое же мнение сложилось и у родителей. И Зыков принимает решение: создать СПТУ на базе местной сельской школы... И дело пошло. В колхозах прибавились сотни молодых специалистов. Примеру Тарногского района последовали и другие.
- Михаил Павлович Зыков из тех, кто прошел хорошую школу жизни, - подчеркивает Анатолий Семенович. - Начал он с рядового колхозника. Потом стал учителем, а чуть позже - директором школы. Люди оценили его деловые качества и избрали председателем правления колхоза - прямо скажу, не лучшего. Но Михаил Павлович оправдал доверие, поставил, что называется, хозяйство на ноги... Имея в виду таких коммунистов, как Зыков, я не устаю повторять: нет заведомо слабых хозяйств, есть слабые руководители.
В связи с этим замечанием Анатолия Семеновича я вспомнил, что в кои-то годы отстающим был и ныне знаменитый колхоз "Родина". Вспомнил потому, что в течение ряда лет состоял на партийном учете в этом колхозе и все видел ними глазами. Так вот, пришел в этот отстающий колхоз председателем М. Г. Лобытов, и хозяйство буквально преобразилось. Уже на протяжении ряда лет там собирают по 40-47 центнеров зерновых с гектара, а в нынешнем - же по 54! Надои же молока - это второй главный показатель для вологодских колхозов - достигли 5 000 кг от коровы. К маяку подтягиваются и другие колхозы. В нынешнем году уже 19 хозяйств получили урожай зерновых свыше 30 центнеров с гектара, 142 колхоза и совхоза - более 20 центнеров. В 65 хозяйствах будет надоено свыше 3 тысяч килограммов молока от коровы.
- Вот вам и Нечерноземье! - восклицает Анатолий Семенович, комментируя достижения передовых хозяйств. И я вполне разделяю его оптимизм, его уверенность в том, что программа подъема Нечерноземья, разработанная партией и правительством, будет выполнена.
Главное, чтобы дело это было в руках деятельных, талантливых руководителей, наделенных природной крестьянской сметкой и одновременно высокообразованных, умеющих применить все лучшее, что рождено передовой практикой и наукой. Сейчас в области трудится 9 тысяч специалистов - агрономов, техников, инженеров - по 22 на хозяйство! Дальнейшее повышение экономической эффективности производства будет зависеть от их энтузиазма, от их полной самоотдачи. Кстати, они же - надежный резерв руководящих колхозных кадров.
- Именно об этом, - рассказывает Анатолий Семенович, - пришлось напомнить Белозерскому райкому, деятельность которого по укреплению "председательского корпуса" обсуждалась на бюро обкома. Товарищам было указано на поспешность при выдвижении людей на руководящие должности, на недостаточную заботу о резерве руководящих кадров...
Впрочем, к "резерву" несерьезно относятся и в ряде других райкомов. Графа "резерв" у всех заполнена, но, как потом выясняется, сделано это формально, без тщательной проверки деловых качеств людей.
- Очень многогранное и одновременно очень тонкое, деликатное дело - стиль работы, - как бы подводя итог своим раздумьям, сказал Анатолий Семенович. - Трудно выделить в нем что-то главное, и все-таки осмелюсь утверждать, что главным в нем является подбор, расстановка и воспитание кадров. Руководящие кадры, говоря образно, - это тот порог, не переступив которого в войдешь в светлый дворец процветания и благополучия.
О многом еще рассказывал Анатолий Семенович... И хотя родом я из здешних мест и до 1967 года жил в Вологде, а теперь часто навещаю свою родину и думал, что неплохо знаю ее, все же вынужден был в душе признаться, что знания мои далеко не полные.
Испокон веков землепашеская, избяная, моя родная Вологодчина за последние десятилетия вышла в ряд крупнейших промышленных областей. Заново созданы в ней такие отрасли индустрии, как черная металлургия, химическая промышленность, машиностроение, приборостроение. На Череповецком металлургическом комбинате сейчас производится свыше 180 марок стали, его металл поступает более чем на 6 тысяч предприятий и строек нашей Родины и в 43 страны мира. Сейчас в Череповце строится крупнейшая в мире, пятая по счету, домна, любовно названная моими земляками "Северянкой", за рекордно короткий срок реконструирована четвертая. Наращивает мощность череповецкий гигант - завод, выпускающий минеральные удобрения, вступила в строй Череповецкая ГРЭС, построены тысячи километров ЛЭП, удлиняются с каждым годом асфальтированные дороги... Два десятилетия работает Волго-Балт, связавший в единую сеть речные и морские бассейны европейской части страны.
И каждое из этих предприятий и строек прошло, что называется, через сердце и душу верного солдата партии, фронтовика А. С. Дрыгина.
Но, рассказывая о них, Анатолий Семенович припоминал не столько цифры и победные даты, сколько людей... И я убеждался, что всех их он знал не только по имени, но и в лицо, видывал их в деле, советовался с ними, набирался от них знаний и опыта, учился у них - для настоящего коммуниста-ленинца это отнюдь не зазорно.
И вот что еще хочется подчеркнуть: все колхозники, рабочие, работники культуры, писатели (писателям Анатолий Семенович уделяет особое внимание), кто встречался с А. С. Дрыгиным, высокого мнения о нем.
И почти каждый, делясь впечатлениями, добавлял: "Строг у нас "первый". И под этой строгостью, как я понял, все разумели одно: требовательность, не оставляющую никакой надежды на снисходительность, если дело касалось интересов партии и народа.
Я рассказал об этом Анатолию Семеновичу. Он ответил коротко:
- Время такое. Расслабимся - что-то не успеем, в чем-то отстанем... этого история нам не простит!
Недавно А. С. Дрыгин за многолетнюю и плодотворную работу, большие заслуги по мобилизации коммунистов, всех трудящихся на ускоренное развитие экономики и культуры области удостоен высокого звания Героя Социалистического Труда.
Заслуженная награда!

Сочинения
Жизнь. Труды
Альбом
 
закажите такси дешево в санкт петербурге