Главная/Литература. Книжное дело/Игорь Северянин/Жизнь. Труды
Шеляпина О. "Я прожил три зимы в реальном..." // Пятницкий бульвар. - 2009. - № 2. - С. 18-19; № 3

"Я ПРОЖИЛ ТРИ ЗИМЫ В РЕАЛЬНОМ..."

Ольга Шеляпина

Единственное учебное заведение, в котором учился будущий знаменитый поэт Игорь Северянин (Игорь Васильевич Лотарев), - Череповецкое реальное училище. Что представляло оно собой?
Это было первое в городе общеобразовательное среднее учебное заведение для мальчиков, с шестилетним обязательным сроком обучения (седьмой, дополнительный класс - механико-технический). Инициатором его создания был городской голова И.А. Милютин. При его материальной поддержке, на средства Уездного земства и Городского общества было построено двухэтажное каменное здание на Александровском проспекте (теперь пр. Луначарского, д.5). Открытие училища состоялось в 1873 году. В 1896 к нему была сделана пристройка, в верхнем этаже которой располагалась домовая церковь, а в нижнем - актовый зал, он же служил и для занятий гимнастикой. В училище имелась библиотека, физический и естественно-исторический кабинеты, лаборатория, учебные классы.
К началу 1916 года в штате реального училища числились: почётный попечитель, директор, законоучитель, девять учителей специальных предметов, учитель чистописания, черчения и рисования, классные наставники, врач, письмоводитель. Учителя музыки, пения, гимнастики, военной призывной подготовки служили по найму. Учеников было 262.
Существовали два оркестра: духовой и струнный. Последним одно время руководил Ф.Н. Лаговский, известный собиратель русских народных песен, учитель пения. В здании училища на самом видном месте - при входе на второй этаж - висели портреты первых пятнадцати монархов дома Романовых. Над ними позднее появились портреты императора Николая II, императриц Марии Фёдоровны и Александры Фёдоровны и наследника-цесаревича.
Очень торжественно отмечались царские дни: по окончании литургии и молебствия ученики под марш, исполняемый собственным ученическим оркестром, направляются в манеж, где учителем гимнастики выстраиваются поклассно. Директор поздравляет учеников с празднуемым событием и провозглашает одну за другой здравицы: Государю Императору, Государыням Императрицам, наследнику-цесаревичу и его августейшим сестрицам, а также Верховному главнокомандующему, российскому воинству... Каждая здравица покрывалась восторженным "ура" воспитанников и заканчивалась всеобщим исполнением национального гимна, сопровождаемого ученическим оркестром.
Традиционно каждый год 6 мая при большом стечении народа, в присутствии городского головы и других представителей власти проводился праздник древонасаждения. Начинался он с молебна. Во время посадочных работ играл духовой оркестр, а по окончании был чай под открытым небом для реалистов старших классов вместе с ученицами гимназии.
Кто учился в Реальном училище? Состав учащихся был разнообразный. Это были дети дворян и чиновников, из духовного звания, из городских и сельских сословий. Пансиона в училище не было, приезжие жили на частных квартирках под наблюдением классных наставников.
В истории Череповецкого реального училища было событие, которое считалось позорным. Его выпускник, Николай Рысаков, оказался террористом, участником убийства царя Александра II, и был казнён. По этому поводу Игорь Северянин напишет:

Я прожил три зимы в Реальном,
Всегда считавшимся опальным
За убиение царя
Воспитанником заведения.

Годы учения в Череповецком реальном училище (1898-1903) оставили в душе поэта мало светлых воспоминаний. Об этом мы узнаём из его автобиографических произведений "Поэзия детства моего и отрочества" и "Роса оранжевого часа":

Но много боли и укола
Принёс мне этот "мёртвый дом",
Где умный выглядел ослом.
Убого было в нём и голо -
Давно пора его на слом!

Чем вызвана такая убийственная характеристика учебного заведения? Нельзя забывать, что детство Игоря Северянина прошло в Петербурге, рядом с нежно любящей его матерью, в обстановке роскоши и комфорта, в окружении бонн и гувернанток. И вот он попал в чужой город, близких людей рядом нет. Ясно, что ему было очень одиноко. В программе реального училища много внимания уделялось математике и естествознанию. А уровень преподавания гуманитарных наук оставлял желать лучшего: учитель французского языка Ж. Ф. Фавр, получивший образование в Швейцарии, плохо говорил по-русски, ученики его не понимали. На уроках словесника Ф.И. Ореховского, окончившего историко-филологический институт в Петербурге, господствовала скука. В училище не тянуло. Поэтому когда на второй год обучения неожиданно в Череповец приехала мама Наталья Степановна с прислугой, с вещами, которые "возили с пристани с утра и до вечерней мглы", Игорь поселился с ней на Благовещенской улице и вовсе забросил занятия.

Я про училище забыл,
Его не посещая днями,
Но папа охладил мой пыл,
Он неожиданно нагрянул
И, несмотря на все мольбы,
Меня увёз.
Так в Лету канул
Счастливый час моей судьбы!

А мать, горюя, взяв обстановку и людей, вернулась в Петербург. Игорь с отцом уехал на Суду, в Сойволу. И там, наслаждаясь прелестями вольной жизни, много читал, "что только мог прочесть", и сочинял стихи. Так как у него было плохо с математикой, отец нанял ему репетитора, о котором поэт напишет так: "Мой репетитор Замараев, милейший Николай Ильич". Семью Замараевых помнят старожилы Череповца. О ней мы рассказывали в газете "Речь" (1991, № 70). Это была интеллигентная и очень дружная семья. Глава её, земский участковый фельдшер из Белозерска, рано умер, оставив семь человек детей. Дочери Нина и Прасковья после окончания Череповецкой Мариинской гимназии стали учительницами; Ольга, по мужу Кокорина, была медсестрой. Жили сестры вместе на Социалистической улице, в доме № 1. Есть свидетельства, что брата Николая, который отличался умом и красотой, они обожали. За причастность к революционным событиям 1905 г. он подвергался аресту. Неслучайно, вспоминая его, Игорь Северянин написал в поэме "Роса оранжевого часа":

Милейший Николай Ильич
Всё больше тёрся у сараев,
Рабочему бросая клич
Объединённого протеста,
За что лишился вскоре места...

На смену ему был приглашён математик из Твери, но ненадолго, его тоже уволили. А Игорь, прожив зиму с отцом в деревне, вернулся в Череповец, в реальное училище.
Директором училища в это время был князь Борис Александрович Тенишев - личность примечательная на провинциальном фоне. Выпускник Петербургского университета, он имел большой опыт педагогической и административной службы. В его послужном списке - Иркутская учительская семинария, Енисейская мужская прогимназия, Симбирская гимназия, Ларинская и 2-я гимназия в Петербурге, Кременчугское реальное училище. "С 18 августа 1899 года перемещён на должность директора Череповецкого реального училища, в коей должности состоял по 1 сентября 1905 г. 6 лет 12 дней". После Череповца он вернулся в Петербург, прослужил около года инспектором университета и вышел на пенсию. В наш город он приехал с семьёй, женой Софией, сыновьями Борисом и Алексеем и дочерью Верой. Квартира его находилась в здании училища. Преподавал он математику, физику, французский язык.
Как директор он много сделал для повышения качества учебной и воспитательной работы в училище, большое внимание уделял гуманитарному развитию воспитанников: было организовано литературное общество, получившее название "Тенишевского", регулярно проводились литературные и музыкальные вечера. И в городе он становится заметной фигурой: в течение ряда лет возглавлял педагогический совет женской гимназии. Человек общительный, доброжелательный, приятный внешне, он нравился окружающим, особенно женщинам.
Игорь Лотарев учился в одном классе с сыном Тенишева Алёшей, они подружились, он поселился у них на квартире. Позднее, в автобиографической справке, Северянин напишет: "Образование получил в Череповецком реальном училище. Лучшее воспоминание: директор кн. Б. А. Тенишев, добрый, весёлый, остроумный".
Не забыл своего воспитанника и Тенишев. На одном из поэзовечеров Северянина, ставшего уже известным поэтом, они встретились и очень обрадовались друг другу. Вскоре после этого появилось стихотворение "Князю Б.А. Тенишеву", в котором поэт рассказал об этой встрече и о времени, когда он учился в Череповце:

Мне сразу вспомнились и школа,
И детство, и с природой связь,
И Вы, мой добрый, мой весёлый,
Мой остроумный, милый князь...

Поэт счастлив, что снова увидел своего учителя.

И поздравленья принимая
От Вас и нежно Вас обняв,
Я вспомнил дни иного мая
И шорохи иных дубрав.

Кто окружал Игоря Лотарева в Череповецком реальном училище? С кем он учился? Нам удалось разыскать список его одноклассников.
Всего в списке 39 фамилий учеников 2-го класса, в том числе 7 оставленных на второй год, среди которых - будущий поэт Игорь Северянин (Лотарёв). Имена реалистов, к сожалению, не указаны, поэтому установить, кто они, весьма сложно.
Один из них - Александр Шеляпин. О нём мы писали в статье "Из истории череповецкой семьи". Его друг, Сергей Осовский, в 1905 году окончил 6-й класс реального училища, женился на сестре Александра Вере Шеляпиной, выпускнице Мариинской гимназии; занимался журналистикой.
Очень известной в Череповце была семья Шулятиковых. Ей принадлежал книжный магазин на Воскресенском проспекте, в котором продавались не только книги, но и открытки с видами Череповца. Их дошло до нас несколько десятков. На каждой надпись: "Издание книжного магазина И.П. Шулятикова". В том же помещении находилась и библиотека. Библиотека существовала как публичная, и ею пользовались горожане. Бывали там и реалисты, тем более что один из них был сыном владельцев библиотеки.
Михаил Шулятиков в течение двух лет учился в одном классе с Игорем Лотаревым. Позднее стал одним из организаторов социал-демократического движения в Череповце, в 30-е годы был арестован, в 50-е годы реабилитирован. Его внучка Шулятикова Елена - архитектор, автор статей о старом Череповце. Живёт в Петербурге. Вторая внучка, Шулятикова Татьяна, проживает в Череповце. Пенсионерка.
Дружеские отношения сложились у Игоря с сыном князя Тенишева Алексеем. Они не только учились, но и отдыхали вместе, что мы узнаём из поэмы "Роса оранжевого часа". Ещё об одном товарище Игоря Лотарева по реальному училищу мы узнали из воспоминаний бывшего ученика училища Петра Смирнова. История этих воспоминаний такова. Сохранились они в семье Гурьяновых. Глава семьи Фёдор Васильевич Гурьянов после окончания Петербургского университета преподавал в Череповецком реальном училище математику. Там же учились его сыновья. Один из них, Роман, живший в Ленинграде, передал рукопись в 1969 году своей череповецкой племяннице Гурьяновой Наталье. А она любезно предоставила её нам. Называются воспоминания так: "О моём земляке и товарище юности - об Игоре Северянине". Они ценны для нас тем, что это единственные воспоминания о череповецком периоде жизни Игоря Северянина. Относятся они к последним годам пребывания его в реальном училище, когда, как рассказывал Смирнов, Игорь жил на квартире у его тётушки М.П. Бахметьевой. Её сын, Николай Бахметьев, был одноклассником Игоря. Петр был их моложе, но они, а также Е. Ланг и В. Уткин, иногда допускали его в свою компанию, вместе гуляли, иногда курили. "Излюбленным местом для прогулок, - пишет он, - компания Лотарева имела Волковский пруд и Соляной городок. Однажды в Соляном Игорь угощал нас шоколадными конфетами. У Игоря уже были усики, которые он старательно мазал фиксатуаром. Я любил подшутить и спросил у Игоря фиксатуар и незаметно приклеил его к шоколадной конфетке и сказал: "Смотри, Игорь, я съел твой фиксатуар", - и откусил конфетку, а Игоря сразу же "ударило" в стихи". Позднее, студентом, он несколько раз бывал в Петербурге на поэзовечерах Северянина; на них, как он пишет, "творилось нечто невероятное: аплодисменты переходили в овацию всего зала, его чуть ли не носили на руках. Особенно женщины были в экстазе от стихов Северянина".
Поэт подарил ему сборник своих стихов "Златолира", а когда после революции он оказался за границей, Пётр на обложке этой книги написал такие строчки:

О Игорь наш очерепаненный!
Зачем ты скрылся за кордон!
О гениальный! О талантливый!
Попал в трагический полон!

Он не понимал тогда, почему Игорь оставил Россию, не знал, что с ним произошло, и где он находился. "Одни передавали, что он во Франции, другие - в Америке, и только позже стало известно, что Северянин в Эстонии", где суждено ему было провести более 20 лет и умереть на чужбине.
Череповецкое реальное училище Игорь Лотарев так и не закончил, проучившись в нём около пяти лет... Отец увёз его на Дальний Восток, а через полгода, за месяц до русско-японской войны, он возвратился в Петербург и поселился вместе с матерью. Было ему тогда 16 лет. Впереди его ждала слава "короля поэтов". А о пребывании на череповецкой земле он не забывал никогда: "Я любил край новгородский, где отрочество всё моё прошло". И хотя он пережил здесь немало горьких минут, очень тосковал о маме, о Петербурге, где прошло его детство, именно тогда впервые он осознал себя поэтом, понял, в чём его призвание.

О, в эти дни впервые лиру
Обрёл поэт любимый ваш.

Природа русского севера навсегда вошла в его сердце, и он воспел её в своих стихах. Не случайно и то, что он избрал для себя псевдоним Игорь Северянин. А за год до смерти он напишет такие строки:

Шексна моя, и Ягорба, и Суда...
Вас повидать опять - моё желанье,
Непобеждаемое, как весна...
"Сияет даль..." 1940.

Сочинения
Жизнь. Труды
Альбом
Аудио
Ссылки