Главная/Экономика/Христофор Леденцов/Жизнь. Труды
Коновалов Ф. Русский Нобель //Москва – Вологодчина: Времен связующая нить. – Вологда, 2009

РУССКИЙ НОБЕЛЬ

Cтолица и провинция... Какие токи текут между ними? Что связывает между собой огромный мегаполис и мелкие провинциаль¬ные центры? Откуда столица черпает многочисленные идеи и инициативы, которые затем растекаются по стране в качестве культурных, хозяйственных и административных проектов и решений? Можно ли назвать столицу источником идей или она всего лишь их аккумулятор?
Эта тема почти не была предметом исследований. Пока же можно ска¬зать только одно. Большую идею можно реализовать только в большом городе, а лучше всего, в столице. А вот родиться идея может где угодно... Попытку реализовать в Москве одну из таких удивительных и, видимо, обогнавших время идей сделал вологодский купец и общественный деятель Христофор Семенович Леденцов (1842-1907].
Родился X. С. Леденцов 24 июля 1842 года в известной вологодской купеческой семье. По семейному преданию, начало их фамилии поло¬жил Иван Леденцов, который торговал сладостями вместе с Алексашкой Меньшиковым. С Меньшиковым связывают и другую традицию их семьи: получать образование в престижных европейских университетах. По подсказке Меньшикова, который к тому времени стал уже правой рукой царя, Иван послал своего сына обучаться за границу. Примеру отца последовал и Семен Леденцов. Его сын Христофор, окончив в 1860 году Вологодскую губернскую гимназию, а затем в 1862 году Московскую практическую академию коммерческих наук, уехал обучаться в Кембридж.
Кембриджский университет молодой предприниматель не закончил, так как из-за семейных проблем вынужден был вернуться в Россию, но, видимо, учеба и пребывание в Англии оказали значительное влияние на формирование его мировоззрения. Вероятно, именно тогда и зародился у X. С.Леденцова интерес к науке как мощной преобразовательной силе. Скорее, на это повлияла даже не сама учеба, а сравнение английской и российской действительности. Английская экономика убедительно демонстрировала значение высокой производственной культуры не только для производства, но и для социально-бытовой сферы.
Уже писалось о том, что взгляд на науку как на одно из средств решения всех общечеловеческих проблем был достаточно распространенным в то время. Многим тогда казалось, что с ее помощью можно быстро найти способы установления гармонии в общественных отношениях. Особенно, если резко поднять материальное благополучие людей. Самые большие надежды возлагались на естественные науки и возможности их прикладного использования. Очень хорошо об этом сказал в 1911 году академик И.П.Павлов, когда давал оценку созданному Леденцовскому
обществу: «Общество, очевидно, вынесла новая волна, самая высокая из поднимавшихся до сих пор, волна общечеловеческого интереса ... в сторону опытных наук и их жизненных приложений, волна, пробегающая по всему культурному миру».
Таким образом, удивительной была не сама леденцовская идея, а то, что всей душой ее воспринял человек, сфера деятельности которого лежала очень далеко от науки. Это похоже на мечту Шлимана найти гомеров¬скую Трою. Факты биографии Х.С.Леденцова свидетельствуют, что это был человек увлекающийся, с романтическими наклонностями. По мнению некоторых исследователей, Кембридж он бросил из-за того, что не выдержал долгой разлуки с любимой девушкой - Серафимой Николаевной, представительницей старинного вологодского купеческого рода Белозеровых, на которой после воз¬вращения в Вологду из Англии и женился. Знал несколько иностранных языков (и это купец в провинциальной Вологде), собрал большую библиотеку технической литера-туры, много путешествовал. Однако ему не откажешь и в деловой хватке. Унаследовав от отца довольно значительный капитал, он умело его приумножил. Оценив перспективы развертывающегося железнодорожного строительства, он расчетливо вложил деньги в акции железнодорожных компа-ний и к концу жизни стал миллионером. Он имел также несколько доходных домов, винокуренный завод, занимался торговлей льном и пушниной.

Общественную деятельность Христофор Семенович начал в качестве гласного Вологодской городской думы, а в 1883-1887 годах он был городским головой. Казалось бы, отличиться на такой прозаической должности да еще в провинции довольно трудно, тем не менее Леденцов смог это сделать. 14 марта 1885 года он выступил на собрании гласных с предложением создать в городе ломбард. "Я считаю, - заявил он, - предметом существенной важности и обязательной необходимости учредить при городском общественном банке кассы ссуд, или городской ломбард. Учреждение такого ломбарда имело бы своей задачей если не уничтожение, то, по крайней мере, значительно уменьшить ростовщичество, достигшее у нас громадных размеров".
Конечно, не Леденцов был творцом идеи ломбарда, он заимствовал ее в европейских странах. Видимо, множество русских государственных и общественных деятелей сталкивались с подобными учреждениями в городах Европы, однако мысль внедрить их в России пришла в голову именно Леденцову. Поскольку у Вологодской городской думы не нашлось свободных денег для начального капитала вновь созданного учреждения, X. С. Леденцов пожертвовал на эти цели свое жалованье городского головы. Вологодский городской ломбард открылся 25 октября 1888 года и тем самым положил начало созданию аналогичных учреждений и в других городах России, в том числе и в Москве. Интересно, что городской думе потребовалось более трех лет на то, чтобы полностью реализовать выдвинутую Леденцовым идею на практике.
В 1887 году X. С. Леденцов оставил Вологду и переехал на жительство в Москву. Есть свидетельства, что первоначально он проживал вместе со своей сестрой, купчихой Обидиной, на Мясницкой. Сейчас в этом здании располагается Дом научно-технической пропаганды, в библиотеке которого сохранилась часть уникального книжного собрания, которое Леденцов перевез в Москву из Вологды. Почти тогда же он приобрел дом в Кривоколенном переулке. К дому Леденцова примыкало здание, принадлежащее химику, владельцу крупной московской фармацевтической фирмы Владимиру Карловичу Феррейну. Познакомившись с ним, Леденцов помог ему возвести здание для фармакологических лабораторий. Не исключено, что именно В. К. Феррейн и стал тем человеком, который способствовал сближению бывшего вологодского предпринимателя с научной общественностью Москвы.
Первоначально Х. С. Леденцова заинтересовала деятельность Императорского Русского технического общества. Санитарный отдел технического общества организовал экспозицию на Парижской выставке 1900 года, после окончания которой появилась идея использовать собранные экспонаты для организации соответствующего музея, и Леденцов оказал материальную помощь в его создании. Технический музей содействия труду ставил задачей просветительскую деятельность среди рабочих, защиту их прав и помощь в организации профессиональных объединений. В музее, например, был разработан образцовый устав профессиональных союзов, проводилась первая Всероссийская конференция профессиональных союзов.
Видимо, тогда же у Леденцова зародилась идея серьезно заняться материальной поддержкой научных исследований. Он обращался за советом к Л. Н. Толстому, переписывался со многими учеными. Организационные основы воплощения этой идеи в жизнь подсказал профессор Московского университета Н. А. Умов, предложивший создать общество, которое бы объединило представителей естественных наук, общественности и специалистов в области техники. Базой для подобного общества должны были стать два крупнейших учебных заведения - Императорский Московский университет и Императорское Московское техническое училище. Этот "дуумвират" был очень важен для реализации главной задачи общества - соединения "чистой" науки с ее техническими воплощениями.
То, что задуманное Леденцовым меценатство было не минутным порывом, а основательно продуманным решением, свидетельствует составленная им в 1897 году записка, озаглавленная "Нечто вроде завещания", Б которой он так сформулировал свою идею: "Я бы желал, чтобы не позднее 3 лет после моей смерти было организовано общество... если позволено так выразиться, "друзей человечества". Цель и задача такого общества - помогать по мере возможности осуществлению если не рая на земле, то возможно большего и полного приближения к нему. Средства, - как я их понимаю, - заключаются только в науке и в возможно полном усвоении всеми научных знаний".
Подготовленный в 1903 году проект устава общества обсуждала комиссия в составе ректора Московского университета А. А. Тихомирова, ректора Московского технического училища С. А. Федорова и нескольких профессоров, "известных своими выдающимися трудами в области промышленности и техники". По законам Российской империи, чтобы общество могло начать свою деятельность, необходимо было зарегистрировать устав. Однако сделать это оказалось не так-то просто. Министерство просвещения возражало против существования общества при двух учебных заведениях, пыталось внести в устав пункт о своем праве решать судьбу общества. Были и другие придирки.
Не дожидаясь окончания волокиты, X. С. Леденцов внес в кассу университета 100 ООО рублей процентными бумагами "от лица, пожелавшего остаться неизвестным", и вскоре уехал лечиться в Европу. 31 марта 1907 года в Женеве Христофор Семенович Леденцов скончался, "оставив по духовному завещанию, совершенному им 13 апреля 1905 года и утвержденному к исполнению определением суда от 20 июня 1907 года, все свое состояние на цели учреждаемого общества".
Реализации своей идеи чудак-мечтатель так и не увидел. Тело Леденцова было перевезено на родину и предано земле на Введенском кладбище в Вологде, рядом с женой. На надгробии мы и сейчас можем прочитать звучащие как девиз слова из его завещания: "Наука - средство, ведущее к возможному благу человечества"; "При наименьшей затрате капитала принести возможно большую пользу человечеству".
Устав "Общества содействия успехам опытных наук и их практическому применению" был зарегистрирован 24 февраля 1909 года, а 17 мая состоялось первое общее собрание, на котором, "по единодушно выраженному желанию собравшихся, решено исходатайствовать право на присвоение обществу имени его основателя, X. С. Леденцова, на что и воспоследовало соответствующее разрешение".
Председателем совета общества был избран С. А. Федоров, заместителем председателя - Н. А. Умов. В совет также вошли ректор Московского университета А. А. Мануйлов, профессора университета П. Н. Лебедев, И. А. Каблуков, А. П. Павлов, профессора Московского технического училища А. П. Гавриленко, П. П. Петров, Я. Я. Никитинский и В. В. Гриневецкий. В число 110 действительных членов общества были избраны такие выдающиеся ученые, как Д. Н. Анучин, А. М. Бочвар, В. И. Вернадский, В. В. Зворыкин, Н. Д. Зелинский, К. А. Круг, П. П. Лазарев, В. В. Пржевальский, Д. Н. Прянишников, С. А. Чаплыгин, А. Е. Чичибабин, Л. А. Чугаев. Почетными членами стали Н. Е. Жуковский, И. И. Мечников, К. А. Тимирязев. Не менее известные ученые стали членами-корреспондентами общества: В. П. Горячкин, П. А. Велихов, В. Р. Вильямс, А. И. Россолимо и другие. В общество вошли и представители деловых кругов - директор Южской фабрики Н. Н. Алянчиков, председатель Московского биржевого комитета Г. А. Крестовников, директора правления Богородско-Глуховской мануфактуры Н. Д. Морозов и П. А. Морозов, директор Товарищества Новокостромской мануфактуры С. Н. Третьяков, директор правления Товарищества Московского металлического завода Ю. П. Гужон, а также представители гуманитарных наук - П. И. Новгородцев, М. К. Любавский, инженеры, преподаватели высших школ.
На средства Леденцовского общества была построена и оборудована лаборатория И. П. Павлова в Петербурге, аэродинамическая лаборатория Н. Е. Жуковского при Московском университете и лаборатория для испытания гребных винтов и моделей при Московском техническом училище (основа будущего знаменитого Центрального аэрогидродинамического института). Общество финансировало работы выдающихся химиков А. Е.Чичибабина, Л. А.Чугаева, Н. М. Кижнера и исследования В. И. Вернадским радиоактивных минералов. Поддержка научных исследований П.Н.Лебедева вылилась в создание Института биофизики и физики, для которого в 1916 году на Миусской площади было построено специальное здание. Периодическую материальную поддержку получали также Московское общество испытателей природы, Карадагская научная станция.
Русское физико-химическое общество. В годы Первой мировой войны общество выделяло деньги на проведение исследований и производство остродефицитных медикаментов.
Заявку в общество на субсидирование своих работ мог подать любой ученый или изобретатель. Все они поступали на рассмотрение в экспертные комиссии, которые готовили мотивированные предложения для совета. Окончательное решение по той или иной заявке принимал совет общества.
Оценивая первые итоги деятельности общества, И. П. Павлов говорил в декабре 1910 года: "Общество, уже располагающее большими ежегодными суммами для поддержки назревающих научных предприятий и потребностей в области естествознания и его приложений, общество с особо благоприятными на здешней почве видами на дальнейший рост своих материальных средств, общество с обширной жизненной программой и с практичным способом ведения дела, общество, руководимое в своей деятельности коллегиями академических представителей теоретического и практического значения, представляется мне огромным, небывалым фактором русской жизни".
В 1918 году постановлением Высшего совета народного хозяйства имущество и средства Леденцовского общества были объявлены национализированными, и оно прекратило свою деятельность.
В настоящее время делаются попытки возрождения общества, но вряд ли это удастся... Идея вологодского предпринимателя-мечтателя вовремя упала на благодатную московскую почву и лишь поэтому стала давать ростки, хотя и не получила окончательного развития. Сейчас другое время, которое требует новых идей...


Жизнь. Труды
Альбом